Кто будет любить моих детей сильнее, чем он? Никто, наверное, — смотрела куда-то вдаль и с горечью тихо говорила сноха Айгуль. — Мой муж — его старший брат, — хоть и отец, не так любит их, как он… Алтайчы ухаживал за ними с малых лет. Накормит, оденет, поиграет, в садик отведет, заберет…

Учительницу алтайского языка и литературы Антонину Альбертовну Тундинову в Куладе знают все. Сейчас она на пенсии. Вместе с супругом Амыром Александровичем (глава семьи Тундиновых умер от болезни много лет назад) они вырастили троих сыновей. Старшего зовут Амыргы, среднего — Алтайчы, младшего — Мерген. Всех парней из-за распространенной в прошлые времена коллизии зарегистрировали с отчеством Мирович…

Алтайчы Мирович Тундинов из алтайского рода кара майман родился 27 декабря 1981 года в селе Кулада Онгудайского района. Здесь же окончил школу. В Горно-Алтайске прошел курсы по вождению большегрузов в автошколе ДОСААФ. Затем на два года ушел в армию. Срочника после учебки из Читы направили в Чечню в подразделения мотострелковых войск.

В тот период шла вторая чеченская кампания. На Северном Кавказе федеральные силы вели масштабную контртеррористическую операцию. Демобилизованный Алтайчы Тундинов тоже решил принять в ней участие и поступил на контрактную службу. Когда её срок завершился, вернулся домой. Получил статус ветерана боевых действий в локальных вооруженных конфликтах. С дальнейшим профессиональным образованием пока не складывалось. Но с достаточным опытом боевого специалиста охотно приняли в батальон армейской милиции, однако надолго задержаться в нем не пришлось — перевелся во Вневедомственную охрану МВД по РА. Со временем эту структуру расформировали. Тем не менее Алтайчы Мирович службу в органах внутренних дел не оставил. Трудился в нескольких райотделах республики, в том числе в системе ИВС.

У братьев уже давно свои семьи. У него тоже была, но после долгого супружества дети у Алтайчы так и не появились…

Два года назад в звании старшего сержанта он вышел на пенсию. На заслуженном отдыхе планировал начать новую жизнь, построить дом.

Прошедшей зимой, оценив свои возможности и боевой опыт, обратился в частную военную компанию «Вагнер». Сначала хотел в контингенте российских войск попасть в одну из арабских стран. Начал оформлять загранпаспорт, но судьба распорядилась по-другому.

Когда стало известно о спецоперации российских войск по обеспечению безопасности ДНР и ЛНР, а также по демилитаризации и денацификации Украины, он сразу определился с выбором для себя — встать в ряд с теми, кто не воспринимает идеологии фашизма и неонацизма.

В марте 2022-го Алтайчы Тундинов вместе с другими бойцами уже шел добровольцем в передовых отрядах на линии соприкосновения с противником.

Наверняка он не раз размышлял тогда о том, что всего несколько десятилетий назад по этой же земле этими же дорогами шли наши деды и прадеды — они защищали советский народ, прогоняя фашистов на западные рубежи. И кто тогда мог знать, что их внукам и правнукам придется брать в руки оружие и вновь сражаться с недобитой коричневой чумой!

Адиса Эдискеновича Тундинова, деда Алтайчы, давно уже нет на этом свете, но старшее поколение куладинцев его хорошо помнит.

В 1941-м Адис Тундинов проходил военную службу по призыву. Когда началась Великая Отечественная война, он находился в городе Ленинакане в Армении, которая была союзной республикой в составе СССР. Там учился на артиллериста. Предстояла отправка на фронт, поэтому курс подготовки был ускоренным. Молодого новобранца распределили в прибалтийские войска. В ходе ожесточенных боев красноармейцы терпели поражение, было много потерь, пришлось отступать. Адис и еще несколько человек попали в окружение, а потом — в плен. Лагерь для военнопленных фашисты организовали прямо в лесу, обнесли его колючей проволокой, поставили охрану. Среди узников оказался земляк из Туекты по фамилии Пупышев, с которым прежде Адис не был знаком…

Улучив момент, Тундинов бежал из плена.

За годы войны его бросало по разным фронтам. Довелось ему участвовать и в битве за Сталинград. У него всегда наворачивались слезы, плакал, когда рассказывал о том кровавом побоище, вспоминают теперь его внуки. За проявленное в тех боях мужество и героизм их дедушка был награжден орденом Красной Звезды. Адис Эдискенович участвовал также в штурме Кенигсберга. Вторую мировую окончил в Восточной Пруссии. По счастливой случайности у него было всего три-четыре легких ранения.

Вернувшись на малую родину, работал в колхозе. В родной Куладе ожидали новые задачи — по восстановлению хозяйства… Адис Эдискенович, по словам местных жителей, был грамотным, начитанным, состоял в КПСС. Каким образом он получил образование, уже никто не скажет, но то, что с детства остался сиротой, знают многие. Его мать рано умерла. Она была из Купчегеня. Её род восходил к соёнам, происхождение которых относят к соседним тувинцам. Наверное, и Адису Тундинову что-то досталось от тех кровей. Сам он был небольшого роста, сухощавый. Жену его звали Карамчы Тьоктуновна Яманова. Она из сеока тодош, родилась в Чемальском районе. Была отмечена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг.». Её тоже уже нет в живых.

У Адиса Эдискеновича до последних дней жизни была мечта побывать на Мамаевом кургане, почтить память павших воинов, однополчан…

У таких людей, наверное, не может быть других потомков. Кулада, как и многие наши горные селения, всегда славилась доблестными защитниками Отечества. И сегодня более двух десятков куладинских ребят несут службу в разных воинских частях и подразделениях, выполняя сложную работу ради мира в сопредельном государстве…

Бесстрашный был, шел в голове, почти всегда первым… Сражался храбро… Смело вступал в бой… Если было нужно, врукопашную мог уложить соперника, который был намного крупнее его самого. Об этом теперь братьям Алтайчы рассказывает его сослуживец, с которым они вместе уезжали воевать. Был у этих бойцов ещё третий товарищ. Он погиб. Но до самого конца все трое постоянно держались друг друга, чем могли поддерживали… Алтайчы в подразделении был авторитетным, настраивал ребят, поднимал боевой дух, если кто-то давал слабину. За принципиальный и справедливый характер в отряде его все ценили…

В середине апреля начались бои за Попасную — город в Луганской Народной Республике. Выход бойцов в первый день завершился благополучно. Во второй день ребята тоже отработали успешно — нацисты были отброшены на некоторое расстояние. Уставшие, голодные, решили устроить небольшую передышку, чтобы немного перевести дух, перекусить. Заняли окоп, в котором до этого прятались отступившие. Один из троих друзей из Горного Алтая оказался чуть поодаль, когда ему крикнули, чтобы поторопился присоединиться к ним и поесть. Но тот не успел… Спустя несколько секунд раздались оглушительные взрывы, все вокруг взлетело высоко в воздух… Весь ров, где расположились наши солдаты, оказался заминированным. По всей видимости, нацики из своего укрытия наблюдали и ждали, чтобы воплотить свой план. С коварной нечеловеческой жестокостью они погубили за раз десятки жизней…

Взлетевшая масса придавила тех, кто был снаружи окопа, раненых, контуженых… Придя в себя, оставшийся в живых друг искал ребят почти сутки, руками рыл землю в надежде найти тела земляков…

По официальным данным, произошло это 19 апреля.

Алтайчы хоронили всей деревней на сороковой день после гибели.

— У него было много друзей. Проститься с ним приехали если не все, то многие. Он был добрым человеком. Очень честным, не признавал воровства, дурных поступков. Всегда заботливо относился к нашим детям. Был в почете среди парней. Вообще он быстро завоевывал уважение к себе в любом коллективе. Любил спорт. Боролся. Играл в футбол. В детстве со стадиона не выходил. Кандидат в мастера спорта по греко-римской борьбе. У тренера был любимчиком. В разговоре часто можно было услышать от него: мол, приехал с соревнований или надо ехать на соревнования. Ну и военная тема его всегда привлекала, — рассказывал об Алтайчы младший Мерген.

— Я три дня уговаривал брата, чтобы он не ехал туда. Не послушал. Как теперь понимаю, он хорошо подготовился и заранее все решил, — поделился Амыргы и показал сохранившуюся на телефоне видеозапись с улыбающимся Алтайчы, присланную им из Москвы перед отъездом. — Вот осталась теперь только его куртка на вешалке с нашивкой «полиция»…

В родительском доме Алтайчы Тундинова рядом с дедовскими орденами и медалями теперь хранятся его грамоты, кубки, боевые награды… Пусть будет вечной и светлой память о бойце с позывным «Кулады»!

Наталия Манышева

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.