Все мы когда-нибудь любовались удивительной природной красотой камней, богатством цветовых оттенков, волшебной игрой света в преломлении кристаллов. Мы — только любовались, а мастер Тамара Васильева сумела терпеливо изучить и «приручить» эти свойства, чтобы затем использовать при создании своих необычных произведений.

Сокровища в карманах

Родилась Тамара Александровна в 1953 году в Белоруссии, детство ее прошло в г. Каменске-Уральском Свердловской области. Решительная и целеустремленная, она всегда чётко знала, что ей нужно, и была готова идти наперекор обстоятельствам.

— Не совсем стандартное увлечение для девочки. Почему именно камни? — задаю первый вопрос.

— Меня с детства завораживали их необычные формы, цвета, порода. Пока подружки играли в куклы, я собирала на улице понравившиеся камешки, набивала ими карманы (ведь просто невозможно было не взять с собой такую красоту!) и тащила свои «сокровища» домой, — рассказывает Тамара Васильева. — Мама снисходительно журила, однако все чаще я замечала, что мои карманы оказывались зашитыми, а новую одежду покупали и вовсе без них.

В подростковом возрасте, видимо, наступило «обострение» — Тамара жадно поглощала литературу об уральских самоцветах и после окончания школы планировала поступить на ювелира. Не сложилось — подвело зрение, которое посадила за чтением книг.

Поступить на геологический факультет тоже не получилось — по баллам недотянула.

— Тогда я рассердилась и пошла учиться на геодезиста. Папа советовал устроиться на «Октябрь», тот самый легендарный советский завод, где производилась сложная приборная техника. Он там сам работал. Уже через три месяца я поняла: не мое это! Меня манили горы.

Свою последнюю практику в 1979 году Тамара Васильева проходила в Алтайской геофизической экспедиции в Горном Алтае. Очарованная здешней природой, будто почувствовала, что ей нужно остаться. Долгое время работала в Тургусунской партии геодезистом, старшим топографом, после развала АГЭ — заместителем председателя районного комитета по земельным ресурсам в Майме. И все эти годы она не переставала искать свой, особенный камень, за что получила прозвище Хозяйка Медной горы.

Через тернии к мечте

В 2002 году внезапная смерть сына перечеркнула все планы. Трагедия сильно надломила Тамару Васильеву, она была вынуждена вернуться на Урал. Купила небольшой дом в селе Маминском под Екатеринбургом и почти шесть лет восстанавливалась после тяжелого удара.

— Сила камней невероятно велика, — убеждена Тамара Васильева. — Когда настроение неважное или что-то не ладится, я просто беру камень в руки — и проблемы отступают, в сердце воцаряется покой.

Когда директор школы предложила Тамаре Александровне, учителю труда, вести занятия в клубе «Удивительный мир камня», она не раздумывая согласилась. Увлеченно читала ученикам лекции, рассказывала историю уральских самоцветов. А однажды решила научить ребят делать картины из каменной крошки. К слову, ее любимые темы — иллюстрации к сказам П. Бажова (две ее «Хозяйки Медной горы», кстати, хранятся в Республике Алтай — в Уймоне и Чендеке), пейзажи и цветы.

Возможно, так все и шло бы своим чередом, но в 2010 году в дом Васильевых снова постучалась беда.

— Пожар практически уничтожил жилье. На семейном совете было решено, что я возвращаюсь на Алтай, — рассказывает моя собеседница. — Может, когда-нибудь и дети сюда переберутся — они же все здесь родились.

Выбор пал на Чемальский район. В Усть-Семе мастерица сняла жилье и занялась любимым делом. Вскоре создала творческую мастерскую «Келескен», что в переводе с алтайского означает «Ящерица».

Название выбрано неслучайно — оно снова отсылает нас к творчеству Бажова. Ящерицы прислуживали Хозяйке Медной горы, сопровождали мастеров, которых Хозяйка приглашала в свое царство. Да и сама Малахитница тоже иногда показывалась людям в облике ящерки с крошечной короной на голове.

В приступе вдохновения

Что первоначально: идея или камень? На этот вопрос Тамара Васильева отвечает: «Я как увижу камень, сразу знаю, что это будет. Но пока внутри не сложилось, не трогаю его. Он должен «дозреть».

По образованию геодезист, а в душе художник, мастерица настолько тонко чувствует природу камня, что с легкостью определяет, какой лучше подойдет для очередной задумки.

— Некоторые экземпляры, — говорит она, — снаружи ничем не примечательны. Зато у них богатый «внутренний мир», который хорошо виден на срезе.

Материал для своих работ Тамара Александровна приобретает на Минерал-шоу в Екатеринбурге, в мастерских на Бажовском фестивале, получает в подарок, но чаще, прямо как в детстве, находит на улице. Причем не только она выбирает камни, но и камни сами ищут ее.

— Раньше могла за раз всю пенсию не задумываясь истратить на понравившиеся экземпляры. Если посчитать все деньги, то сумма получится приличная. Но я ни о чем не жалею!

По ее признанию, она дрожит над каждым, даже малюсеньким, осколочком — Бог знает, какой шедевр можно создать, когда придёт время. А еще разговаривает, советуется с камнями, потому что чувствует дыхание жизни внутри каждого.

— У каждого кусочка свой характер, своя загадка. Разгадаешь — родится шедевр, — мастерица ненадолго задумывается. — Хотя камень всё равно своё слово скажет!

Удивительно, но грубая оболочка хранит много секретов. Тамара Александровна даже внутри минералов находит миниатюрные изображения, главное — включить фантазию. А уж о своих находках она может рассказывать часами!

— Есть очень хрупкие и слоистые породы, например нефрит, работать с ним ой как нелегко, он мне дает ровно столько лепестков, сколько нужно, например, для розы. И ни одним больше! К тому же не все камни «дружат» между собой — это обязательно нужно учитывать.

Белый непрозрачный кварц, желтый кальцит, зеленый малахит, розовый аметист, медовый янтарь, голубой агат, лазурит, змеевик, яшма, жадеит, чароит… От названий и оттенков пестрит в голове. И это только малая часть той палитры самоцветов, которую использует мастерица в создании картин.

Здесь, на Алтае, Тамара Васильева наконец нашла свой заветный камень — стихтит. Минерал редкий, уникальный и невероятно сложный в обработке. А его сиренево-фиолетовая палитра кажется совершенно фантастической!

Процесс превращения каменного куска в пейзаж или натюрморт — труд нелегкий. Кувалда весом несколько килограммов и наковальня — вот весь инвентарь. Сама себя Тамара Александровна шутя называет «камнедолбом». По ее убеждению, именно ручной труд помогает добиться самых лучших результатов. К тому же даже изъяны образцов можно превратить в их достоинства — а это получается лишь тогда, когда прикасаешься к камню собственными руками. Детали подгоняются друг к другу так плотно, чтобы стыка практически не было видно. Иногда картина появляется на одном дыхании, иногда процесс создания занимает неделю. Каждая работа уникальна и неповторима. Всё по той же причине: камень подсказывает, как ему лучше.

Думается, о том, как сделать каменный цветок, знал не только Данила-мастер из сказа Бажова. Тамара Васильева, ловко управляясь с камнями, создает невероятные букеты фиалок, роскошных ирисов, хризантем, роз, пионов, сирени, лилий и даже гроздья рябины!.. Все они как живые — объемные, с листиками, прожилками, хрупкими тычинками. А при попадании прямого света на картину начинается невероятная игра оттенков!.. Разве повернется язык назвать такие цветы искусственными? Да и выражение «холодная красота» — не просто образ. Натуральные камни действительно прохладные на ощупь.

Работы Тамары Александровны обретают ценителей по всему миру. Хранятся в музеях и частных коллекциях в России, Франции, Монголии, Японии, Китае.

Огромная любовь к своему делу, фантазия, мастерство в конечном итоге привели к созданию своеобразного направления в изобразительном искусстве, название которому еще предстоит придумать, а пока назовем его «Васильевским» стилем.

И все-таки помимо камней есть у этой хрупкой женщины и вполне женские увлечения. В свободное время она вяжет, шьет, выращивает цветы и овощи на большом приусадебном участке. Это помогает не захлебнуться в бесконечности идей и образов. Еще это — способ отвлечься. Передохнёшь — и опять вдохновение, полёт.

А недавно она стала еще на один шаг счастливее. У нее родилась правнучка Мирослава. По словам нашей героини, не скрывающей радости, малышка уже испытывает неподдельный интерес к инструментам — растет смена.

— Скучать мне некогда, — смеется Тамара Александровна (она вообще не любит унывать). — Есть работы, которые можно было бы продать, но… Хочу оставить себе, отогреться возле них. В последнее время я стала чаще смотреть не под ноги, а наверх. Задумываю сделать в камне небо с плывущими по нему облаками…

Татьяна РУССКИХ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.