Не каждому в жизни приходится пережить столько, сколько выпало на долю простого школьного учителя Сергея Яковлевича Кумандина. Он прошел раскулачивание, ссылку, написал грамматику алтайского языка, создал русско-алтайский словарь на 116 страницах, издал сборник прозаических произведений на алтайском языке, что явилось ярким свидетельством рождения советской алтайской интеллигенции. Эту статью я пишу с целью, чтобы не только в Москве узнали о жизни этого замечательного человека, но и местные власти вспомнили, что С.Я. Кумандин в свои последние годы жил на онгудайской земле. Может быть, откликнутся родственники, ведь у Сергея Яковлевича было трое детей: дочери Татьяна и Зоя, сын Сергей.

27 января поздно вечером в моем доме раздался телефонный звонок. Звонила из Москвы главный библиограф Российской государственной библиотеки Надежда Бутина. Она прочла мою статью «Родительский дом – начало начал…», опубликованную в газетах «Ажуда» и «Листок», и решила связаться со мной, правнучкой С.Я. Кумандина, Ее интересовали жизнь Сергея Яковлевича после ссылки, дата его смерти и место захоронения. Надежда Юрьевна поблагодарила меня за те скудные сведения о моем знаменитом прадедушке, которые я смогла собрать по крупицам. Еще больше меня удивил тот факт, что в Москве знают и помнят о нем, а у нас в Республике Алтай моя статья не вызвала никакой реакции.

Ну, допустим, начальству, депутатам некогда, они заняты более приземленными проблемами. Однако ведь есть люди, хранящие память: библиотекари, члены советов ветеранов, сотрудники НИИ, люди, изучающие базы данных о жертвах политических репрессий, музейные работники – я перечислила далеко не всех, кто должен быть заинтересован темой первых представителей алтайской интеллигенции. В своей небольшой статье я попытаюсь рассказать о своем прадедушке, его большом вкладе в школьное дело, научных работах и в целом о его жизни.

Сергей Яковлевич Кумандин родился в селе Урлу-Аспак (ныне Майминский район). Получил среднее образование. С 1900 по 1922 год работал школьным учителем, одновременно был служителем религиозного культа, с 1922-го – переводчиком. В 1931-м был назначен секретарем Александровского сельского совета, 14 апреля того же года — арестован. Приговор – пять лет лишения свободы.

Катехизаторское училище. Бийск. 1896 г. Сергей Кумндин крайний слева

Я постараюсь восполнить недостающие страницы жизни этого замечательного человека. Он отбывал ссылку вместе с женой Александрой на станции Шартанды Акмолинской области Казахстана. В своей книге «Жестокого времени дети» Вера Федоровна Тозыякова пишет: «Жена С.Я. Кумандина там и умерла. Почти весь срок он отбывал в одиночестве. Удивительно, но факт: Сергей Яковлевич часто присылал из Казахстана десятикилограммовые посылки с мукой. Хлеб из нее получался очень вкусным. Для нас это была большая поддержка – отец наш тогда был репрессирован».

Вернулся из ссылки Сергей Яковлевич с двумя большими чемоданами, забитыми его рукописями. Это была его работа, настоящая и будущая. Жил он у своей сестры Варвары в Узнезе. Вера Федоровна была родной племянницей Сергея Яковлевича и сохранила очень теплые воспоминания о своем дяде. Она создала музей в своем доме в Узнезе, где хранятся копии научных работ нашего прадедушки.

Он много работал. Говорят, если человек талантлив, он талантлив во всем. В 1928 году вышел сборник его прозаических произведений на алтайском языке. Это было серьезным свидетельством, фактом существования алтайской интеллигенции. Как учитель, он уделял много внимания школьному делу. Из-под его пера вышли грамматика алтайского языка, несколько учебников для национальных школ. Сергей Яковлевич работал учителем в школах Горного Алтая, издал русско-алтайский словарь. Единственный экземпляр его хранится, по словам Н.Ю. Бутиной, в Российской государственной библиотеке.

Справка о его жизни имеется в Свято-Тихоновском богословском университете, она обрывается на времени его ареста. Больше о его жизни там не знают ничего, однако сотрудники университета отслеживают периодическую печать, поэтому, я считаю, моя статья поможет им узнать больше о жизни С.Я. Кумандина.

Во время войны он продолжал жить в семье своей сестры в Узнезе. К Сергею Яковлевичу часто обращались односельчане за советом, он принимал участие в жизни колхоза, составлял бухгалтерские отчеты. Часто беседовал о чем-то с секретарем райкома партии Иваном Михайловичем Чеконовым. В свой конфискованный и разоренный дом он больше не вернулся. В Онгудае он жил сначала у Сергея Сергеевича Каташа, чья жена была близкой родственницей прадедушки, потом переехал в Каракол к своей родной внучке Евдокии Илларионовне Кутейниковой. Она жила в пятистеннике с мужем и детьми, но в гостеприимстве ей нельзя было отказать.

Каждый входящий чувствовал себя у них как дома. Там царила, я бы сказала, атмосфера особого школьного духа. Дедушку и внучку объединяло одно: любовь к школе. Чем больше я узнаю своего прадедушку, тем больше он становится для меня родным человеком, которого я близко знаю и понимаю. Мне кажется, он походил на старшее поколение моих родственников. Эти ясные умные глаза, негромкий смех, тихий разговор. Далекий и близкий человек…

Сергея Яковлевича Кумандина похоронили в Караколе в 1954 году. Его жизнь прервалась, когда ему было 77 лет. В Онгудае остались его правнуки и праправнуки.

Александра ПЕТИНА,

Онгудай

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.