Поколение постарше, может быть, вспомнит красивый географический атлас для детей «Мир и человек» 1988 года выпуска. На одной из страниц были представлены жители всех 15 союзных республик в национальных костюмах. Уже тогда, в детстве, листая этот атлас, мы чувствовали, какая наша страна разная и одновременно могучая в своем единстве. Советский Союз канул в Лету, но национальное разнообразие Родины никуда не делось. Сегодня в России проживает более 190 народов, в число которых входят коренные малые и автохтонные. Неудивительно, что в такой многонациональной стране межэтническая семья — явление, которым особо никого не удивишь.

Все же интересно, как в маленькой ячейке социума разные обычаи и традиции переплетаются, создавая нечто новое, или же солирует одна культура, а другая лишь аккомпанирует. Секретами межнационального счастья с нами поделилась молодая семья Хабаровых. Анастасия — русская. «Во всяком случае по паспорту», — шутит сама Настя. Байнур — алтаец. Несмотря на внешнее различие, ребята даже думают в унисон, во время разговора у них ловко получалось продолжать мысли друг друга.

Познакомились мы в институте культуры в Барнауле, — вспоминает Анастасия. — Сначала я услышала голос, Байнур исполнял горловое пение на студенческом концерте, то низкий и грубый, как из глубины веков, то взмывающий ввысь. Это было потрясающе! Позже нас познакомили друзья. Часто шутим, что музыка нас связала, как в песне.

Перед знакомством с родителями Настя буквально засыпала своего избранника вопросами о национальных обычаях. Она родилась и выросла в Павлодаре в Казахстане, поэтому была знакома с традициями в казахских семьях, но понимала, что это две разные культуры. Ей так было важно все сделать правильно! Переживания были напрасны, Анастасию приняли в новой семье как родную. Байнуру предстоял еще год учебы, а Настя в это время жила с его родителями.

— Я безмерно благодарна Андрею Валерьевичу и Надежде Николаевне за их понимание, терпение и доброту, — рассказывает Настя. — Мое мнение: для молодой межнациональной семьи большую роль играют родители — как они воспримут выбор своего ребенка, будут ли готовы объяснить, что приемлемо, а что нет и почему. Мои родители также благословили наш брак. И сейчас нам очень помогают, у нас получается так: мои поддерживают Байнура, родители Байнура — меня.

— В каких традициях играли свадьбу?

Свадьба была в смешанных традициях, — говорит Байнур. — Но забирали Настю по нашему алтайскому обычаю. После загса — русская свадьба с конкурсами и весельем. Музыка была 50 на 50 — русская и алтайская, чтобы всем было комфортно.

Сначала меня отвели в дом, где я ждала сватов, которые пришли с едой и напитками, — вспоминает Анастасия. — Под национальные песнопения женщин jанар кожон меня повели к жениху, там уже мои jене сняли с меня платок, расчесали волосы и заплели в косы. Надели алтайскую шапку и чегедек — наряд замужней женщины. Байнур в это время проводил свои мужские обряды.

— Говорят, у любви нет национальности. Но действует ли эта поговорка, когда речь идет о бытовых вопросах?

Если вы про домострой, то такого у нас нет, скорее демократия, — отвечают супруги Хабаровы. — Помогаем друг другу во всем, нет строгих правил.

— Пожалуй, один из приятных моментов смешанного брака — это национальная кухня двух народов. Что у вас во главе обеденного стола?

Все любим кочо и манты. В этом вопросе наша семья интернациональная, часто готовим плов. Захотелось чего-то — и приготовили.

— Праздников тоже вдвое больше? Какой любимый?

Вообще в нашей семье ценится любой повод собраться вместе и обязательно за столом, а самый любимый — Новый год — всегда празднуем дома.

— Анастасия, вопрос к вам. Насколько близка и понятна вам национальная культура мужа?

Настолько, что Байнур научил меня играть на топшууре, мы планируем совместно сделать музыкальные аранжировки, чтобы попробовать разнообразить классическое звучание, создать что-то новое, такой семейный музыкальный проект. Что касается языка, с начальных классов я учила казахский, хотя с алтайским языковая группа одна, но есть значительные различия в произношении. Понимаю, о чем идет речь, но говорить пока не получается.

— А есть обычаи, которые строго соблюдаете, которым и детей научите?

Перед дорогой окуриваем можжевельником, моемся, чтобы путь был легким и духи благословили, — отвечают супруги. — Лунный календарь обязательно соблюдаем, повязываем кыйра. Нашему сыночку Ренату Байнуровичу в октябре будет три года. Уже сейчас ребенок демонстрирует свои творческие и музыкальные способности, думаем, он продолжит наше дело.

— Что такое семейное счастье?

Конечно, есть какие-то шаблоны, вроде «здоровья родных и близких», — размышляет Настя. — Но для нас счастье — когда все вместе на одной волне. Все-таки семья — это работа, семья — это команда. Нужно быть на одной волне со своей семьей. Если есть в семье слаженность — все будет хорошо. А если каждый тянет на себя одеяло, из этого ничего хорошего не выйдет.

Семейное счастье — преодоление всех преград вместе, — добавляет Байнур. — Рука об руку, чтобы эти проблемы никак не могли повлиять на отношения. Когда супруги видят трудности, но не обвиняют друг друга, не ищут виноватых вне семьи, а вдвоем разбираются в ситуации.

Вот так любовь и искусство творят чудеса. Если бы пространство реагировало на энергетику людей на физическом уровне, то при появлении этой пары все вокруг непременно бы расцветало, настолько воздух вокруг них пропитан любовью и взаимным уважением. Эта семья олицетворяет маленькую Россию. Слышали о фракталах — самоподобии: когда малая часть чего-либо подобна большой, как маленькая ветка дерева похожа на большое дерево? Следуя этой теории, принципы уважения, любви и общего интереса — музыки, заложенные в семье Хабаровых, могут работать и в нашем многонациональном районе, регионе и по всей России: сохраняя свою национальную идентичность, с уважением принимать обычаи и традиции своего соседа.

Н. Глазырина,

газета «Ажуда»

Онгудайский район

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.