20 сентября исполнилось 85 лет со дня рождения Якова Андреевича Пустогачева (1937 — 1996) — известного общественного деятеля Республики Алтай, директора Горно-Алтайского научно-исследовательского института истории, языка и литературы (в настоящее время – НИИ алтаистики им. С.С. Суразакова).

Родился Яков Андреевич в с. Шукша Турочакского района. После окончания семилетки в 1954-м поступил в Горно-Алтайский зооветеринарный техникум. С 1958 по 1961 год был заведующим ветеринарным пунктом в селе Курмач-Байгол.

С 1961 по 1988 год его главным делом была общественно-политическая деятельность. Он работал первым секретарем Турочакского райкома ВЛКСМ, заведующим отделом комсомольских организаций обкома комсомола, лектором и заведующим Домом политического просвещения обкома КПСС, секретарем Турочакского райкома КПСС и председателем исполкома районного Совета народных депутатов. В эти годы Я.А. Пустогачев окончил Высшую партийную школу в Новосибирске и защитил кандидатскую диссертацию.

В 1988-м был назначен директором Горно-Алтайского научно-исследовательского института истории, языка и литературы, который 22 февраля 1995 года на основании постановления Президиума Государственного Собрания — Эл Курултай был переименован в Горно-Алтайский институт гуманитарных исследований. На этом посту Яков Андреевич оставался до последних дней своей жизни.

Я.А. Пустогачев награжден орденом Дружбы народов, знаком ЦК ВЛКСМ «За активную работу в комсомоле», медалью «За освоение целинных и залежных земель», дипломом Выставки достижений народного хозяйства.

В память о Якове Андреевиче Пустогачеве представляем вниманию читателей воспоминания (в сокращении) его коллег по работе, друзей, опубликованные в сборнике «Могучего кедра сын» (составитель Н.А. Майдурова).

Лидер

Добрые слова о друге, соратнике Якове Андреевиче Пустогачеве мы можем говорить бесконечно. С высоты прошедших лет, осмысливая его жизненный путь, часто ловлю себя на мысли, что мы выросли, учились и стали общественными деятелями в одно время в среде земляков в родном краю.

За долгие годы совместной работы на руководящих должностях автономной области мы до деталей прониклись в жизненные этапы друг друга. Как говорится, слились не только душой, но и образом жизни, взглядами на проблемы своего времени.

После срочной службы в рядах Советской армии мне удалось побывать в родном селе Якова Андреевича. В его земляках увидел добрых, открытых и великих тружеников. Как они знают и почитают свой край, богатства тайги, рек, озер! Перед моим взором предстали единство живой и неживой природы, флора и фауна, люди, знающие законы природопользования, бережно относящиеся к богатствам Алтая. И нетрудно было догадаться, откуда у Якова Андреевича такой природный ум, широта мышления, рациональность и конкретность в делах.

Он вырос в нужде, в труде, в постоянном поиске путей выживания — не только для себя лично, а прежде всего для братьев и сестер, для родных. И в этом поиске Яков выступал лидером ватаги сверстников, помощником родителей, как говорится, снискал доверие взрослых.

Нелегкие условия закаляли характер, приучали к настойчивости, трудолюбию и самостоятельности. Словом, уроки жизни не прошли для Якова Андреевича даром. Неслучайно он впоследствии стал комсомольским вожаком, секретарем райкома комсомола.

Тот период нашей жизни был насыщен многочисленными мероприятиями среди школьной, студенческой и рабочей молодежи. И где бы мы ни участвовали, всегда Яков Андреевич был лидером.

Хороший собеседник, знаток основ жизни сельской молодежи, отличный лыжник, волейболист, стрелок, он любил дискуссии на политические темы. Яков Андреевич задавал тон и темп любого мероприятия, объединял людей, заботился о коллегах.

Мы с ним были участниками областных, региональных и всероссийских мероприятий, ездили в Москву, Челябинск, Новосибирск, Барнаул. Встречались с учеными, писателями, художниками, артистами, космонавтами. И всюду были желанными гостями, не только представителями, а страстными пропагандистами лучших традиций и культуры своего народа, красоты и богатств родного края.

Мой коллега обладал и знаниями, и культурой общения, и организаторскими способностями. Ему помогало детальное знание родного края, законов природы, традиций жителей гор и Прителецкой тайги.

Он был одним из лучших и перспективных секретарей райкомов КПСС области и края, работал в аппарате обкома КПСС, заведовал Домом политпросвещения обкома партии. Его закалила должность председателя райисполкома.

Яков Андреевич успешно справлялся с доверенным делом и никогда не прекращал работу над собой.

Я.А. Пустогачев длительное время трудился над кандидатской диссертацией. Это был период, когда ценились принципы социализма, коммунистической идеологии, в то же время зарождались плюрализм, неформальные движения, даже глобальные обобщения в области теории социализма, многопартийности, демократизации общества.

В таких условиях над кандидатской диссертацией мог работать высокой культуры и личной самоорганизации, очень настойчивый человек. Последние годы научный труд он совмещал с работой председателя Турочакского райисполкома. Это поистине подвиг.

Хорошо помню, были споры над отдельными выводами и аргументациями Якова Андреевича в его автореферате. Для разрешения разногласий мне приходилось посылать его диссертацию в Москву — в Институт марксизма-ленинизма. Конечно, были разные суждения у разных научных школ. Столичные ученые пытались утверждать «истину в последней инстанции». Но Якова Андреевича хорошо знали ученые сибирской научной школы, которые отстояли основные положения диссертации моего друга и коллеги.

Яков Андреевич успешно защитил свое детище, стал кандидатом исторических наук.

Став директором Горно-Алтайского института гуманитарных исследований, Я.А. Пустогачев начал более тесно взаимодействовать с учеными Сибири. Им много сделано для повышения общественного статуса института, для расширения и укрепления деловых связей с академическими институтами СО РАН.

Многие годы Яков Андреевич взаимодействовал с академиком Анатолием Пантелеевичем Деревянко, доктором исторических наук Владимиром Ивановичем Бойко, коллегами из Тувы, Хакасии, Якутии, Калмыкии и Монголии.

Я.А. Пустогачев был подлинным интернационалистом, страстным пропагандистом истории, культуры, традиций своего народа. Он до конца своей жизни оставался теоретиком, певцом дружбы народов, единства этноса и многообразия красок материальной культуры, языка и традиций коренного населения. Об этом Яков Андреевич говорил публично, в своих научных трудах, при работе среди русского, алтайского и казахского народов, в кругу своих земляков кумандинцев и челканцев, теленгитов и тубаларов.

Мой друг и коллега беспредельно любил свою супругу Раису Ивановну Мамаеву, сына Аржана, дочь Сахаяну. Как он готовился к встрече с ними после командировок, дальних и близких поездок! С большим вниманием выбирал всем подарки.

Для меня Яков Андреевич Пустогачев — пример вечной дружбы народов России и величавой скромности населения Алтая.

Б.К. АЛУШКИН

Директор

Яков Андреевич Пустогачев пришел работать директором нашего института летом 1988 года. И он действительно многое сделал для его развития, для поднятия его престижа, для того, чтобы работа коллектива стала интересной, разнообразной, связанной с жизнью области, общественной деятельностью. Материальная база тогда была убогой: допотопная мебель, старое оборудование и т.д. Мы с этим уже свыклись, для нас такая обстановка была привычной, но Якова Андреевича все это привело в ужас. И первым делом он постарался сменить мебель, обновить оборудование, сделать ремонт, а это было нелегко в пору всеобщего дефицита. И что самое отрадное, библиотечный фонд стал быстро пополняться новой литературой.

Яков Андреевич был хорошим организатором — открыл институт для новых идей, новых веяний, сам старался участвовать во многих проектах. При нем появились новые секторы — социологии, искусствоведения, пришли новые люди, молодых сотрудников отправили учиться в аспирантуру. Работники института активно участвовали в общественной жизни, которая в конце восьмидесятых — начале девяностых годов буквально бурлила. Институт принимал активное участие в дискуссии по поводу строительства Катунской ГЭС, причем сам директор выступал за ее строительство, часть же сотрудников — против, но эти разногласия не мешали общей работе.

С приходом Якова Андреевича в институте стало больше проводиться научных и научно-практических конференций. В первый год своего директорства Яков Андреевич провел большую конференцию по проблемам алтайской литературы, в 1989-м — конференцию, посвященную 120-летию алтайской грамматики. Причем мероприятия имели общественный резонанс, выходили на широкую аудиторию. Сотрудники института и сам Яков Андреевич принимали активное участие в конференциях других научно-исследовательских институтов. Он неоднократно выступал с научными сообщениями в Улан-Удэ, Москве, Новосибирске, Якутске. Участвовал в конференциях Постоянного алтаистического конгресса (ПИАК) в Алма-Ате и Париже, в конференции университета Мармари г. Стамбула. Его выступления, особенно по вопросам современного развития народов Алтая, вызывали интерес.

Он приходил на работу очень рано, был очень трудолюбив, старался сам вникнуть в дела секторов, отдельных исследований по истории, социологии, фольклористике. Благодаря его вниманию и поддержке была реализована работа по завершению алтайских томов памятников фольклора народов Сибири и Дальнего Востока.

Сам он прекрасно знал обряды, обычаи и фольклор чалканского народа, умел петь и пел при случае старинные чалканские песни. Много сил отдал организации ассоциации северных этносов. Сам писал устав, положение об ассоциации, много работал по ее регистрации. Неоднократно участвовал в съездах малочисленных народов, в том числе Кузбасса.

Он был членом Объединенного ученого совета Института истории, филологии и философии Сибирского отделения РАН и постоянно привлекал к сотрудничеству, к разработке отдельных тем ученых-новосибирцев. Так, совместно с ними разрабатывалась Социально-экономическая программа развития Турочакского района в условиях рыночной экономики.

В начале 90-х годов был создан совместный Алтайский международный центр гуманитарных и биосферных исследований. Его учредителями стали СО РАН и Горно-Алтайский республиканский Совет народных депутатов. Яков Андреевич принимал в этом проекте самое активное участие и был одним из его содиректоров.

Его любимым делом всегда была общественно-политическая деятельность, которой он уделял много времени. Он являлся депутатом первого созыва Государственного Собрания — Эл Курултай. Я совместно с некоторыми сотрудниками нашего института была в его выборном штабе и ездила в Турочакский район агитировать избирателей. Тогда увидела, каким исключительным уважением он пользовался, люди все помнили и были благодарны ему за то, что он сделал для развития района, для улучшения жизни своих земляков, будучи председателем Турочакского райисполкома. При нем были построены школы, клубы, детские сады, мосты через реки Бию и Тулой, изменился облик райцентра, введено круглосуточное обеспечение электроэнергией и многое другое.

Общественная деятельность занимала в его жизни большое место. Он был членом всевозможных комиссий: ресисполкома Совета народных депутатов, комиссии по межнациональным отношениям крайисполкома, Российской комиссии по межнациональным отношениям.

Яков Андреевич очень тяжело перенес утрату наших корифеев В.Н. Тадыкина, Ф.А. Сатлаева и В.И. Эдокова, которых уважал, несмотря ни на что, и считался с их мнением. Он не раз говорил, что институт опустел, трудно без них. И вскоре сам ушел. Он старался, чтобы работа нашего коллектива была интересной, связанной с современной жизнью и ее проблемами, но, к сожалению, не всегда был понят своими коллегами.

С.Н. ТАРБАНАКОВА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *