Штрихи к портрету

Сегодня мы беседуем с руководителем Управления Роспотребнадзора по Республике Алтай Леонидом Васильевичем Щучиновым, главным санитарным врачом республики, человеком деятельным и требовательным.

— Спасибо за характеристику. Руководитель должен быть требовательным и деятельным. Древнеримский мудрец Сенека учил: «Чтоб мудрость твоя воплощенье имела, за словом обязано следовать дело»!

— Говорят, что вы не были в отпуске с 2004 года…

— Да. Быть ответственным и трудолюбивым, отвечать за свои поступки, делать добро людям и постоянно расширять свой профессиональный кругозор меня научили родители. Мы жили в Кировской области. Жизнь в селе всегда была сложнее, чем в городе: неблагоустроенный дом, большое хозяйство. Родители очень много работали сами и детей (у меня есть сестра и брат) привлекали с самого раннего возраста к труду. Мама всегда мне внушала, что надо много знать и хорошо учится. Она и папу заставляла всё время работать над собой. Когда они поженились, он был бригадиром тракторной бригады, фронтовиком, гармонистом, душой компании. Она побудила его окончить вечернюю школу, потом техникум и сельхозинститут. Без нее он никогда бы не стал директором большого маслозавода.

Я старался не доставлять хлопот родителем: на отлично учился и был занесен в Книгу почета школы. В Казанском медицинском институте тоже учился примерно, потом, уже работая, с красным дипломом окончил Российскую академию народного хозяйства и государственной  службы при Президенте Российской Федерации.

— Хронический отличник. А почему вы стали санитарным врачом?

— По двум причинам. Мой дядя работал санитарным врачом в Якутии и пользовался большим уважением, а еще на меня в детстве произвел большое впечатление фильм про принципиального и честного санитарного врача, который боролся с нарушителями, несмотря на их угрозы. Потом, когда я уже стал работать  главным санитарным врачом Горно-Алтайска, я и сам попадал в не менее драматичные ситуации.

В Горно-Алтайске хорошо известно имя предпринимателя А.В. Ефимова – того самого, которого потом посадили в тюрьму за организацию убийств шести человек. Он разбогател в лихие 90-е, скупая квартиры на первых этажах пятиэтажек и переделывая их в магазины. Между тем люди, живущие в таких домах, не могли спать от вибраций холодильного оборудования, утреннего шума, вызванного приемом товаров (когда по бетонному полу магазина тащили волоком молочные фляги — просыпались все). Инструментальные исследования подтверждали жалобы жителей, показывая значительное превышение шума и вибрации. На этом основании я оштрафовал Ефимова и дал предписание об устранении нарушений, которое предприниматель не выполнил. За правдой мы уже с новым мэром Горно-Алтайска В.А. Облогиным решили обратиться в Госсобрание, депутатом которого являлся Ефимов. Но когда пришли в парламент, то увидели, что по коридору нам навстречу в обнимку с прокурором РА идет, хохоча, Ефимов. Переглянувшись, мы поняли, что правды в этом здании найти не получится.

Через неделю меня вызвали в суд, где Ефимов и его юрист предъявили мне иск на 20 миллионов рублей — за предвзятое отношение к нему и упущенную финансовую выгоду. А в качестве доказательства своей правоты предприниматель, торжествуя, сунул мне в лицо справку с круглой печатью вышестоящей республиканской СЭС, где говорилось, что в магазинах Ефимова всё соответствует санитарным правилам…

Я пошёл к жителям домов, где находились ефимовские магазины, и все они дали согласие  поучаствовать в суде. Кроме того, в сейфе я хранил результаты лабораторных замеров с большим превышением нормы. На следующей беседе у судьи Ефимов по-прежнему настаивал на своём иске, а я показал внушительный список свидетелей, копии анализов и заверил, что суд я выиграю. На крыльце суда, отогнав подальше своего юриста, Ефимов зло спросил: «А кто тебе сказал, что ты доживешь до суда? И не только ты. Я  знаю, в какую школу ходит твой сын, любой пьяница за деньги забьёт его палкой».

Поражало, что безобразия с магазинами наблюдал весь город, но кроме нас с мэром никто не воевал с зарвавшимся депутатом РА: ни другие надзоры, ни ЖЭК, ни архитектура… Суд я выиграл. Потом начал закрывать магазины, где были выявлены санитарные нарушения. Ефимов срывал мои пломбы, давал команды охране выкинуть меня из магазина, рвал и швырял в лицо мне мои акты. Каждое утро в моей квартире раздавался телефонный звонок с угрозами. На все мои обращения в милицию и прокуратуру поддержки я не получил. Только потом, через несколько месяцев, возбудили дело против Ефимова за противодействие должностному лицу и объединили его с другими делами по организации заказных убийств.

Надо заметить, что санитарные врачи, особенно главные, нередко подвергаются расправе со стороны наказанных предпринимателей: в Новосибирской области в те годы были застрелены главный санитарный врач и его заместитель, в соседнем Алтайском крае стреляли из автомата по окнам главного санитарного врача Бийска. Летом 2000 года прямо в Центре госсанэпиднадзора Москвы выстрелили в грудь заместителю главного врача. Словом, «наша служба и опасна и трудна».

— Вы чувствуете удовлетворение от своей работы?

— Полное название нашей службы — Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека. Мы призваны защищать права людей и обеспечивать благополучие их здоровья, то есть воздух, вода, пища, жилище, условия учебы и работы должны быть безопасными и комфортными, соответствовать современным требованиям жизни.

Конечно, мне очень радостно, что Горный Алтай, в том числе его столица,  славятся чистой водой и воздухом, школы и детские сады обеспечены водопроводом и канализацией, больницы даже в отдаленном Кош-Агачском районе имеют современную планировку и оснащение. А ведь так было не всегда! Когда я начинал свою профессиональную деятельность, 24% проб воды были нестандартными (плохими), не соответствовали санитарным требованиям, что периодически проявлялось вспышками дизентерии и других кишечных инфекций.

Потребовалось много усилий, чтобы питьевая вода стала безопасной – сейчас уровень нестандартности воды снизился до 0,8% (в 30 раз) из-за того, что все водозаборные скважины взяты на учет, правильно оборудованы, обеспечены санитарно-защитными зонами, чтобы предупредить загрязнение извне. Не одну битву в правительстве мне пришлось выдержать, пробивая наличие теплых туалетов в школах. Теперь 100% школ их имеют.

Немало нервов и сил стоило строительство тёплого канализованного общественного туалета на въезде в наш регион. Ведь этот объект способствует положительному имиджу нашей территории! Несколько лет назад в Роспотребнадзор приехала зимой комиссия из Москвы с проверкой лабораторий. Когда на границе республики мы встретили усталых гостей, добиравшихся из аэропорта Барнаула, то сразу повели их в тёплый бесплатный туалет. Гости, увидев чистоту и горячую воду, резко изменили мнение о Горном Алтае. Оказывается, узнав по интернету, что Республика Алтай находится на краю России, они думали: «Прощай, цивилизация!». А тут — такой санитарный прогресс… Сейчас тёплые туалеты — признаки санитарной культуры — оборудованы в каждом райцентре и во многих местах отдыха. И этот процесс «приобщения к цивилизации» продолжается.

— Главный санитарный врач региона часто решает глобальные вопросы, требующие тесного сотрудничества с властью. Как вам работается в этом плане?

— Я в течение 18 лет был главным санитарным врачом Горно-Алтайска, а последние 20 лет – главным санитарным врачом республики. Знаком с членами правительства, депутатами  парламента разных созывов, руководителями ведомств Республики Алтая. Хочу заметить, что в последние годы всегда находил понимание и поддержку Олега Леонидовича Хорохордина. А ведь это были особенные годы, когда надо было выдержать испытание, связанное с COVID-19 и финансовыми сложностями. Многие вопросы решались впервые –где развернуть госпитали и обустроить обсерватор, как быстро оснастить медицинские организации оборудованием и кадрами. И мы ведь успешно справились со всеми проблемами! Олег Леонидович вдумчивый, рассудительный руководитель, вхожий в московские кабинеты, что помогает без проволочек решать возникающие вопросы. Сейчас благодаря губернатору Республика Алтай вошла во многие федеральные программы. Да и как человек мне нравится наш Глава – он выступает за здоровый образ жизни, сам участвует во всех массовых соревнованиях, недавно возглавил автопробег по Чуйскому тракту, ведя мотоцикл. А ведь еще древние римляне заметили: «Mens sana in corpora sano» — «В здоровом теле – здоровый дух».

— Как главный врач что вы советуете своим коллегам?

— Постоянно расширять свой кругозор (и профессиональный, и личный), заниматься наукой.

— Вы сами тоже – кандидат медицинских наук…

— Да. Я защищался в Москве в диссертационном совете при медицинском институте им. Пирогова, в составе которого — пять академиков РАН.

В Управлении Роспотребнадзора занятия наукой всячески поощряется, мы ежегодно организуем научно-практические конференции, периодически издаем сборники статей. В этом году такая конференция состоялась 16 июня, а в сборнике статей опубликованы работы не только наших сотрудников, но и коллег из Омского НИИ природно-очаговых инфекций, Иркутского противочумного института, Новосибирского Института гигиены, с которыми мы очень плотно сотрудничаем.

— Вы окончили школу в Кировской области, медицинский институт в Казани, но практически всю жизнь прожили на Алтае. Как вы здесь оказались?

— У нас было всесоюзное распределение. Самая дальняя точка – Горно-Алтайск. Мы с супругой решили поехать сюда. Но когда приехали, выяснилось, что нас тут никто не ждал. Полгода жили в рабочем кабинете, а когда я уже стал главным санитарным врачом города, выхлопотал маленькую (9 кв.м) комнату в общежитии строителей у автовокзала. Помня, как мы мыкались без угла, позже я построил рядом с Управлением Роспотребнадзора для молодых специалистов небольшое общежитие.

Оглядываясь назад, думаю, что жизнь у нас никогда не была легкой. Родных рядом не было, выживать приходилось самим. В 90-е годы, когда зарплату не платили месяцами, а уже родились сыновья, я таксовал по ночам, а в вечерние часы преподавал в медицинском училище. Младший ребенок был болезненным, жене пришлось оставить работу, так что забота о семье лежала на мне. Но трудностей я не боялся – к этому меня подготовили родители, а еще рядом была Лиля, которая поддерживала, помогала, вдохновляла.

— Расскажите немного о супруге. Она ведь пишет стихи?

— Лилия Юсупова – призер многих международных поэтических конкурсов. Месяц назад получила очередную награду – диплом лауреата Международного конкурса современной художественной духовной литературы «Молитва». В ее активе 16 поэтических книг. Но надо помнить, что Лилия Джигангеровна состоялась и в профессии – она эпидемиолог, доктор медицинских наук, автор двух монографий и 150 научных статей, половина из которых опубликована в авторитетных научных изданиях, в том числе зарубежных.

— В этом году санитарная служба страны отмечает свой 100-летний юбилей. Как вы охарактеризуете службу Республики Алтай?

— Это отряд врачей, профессионально эрудированный, юридически подкованный и болеющий за общее дело. Последние 20 лет для службы были испытанием на прочность – реорганизация (когда осталась половина сотрудников от прежней численности), мониторинг последствий землетрясения 2003 года, наводнения 2014-го, активизация природного очага чумы, пандемия COVID-19. Все эти события как рентген высветили сотрудников. Многие, не выдерживая нагрузок, ушли. Остались лучшие.

— А сколько человек работает в Роспотребнадзоре Республики Алтай?

— Собственно, занимается надзором всего 22 сотрудника. Но есть еще лабораторная служба, эксперты, специалисты Центра гигиены и эпидемиологии. Я очень благодарен коллегам за ответственное отношение к нашему общему делу.

Беседовала Ирина ИВАНОВА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.