Дорогая редакция! В  «Звезде Алтая» от 22 июня была опубликована статья «Горностальной – фамилия и характер», которая до глубины души взволновала меня и дала повод для размышлений.

Много лет я занимался в Манжероке краеведением и слышал от старожилов, что в нашем селе жил участник Гражданской войны под этой фамилией. Встречал о нем сведения и в похозяйственных книгах прописки жителей в сельском совете. Слышал, что он командовал эскадроном, отличился, за что был награжден орденом Боевого Красного Знамени, именным оружием – шашкой и наганом и ему была присвоена фамилия Горностальной. В Манжероке он жил более десяти лет (об этом в статье ни слова!). В 1957-м продал свой дом инвалиду Великой Отечественной войны И.А. Ворошину и переехал на жительство в Платово (оказывается, в Шульгин Лог). В 80-е годы на втором этаже Майминского РОВД я видел стенд по истории райотдела, где было отмечено, что здесь в годы войны работал К.И. Горностальной и до 1947-го трудилась его дочь Евдокия Константиновна Драскова.

В своем стихотворении «Мой Манжерок», перечисляя исторические моменты, упомянул и этот факт:

Сосновый бор густой стеной,

Здесь жил герой

Горностальной.

В 2011 году при обмене водительского удостоверения в республиканском РЭУ ГАИ я обратил внимание, что в здании есть музей, попросился посетить его. Мое внимание привлек стенд с фотографией в К.И. Горностального в полный рост в форме старшины милиции. Через несколько лет я захотел переснять эту фотографию, но сотрудница МВД, ответственная за музей, заявила, что нет никакого стенда и нет фотографии.

Спасибо редакции газеты за то, что опубликовали этот материал. Я знал дату рождения героя, его подлинную фамилию — Чепрасов, но ничего — о его дальнейшей судьбе. Теперь многое прояснилось, и я кое-что могу рассказать другим. Кстати, Василий Дмитриевич Селищев (родился в Манжероке и прожил 83 года) помнит героя в лицо, знает, где он жил и что Горностальной во время государственных праздников вывешивал около своего дома красный флаг.

 Я также благодарен «Звезде Алтая» за то, что в номере от 13 июля была опубликована моя статья «Чуйский тракт в годы войны». О женщинах, трудившихся в период Великой Отечественной на Чуйском тракте, я писал в 1998 году. Данная публикация потом вошла в одну из моих книг.

Главная героиня – Ульяна Петровна Бояркина (Воробьева) могла бы 28 июля этого года отметить свое столетие. Вдвойне приятно, что мы все вспомнили эту великую женщину в столь знаменательный год.

Ульяна Петровна приходилась мне двоюродной сестрой, и, когда умерла в 58 лет моя мама, заменила мне ее. По всем вопросам, радостным и печальным, в любое время я обращался к ней.

Когда ей исполнилось восемьдесят лет, она переехала на жительство к дочери в Кызыл-Озек. Через три года при падении получила перелом тазобедренной кости, но благодаря сильному характеру, стараниям и заботе родных после длительного лечения все-таки встала на ноги.

90-летний юбилей мы отмечали ей у младшей дочери в Усть-Коксе. Ульяна Петровна умерла в 1993 году. Она прожила интересную, содержательную жизнь. Родила и воспитала четверых детей. Ей было 62, когда ушел из жизни ее муж – инвалид Великой Отечественной войны А.В. Бояркин. Потом судьба познакомила ее с вдовцом, также участником войны Я.Н. Дидик. Через семь с половиной лет он умер.

Перечитывал статью — и казалось, будто вчера я брал интервью у Ульяны Петровны, но прошло уже 24 года…

Николай ВОРОБЬЕВ,

Манжерок

На снимке: нижний ряд (слева направо) — У. Воробьева, И. Фролова, Г. Попова и Л. Маклакова; верхний ряд — Т. Ерофеева, Н. Стоякина, И. Попова и Т. Сырина.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *