Евгений Михайлович Карпов, без упоминания о котором, как справедливо констатировала пресса, «фактически невозможно писать историю становления парламентаризма нашей молодой республики», отмечает 75-летний юбилей.

«В груде дел, суматохе явлений» мы порой упускаем сущностное. Вот и меня вдруг обожгла мысль: Евгению Михайловичу Карпову — 75!

Признаемся сами себе: мы слишком мало говорим достойным людям добрые, справедливые, заслуженные слова. И подумалось, что будет правильным в скромных строках изложить не просто моё отношение к Евгению Михайловичу или видение его как личности, а в гораздо большей степени – моё понимание Е.М. Карпова.

Он корневой горноалтаец (улалинец): учился здесь, преподавал в школе, вел комсомольскую работу, 26 лет трудился в Государственном Собрании – Эл Курултай Республики Алтай совместно с В.И. Чаптыновым, Д.И. Табаевым, И.И. Белековым.

Наша память действительно избирательна: она фиксирует, казалось бы, незначительные моменты, которые с годами вдруг обретают характер важных и даже сущностных.

Вспоминается, как после окончания московского Литинститута я приехал в Горно-Алтайск и, работая журналистом, наткнулся на информацию: есть международная туристическая путевка в Италию. В программе значилось посещение Турина, Миланского театра «Ла Скала», Венеции (города, стоящего на сибирских лиственницах), памятных мест Леонардо да Винчи, Вероны и Дома Джульетты, описанного в незабвенной драме Шекспира «Ромео и Джульетта». Меня это очень заинтересовало, я пришел в обком комсомола, в туристическую молодежную фирму «Спутник». И там встретил молодого человека в очках, доброжелательного, приветливого, представившегося: «Женя Карпов». Я сказал, что мечтаю поехать в Италию как одухотворенная личность, склонная душой к стихосложению и бардовской песне, желаю почувствовать и прочувствовать итальянскую культуру. Молодой человек с упоением(!) выслушал мои вдохновенные слова и сказал: «У нас есть путевка». И я оказался тем счастливчиком, который поехал в Италию. Вернувшись, рассказал о своей преисполненности творческими чувствами. И Женя с таким вниманием меня послушал! Я интуитивно почувствовал, что он хорошо знает историю Древнего Рима.

Казалось бы, факт сам по себе незначительный. Но это и есть та самая «капля», в которой видно море.

Евгений Карпов – человек глубинный, истинно интеллигентный, в высшей степени начитанный. Да не обидятся на меня другие достойные, но такой эрудированный, наверное, единственный в Горно-Алтайске.

Не раз с ним встречались, когда он работал заворгом обкома комсомола, заместителем главы Кош-Агачского района, в профсоюзе, вместе участвовали в Днях алтайской литературы в Латвии.

Неизгладимой светлостью осталось в моей душе воспоминание о том, как Е.М. Карпов общался с родителями. Уже тогда я уловил его очень нежное, трепетное отношение к своей матери Марии Евгеньевне: она была учительницей. И отец его, Михаил Максимович, фронтовик, имевший боевые ордена, — учитель. Интеллигентность закладывается родителями. Это богатство души. Достаточно вспомнить, что Е.М. Карпов учился в школе №12, которую окончил будущий министр иностранных дел  СССР Александр Александрович Бессмертных (к слову, его мать была из Усть-Мунов, а отец из Туекты).

Родители Евгения Михайловича какое-то время работали в Онгудае. Невольно задаешься вопросом: откуда в глухой Сибири явилась такая европейская интеллигентность? Ответ однозначен: это судьба страны… Всю жизнь рядом с Евгением Михайловичем любящая, заботливая, поддерживающая супруга Наталья, выросшая в уважаемой горно-алтайской семье Рожновых.

Евгений Михайлович был помощником члена Совета Федерации, помощником депутата Государственной Думы. В общей сложности почти два десятка(!) лет работал в должности помощника Главы Республики Алтай, а затем – Председателя Государственного Собрания — Эл Курултай. Согласимся, это характеризует личность!

