Сегодня вновь все чаще говорят о необходимости реформирования школьного, профессионального и высшего образования. И хотя реформируя вовсе не обязательно следовать идее «разрушим до основания, а затем…», часто именно так и происходит (не только в образовании). А лучше бы, наверное, хорошо проанализировать и взять самое хорошее из того, что уже когда-то было, разумеется, адаптировав к современным реалиям. Материал, размещенный ниже, основан на информации Леонида Масловского, опубликованной в 2017 году в его авторском блоге.

В соответствии с потребностями

В 1914 году в России было 95 высших учебных заведений, в 1939-м в СССР — 750. Их количество росло в соответствии с потребностями народного хозяйства, просвещения и культуры.

Число школьников, учащихся высших и средних специальных учебных заведений в нашей стране увеличивалось даже во время войны. На экскурсии по столице вам, возможно, расскажут, что московские школьники в военные годы производили изделия для подводных лодок, тогда как на самом деле они ходили в школу даже в осаждённом Ленинграде, а детали для фронта изготавливали учащиеся ремесленных училищ. Изготовление деталей и целых узлов (как для военных целей, так и для мирной продукции) входило в программу их обучения.

Ещё в 1920-м для подготовки квалифицированных рабочих были созданы фабрично-заводские ученичества (ФЗУ), в которых учились три-четыре года: подростки в большинстве были малограмотными, профессиональное обучение сочеталось с общеобразовательным. Позже в зависимости от получаемой профессии учились от шести до 18 месяцев.

Постановлением Совнаркома от 2 октября 1940 года было создано Главное управление трудовых резервов (на местах — республиканские, краевые и т.д. управления), преобразованное в 1946-м в Министерство трудовых резервов Союза ССР. Тогда же вышел указ Президиума Верховного Совета СССР «О государственных трудовых резервах СССР». Им учреждались:

1) ремесленные училища с двухлетним курсом для подготовки квалифицированных металлистов, металлургов, химиков, горняков, нефтяников и представителей других профессий;

2) железнодорожные училища с двухгодичным сроком обучения для подготовки рабочих железнодорожного транспорта;

3) школы фабрично-заводского обучения (ФЗО) с шестимесячным сроком обучения для подготовки рабочих массовых профессий.

Их учащиеся были на государственном иждивении (бесплатное обучение, обеспечение питанием, одеждой, обувью, бельем, учебниками, учебными пособиями и общежитием). Для воспитанников ремесленных и железнодорожных училищ была предусмотрена форменная одежда.

Ежегодно призывали (мобилизовали) от 800 тысяч до миллиона человек рабочей и колхозной молодежи для обучения в ремесленных и железнодорожных училищах и школах ФЗО. Окончившие их минимум четыре года были обязаны проработать на государственных предприятиях. Только во время Великой Отечественной войны в этих заведениях было подготовлено два миллиона рабочих сложных и массовых профессий.

Замечательный педагог А.С. Макаренко в одной из своих статей так конкретизировал задачу: «Мы желаем воспитать культурного советского рабочего. Следовательно, мы должны дать ему образование, желательно среднее, квалификацию, должны его дисциплинировать… воспитать у него чувство долга и понятие чести… Он должен быть веселым, бодрым, подтянутым, способным бороться и строить, способным жить и любить жизнь, он должен быть счастлив. И не только в будущем, но и в каждый свой нынешний день».

Право граждан на образование согласно статье 45 Конституции СССР 1977 года обеспечивалось бесплатностью всех его видов, всеобщим обязательным средним образованием молодежи и рядом других параметров.

Союзным республикам — вузы!

Среднее специальное техническое образование получали в техникумах (индустриальных, транспортных, сельскохозяйственных и других), среднее специальное педагогическое, музыкальное, медицинское и т.д. — в училищах. В те и другие заведения принимали на конкурсной основе. Всех учащихся обеспечивали стипендией, нуждающихся — общежитием. По окончании техникумов защищали дипломные проекты, училищ — сдавали экзамены государственным квалификационным комиссиям. Выпускники школ и училищ имели право поступать в высшие учебные заведения после того, как не менее трех лет проработали по своей специальности (отличники допускались без отработки).

Выпускники техникумов трудились техниками, мастерами производственных участков, в отдельных случаях начальниками цехов, педагогических училищ — как правило, преподавали в начальных классах, музыкальных — в музыкальных школах. Медицинские училища готовили средний медперсонал для поликлиник и больниц.

В дореволюционной России только очень немногие женщины получали высшее образование на женских курсах и в нескольких общественных учебных заведениях. В университеты и казенные технические вузы они не допускались. Во всех республиках Советского Союза все учебные заведения были одинаково открыты для мужчин и женщин. Уже в 1940-х каждая союзная республика имела свои университеты (один или несколько). В Украинской ССР их было семь, в Узбекской и Литовской ССР — по два, в остальных республиках — по одному.

Во время Великой Отечественной войны, несмотря на тяжелые условия, советские высшие учебные заведения не прекратили работы по подготовке необходимых СССР кадров для обеспечения не только фронта, но и промышленности, транспорта, сельского хозяйства, здравоохранения, просвещения. Много вузов было эвакуировано вглубь страны, учебную и научно-исследовательскую работу они продолжали в новых местах (в частности, и ГАГПИ,
ныне ГАГУ, возник на базе эвакуированного Московского пединститута).

