Полгода санкций сформировали в России новую экономическую среду. Как она выглядит?

Публикация агентства Bloomberg о том, что Россию якобы ждет рецессия в ближайшее десятилетие, является не более чем «рабочей страшилкой», так как на самом деле разработанные на этот счет сценарии говорят лишь о том, что произойдет, если Россия не станет сопротивляться западным санкциям.

Об этом заявил журналистам министр экономического развития РФ Максим Решетников на полях Восточного экономического форума (ВЭФ). В ночь на 6 сентября Bloomberg со ссылкой на закрытый отчет в правительстве о состоянии российской экономики сообщил, что страну ждет многолетняя рецессия из-за импортозависимости различных отраслей и ужесточения санкций.

Агентство рассказало об «инерционном» и «стрессовом» сценариях развития экономики РФ. «К этим сценариям надо относиться как к рабочим страшилкам. Это аналитические расчеты, которые мы использовали как раз для расчета, что будет, если мы не будем сопротивляться, ничего не будем делать», — объяснил журналистам Решетников.

При этом правительственный портал «Объясняем.рф» сообщил, напротив, о целевом сценарии Минэкономразвития, который называется «ускоренная адаптация к санкциям». «Он основан на реализации системных решений правительства, которые позволят уже в 2024 году преодолеть турбулентность и выйти на устойчивый рост», — отметил Решетников.

Этот сценарий, который рассматривается как приоритетный, предполагает, что в 2024 — 2025 гг. рост ВВП России составит 2,6%, а в последующие годы выйдет на целевые 3%. В целом до 2030 года ВВП превысит показатель 2021 года на 17%, а реальные доходы населения за этот же период вырастут на 20%.

Но в целом российская экономика находится под небывалым давлением. На конец августа 2022-го в отношении России действовало 11814 санкций, более 77% из них введено с 22 февраля.

Реагируя на это давление, российское правительство разработало собственный план антисанкционных мер. На 8 августа в нем было 11 пакетов с 314 мерами, из которых уже стартовали 262. Все это сформировало в России новую экономическую среду с новыми правилами и требованиями, по которым в ближайшее время предстоит жить всем нам.

Российская экономика на санкции отреагировала сдержанно. После всплеска потребительской инфляции в марте до 16,9% в последующие месяцы рост цен замедлился и даже немного откатился назад. По данным Банка России, по итогам июля годовая инфляция уменьшилась до 15,1%.

«В базовом сценарии Банк России ожидает, что к концу 2022 года она уменьшится до 12 — 15%. С учетом проводимой денежно-кредитной политики годовая инфляция составит 5 — 7% в 2023-м
и вернется к 4% к 2024-му» — говорилось в информационно-аналитическом комментарии «Динамика потребительских цен» от 12 августа.

Также не оправдались мрачные прогнозы по падению ВВП. Еще в мае ИНП РАН в рамках инерционного прогноза ожидал спада ВВП около 10% по итогам 2022 года. Основой такого снижения должно было стать падение импорта более чем на 30%, экспорта — на 20%, а также инвестиций в основной капитал — на 15%. К счастью, этот сценарий не реализовался. По оценке Мин-экономразвития, во втором квартале инвестиции в основной капитал выросли на 4,1% год к году в реальном выражении. В итоге, по данным Росстата, сокращение объемов ВВП в годовом выражении в июле также замедлилось до -4,3% год к году.

Такая динамика обнадеживает. «Пик кризиса экономика уже прошла. Сейчас время становиться на устойчивые рельсы экономического роста. Безусловно, работа предстоит тяжелая в плане перестройки многих производств, торговых отношений и логистических цепочек», — считает доцент кафедры экономической теории РЭУ им. Г.В. Плеханова Татьяна Скрыль.

Однако уровень неопределенности экономической ситуации остается высоким. Переход на новые рельсы будет происходить в принципиально новых условиях. «Необходимо учитывать, что ряд санкционных ограничений введен недавно и, по сути, их эффект еще оценить сложно. Часть объявлена, но еще не введена в действие, а некоторые, такие как потолок цен на российскую нефть, анонсированы, но непонятны как предлагаемый механизм реализации, так и его практическое влияние на экономику и даже сама осуществимость таких мер», — предостерег первый вице-президент ЦСР Борис Копейкин.

Имеет значение и внутренняя реакция на внешнее давление. Ситуация, сложившаяся в российской экономике к осени, принципиально отличается от той, что была еще в начале года. «Ориентация на обеспечение технологического суверенитета, новый этап импортозамещения наряду с резким сокращением экспортно-импортных операций создают новый формат экономического ландшафта страны», — отметил директор Центра региональной политики Института прикладных экономических исследований (ИПЭИ) РАНХиГС Владимир Климанов.

Пакеты мер в рамках антисанкционного плана правительства практически перекроили экономико-правовое поле страны. «В финансах в первую очередь можно выделить предоставление на льготных условиях кредитов, налоговых каникул. Увеличение доли госзаказов способствовало росту ряда важнейших экономических показателей, увеличению объемов производства российских предприятий, которые со временем будут продолжать расти. В целом по стране можно наблюдать сокращение доли теневого сектора и рост эффективности государственных расходов», — указал на ключевые решения правительства доцент кафедры экономики и финансов общественного сектора ИГСУ РАНХиГС Даниил Гоненко.

Граждане скорее всего оценили способность правительства управлять инфляцией и наполнять полки в магазинах. «Прекращение взаимодействия с рядом компаний из недружественных стран могло нанести более существенный удар по экономике страны, если бы не меры правительства, направленные на поддержку и развитие народно-хозяйственного комплекса страны», — отметил Гоненко.

Дело в том, что значительная часть производства в стране ориентирована на внутреннее потребление, поэтому оно остается востребованным. «Для внешнего мира мы, как и прежде, выступаем как экспортеры нефти, природного газа, металлов, минеральных удобрений, зерна. В этом смысле «открытость» России сохраняется», — подчеркнул Климанов.

Импорт по-прежнему остается уязвимым местом в экономике. Нужно наполнить не только рынок товаров, но и обеспечить сырьем производство, открыт вопрос поставок деталей для импортного оборудования. «В этой ситуации оказываются крайне важными усилия органов власти по поддержке экономических агентов, ищущих новые пути взаимодействия с внешним миром, усилия по поддержке предприятий и их работников, столкнувшихся с жесткими ограничениями», — считает Копейкин.

Также максимальное внимание необходимо уделять логистике. «Сегодня российские предприятия, которые были ориентированы на импорт, вынуждены находить обходные пути через Китай, Турцию, Арабские Эмираты, страны СНГ и т.д.», — указал Гоненко. В восстановлении экономики России есть на что опереться. «Основу роста составит сырье. Сверхдоходы от продажи нефти и газа должны быть перераспределены на инвестирование и развитие инфраструктурных проектов внутри страны», — считает Скрыль.

Важно также объединение усилий государства и бизнеса. «Возможно, учитывая долю крупных компаний в создании ВВП России, стоит рассмотреть опыт Японии, где предприятия малого и среднего бизнеса — неотъемлемая часть экономики. Так, для страны характерно объединение государства и крупного капитала для решения общественных и национальных проблем. Поэтому координация и вмешательство со стороны правительства в деятельность МСП — это обычный процесс. Положительной чертой такого контроля является то, что государство осуществляет всяческую поддержку таких предприятий и очень быстро реагирует на проблемы данного сектора экономики», — предложил Гоненко.

При этом важно, чтобы российская экономика сохраняла свой рыночный характер и оставалась открытой.

«На самом высоком уровне декларируется, что мы не закрываемся от внешнего мира, а как раз наоборот, ищем новые пути взаимовыгодного взаимодействия. Также много говорится о поддержке предпринимательства и частной инициативы. Все это и надо продолжать осуществлять для роста экономики», — подчеркнул Копейкин.

«Российская газета»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.