В читательских письмах, адресованных редакции по случаю очередной подписной кампании, есть просьбы печатать фельетоны о нашей современной жизни. Некоторые подписчики, вспоминая областную газету двадцати-тридцатилетней давности, отмечают острое перо журналиста Демьянова, он, можно сказать, в совершенстве владел сатирическими жанрами. В свое время один из его фельетонов, который назывался «С легким паром!», наделал много шума в «высоких» кабинетах.

Однако мало кто знает о невидимых миру слезах, о проблемах, которые возникли до и после публикации совершенно безобидного для наших дней фельетона о проблемах городской бани.

А дело было в разгар холодов. В партийный отдел редакции, в котором работал Ф.Н. Демьянов, вбежал взлохмаченный человек и потребовал написать о безобразиях, которые творятся в нашей бане. Федор Николаевич, курировавший работу комитета народного контроля, внимательно выслушал «живописания» очевидца и пошел посоветоваться с коллегами. Борис Леонидович Козловский и Юрий Сергеевич Кузьмин одобрили поход в баню за паром и статьей.

Ю.С. Кузьмин

Федор Николаевич на короткое время сменил профессию, а тогда была модной рубрика «Журналист меняет профессию», и отправился в баню, прихватив, как полагается, веничек и тазик. А вот Юрий Сергеевич поспешил на третий этаж к художнику-ретушеру Мирославу Павловичу Чевалкову, для того чтобы заказать рисованное клише, ведь в бане нельзя фотографировать.

…Полдня все ждали, когда же Демьянов придет из бани. В фотолаборатории у Игоря Сязина приготовились к встрече с героем. Из бани Федор Николаевич пришел без веника, но живой. В теплой компании он начал рассказывать о своих приключениях. В городской бане действительно не было пара, вода из-под кранов бежала, как говорится, с переменным успехом и можно было только принять контрастный душ. Ну, словом, натерпелся и чуть не замерз.

Обо всем этом Федор Николаевич вскоре и поведал миру. А Мирослав Павлович подготовил рисованное клише. В секретариате, как выразился Борис Леонидович, фельетон «засилосовали», но все же он увидел свет. Когда на утренней планерке развернули газету, то на рисунке все узнали худощавого, бородатого Юрия Сергеевича с веником и тазиком. Художник срисовал портрет Кузьмина, решив, видимо, что в баню пойдет он, а не Демьянов.

Реакция была молниеносной. Шквал звонков из горисполкома, облисполкома. Я слышал объяснения Кузьмина, так как работал тогда в сельхозотделе. Реакция Юрия Сергеевича была проста: мол, сходите в баню сами и погрейтесь, и на этом разговор заканчивался.

Для порядка Федору Николаевичу едва не дали строгача, но все обошлось, ибо люди от души посмеялись над бессилием тогдашних городских властей, а разговор о фельетоне «спустили на тормозах». Зато Федор Николаевич долго не ходил в ту баню, которую после его выступления все же привели в порядок.

Смелости Федора Николаевича Демьянова, его острому перу многие тогда потихоньку завидовали. Представить наш журналистский коллектив тех лет без Демьянова было просто невозможно.

А. Алексеев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.