И сегодня многие помнят, что Евгений Карпов был помощником первого Главы РА В.И. Чаптынова. Карпов проявил верность дружбе, человеческую порядочность. Он мысленно и чувственно понимал роль Чаптынова как исторической личности. Их объединяли искренние, неподдельные товарищеские отношения. Евгений Михайлович все последующие годы хранит преданность и духовную верность этой мужской дружбе.

С Е.М. Карповым я работал более десяти лет. Поражали системный анализ, его глубинное в национальном регионе чувствование алтайского менталитета, особенности карповского характера. Непоказушный, искренний, глубоко понимающий республику, чаяния народа, высокообразованный человек. Я, будучи творческой личностью, нуждался именно в таком помощнике, скажу больше – соратнике.

Уходили в небытие все условности, звания, статусы, ранги, регалии и чины. Евгений Михайлович в своих суждениях не допускал субъективности по тем или иным событиям, тем более – по личностям. Что греха таить – нам свойственно это «излишнее судачество». Карпов всегда старался находить то, что людей сближает. В свое время я энергично поддерживал его инициативу по созданию Фонда имени В.И. Чаптынова. В этом деле у нас была мощная связка: И.И. Белеков – Е.М. Карпов – Г.Э. Фоль. Полный интернационализм!

При содействии Фонда была издана знаковая книга «Чаптынов», содержащая ценные исторические материалы, воспоминания современников, равно как и стратегический этюд политико-экономического развития Республики Алтай. Весь тираж книги был безвозмездно передан в сельские и школьные библиотеки республики. В год 70-летия Чаптынова в мою бытность Председателем Государственного Собрания — Эл Курултай мы поддержали решение попечительского фонда и приняли решение переиздать книгу. Был представлен принципиально новый подход, акцент сделали в сторону научного политико-стратегического осмысления наследия Чаптынова. Труд был дополнен новыми ценными материалами: редкими фотографиями и архивными документами. Парламент активно поддержал и идею создания документального фильма «Чаптынов. Первый Глава Республики Алтай». В документальной хронике, состоящей из трех частей, собраны редкие и даже удивительные кадры, в частности о встрече в Горно-Алтайске Председателя Правительства России Виктора Черномырдина.

К этому делу приложил усилия Евгений Михайлович Карпов, который, сохраняя верность и преданность памяти, личную порядочность, отдал немало энергии, сил и прилежания такому сложному делу, как выпуск книг. Он достойно несет по жизни память своего друга, за что хочу выразить ему особую благодарность.

…Из окна его рабочего кабинета видна река Майма: в любое время года она настраивает на философское миросозерцание. В личной библиотеке Евгения Михайловича более десяти тысяч книг. Это характеризует личность. У Карпова огромный, во многом упорядоченный архив, который, полагаю, в будущем может стать важной и достойной частью современной политической истории Республики Алтай.

В нашем общении рождаются самобытные мысли самого Евгения Михайловича, они запомнились мне особо.

«Учился хладнокровию у Чаптынова, огорчаясь, что у самого такой выдержки нет».

«Смотришь на «мир наш подлунный» — остатки волос на голове встают дыбом».

«Признаться честно, современное человечество слишком самонадеянно применяет по отношению к себе категориальную характеристику «цивилизованное»…»

Из этих и подобных мыслей Е.М. Карпова (а их невообразимое количество!) вполне может быть сформирован философский дневник.

И ещё. Я не раз приходил к убеждению, что у алтайцев Евгений Михайлович позаимствовал главное: экологическое сознание и особую деликатность.

Таков он, русский алтаец, интернационалист с наивысшей степенью качеств личности Евгений Михайлович Карпов. Искренний и светлый человек непоказной, необычной глубинности мыслей, нелицемерный, отзывчивый, возвышенный, открытый, прямой. Человек абсолютной ответственности, стержневой, основательный, бескорыстный, доверительный, исповедальный. Из тех, кого называют добрый самарянин!..

Диман БЕЛЕКОВ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.