С 1941 — 1942 по 1945 — 1946 учебный год число учащихся школ и студентов высших и средних специальных учебных заведений ежегодно возрастало (снижалось только в 1942-м). Количество школьников увеличилось с почти 18 миллионов до 26,1 миллиона, учащихся средних специальных учебных заведений — с 415 тысяч до 1,8 миллиона, студентов вузов — с 313 тысяч до 730 тысяч. Высшая школа выпустила за годы войны 182,6 тысячи высококвалифицированных специалистов, которые вместе со всем народом возвели СССР в ранг сверхдержавы мира. Молодые строители коммунизма решили стоявшие перед страной задачи: вместе со всем советским народом разгромили врага, вдвое превзойдя его в производстве оружия, и на десятилетия обеспечили безопасность Родины перед лицом агрессивного и технически развитого Запада.

К 1970-му сеть высших учебных заведений по сравнению с дореволюционной ситуацией возросла в восемь раз, количество студентов — в 41 раз и в 1970 — 1971 учебном году превысило 4,56 миллиона человек. Особенно показателен рост вузов в союзных республиках. В Белоруссии, Узбекистане и Казахстане до революции не было ни одного высшего учебного заведения. К 1970-му в Белорусской ССР их стало 28, в Узбекской ССР — 40, в Казахской ССР — 45. К сожалению, об этом сегодня не знают большинство жителей бывших республик СССР.

Все флаги в гости

Вузы, особенно университеты, являлись научными центрами. Участие в научной деятельности принимали не только преподаватели, но и студенты — научные студенческие общества и центры были почти во всех вузах, которых к 1975 году было уже 856 (в их числе 65 университетов). В них обучались свыше 4,9 миллиона студентов — по численности на 10 тысяч населения Советский Союз значительно превзошёл Великобританию, ФРГ, Францию, Японию и другие развитые страны.

Наибольшее число студентов в 1975 — 1976 учебном году обучались в вузах промышленности и строительства — около 2 млн. человек, а также в педагогических — около 1,5 млн. Советское государство уделяло огромное внимание просвещению народа и на подготовку преподавателей направляло количество денежных средств, соизмеримое с затратами на подготовку специалистов промышленности.

В высших и средних специальных учебных заведениях СССР обучались представители 134 стран (в 1975-м — 44 тысячи иностранных граждан). Ежегодно СССР командировал за рубеж более 17 тысяч профессоров, преподавателей, аспирантов, студентов и принимал столько же из других стран. В институты и университеты абитуриенты поступали на конкурсной основе по баллам, набранным при сдаче вступительных экзаменов (в зависимости от профиля плюс обязательный русский язык). Число поданных заявлений, как правило, во много раз превосходило количество мест. В результате в институты принимали самых одарённых. Были льготы для тех, кто отслужил в армии, отработал на производстве и для других категорий, но и при таких отступлениях система исключала попадание в вузы бездарных или не обладающих необходимыми знаниями абитуриентов.

В «свободное» время платное обучение открыло дорогу всем, у кого есть деньги, что уменьшает профессиональный уровень педагогов, врачей, инженеров и работников других профессий, требующих высшего образования. Институты поставлены в условия, когда в школах решают, кого они должны принимать, а ответственность за качество подготовки специалистов возлагается на институт. Такие решения противоречат здравому смыслу и интересам общества.

Статус университета в Советском Союзе присваивали очень немногим учебным заведениям. Особое место по своему историческому прошлому и роли, которую он сыграл в культурном развитии нашей Родины, по числу и разнообразию факультетов, количеству студентов и обилию высококвалифицированных профессоров занимал и занимает Московский университет имени М.В. Ломоносова.

С 1946 года все учебные заведения в организационном и учебно-методическом плане подчинялись специально образованному Министерству высшего образования, в хозяйственном и финансовом отношении — профильному министерству (по крайней мере, большинство технических институтов). Это позволяло лучше учитывать потребности отрасли в специалистах нужной профессии, платить студентам более высокие стипендии и в целом выделять на процесс обучения больше средств.

Великая советская держава даже в самые трудные времена заботилась о будущем страны, её гражданах, молодых людях.

Из комментариев:

— Тема подготовки кадров (особенно рабочих) актуальная и острая. Говоря о развитии системы Государственных трудовых резервов и её колоссальном трудовом вкладе в производство вооружения и боеприпасов, нельзя не упомянуть социальный аспект — ФЗУ и школы ФЗО для сирот и инвалидов, созданные уже во время войны. Рискну предположить, что ощущение справедливости советского строя было нерушимым, пока система образования играла роль реального социального лифта. Применительно к системе профессионального образования — до тех пор, пока быть рабочим считалось престижным. Поэтому, несмотря на то что до 1957 года в трудовые резервы мобилизовывали (призывали), по целому ряду специальностей существовал конкурс.

В середине 1960-х произошел перелом в общественном сознании. Престиж рабочих профессий стал быстро падать. Возник феномен хронического невыполнения профтехучилищами плана набора учащихся. Вот здесь-то и кроется, на мой взгляд, главная загадка, что же произошло в 1960-е с общественным сознанием. Ведь СССР был, можно сказать, «рабочей цивилизацией».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.