Моей мамы, Нины Владимировны Суразаковой, не стало 9 июля 2021 года. Всю свою жизнь она работала, берегла свою семью, память о родителях и их поколении. Активно участвуя в общественной жизни, собирала данные о родственниках. Составила родословную, где к 2019 году по одной ветви Суразаковых указаны 246 человек из 13 поколений. Хотела написать книгу о своём родном Чепоше. Всегда с особым чувством вспоминала односельчан, говорила: «Какие талантливые, стойкие люди!» Смотря фильмы и передачи о войне, переживала: «Как мы победили?! Как народ выстоял?» И для неё, прожившей яркую, интересную жизнь, военное и послевоенное время, когда страна отстраивалась, возрождалась из пепла, было очень значимо. Но она жила не только прошлым. Мама была очень позитивным человеком. Жизнелюбие, стойкость, оптимизм – вот её натура. Благодаря этим качествам она многого достигла.

Готовя материал к своим статьям, вошедшим позже в сборники «Возвращённые имена и события» (2007 г.), «Была война» (2010 г.), «Эликманарский район в годы Отечественной войны» («Алтайдын Чолмоны» №№4 — 6, 2010 г.), изучала архивные документы, опрашивала родственников, знакомых. Кто-то узнавал о сборе данных и сам передавал письма и фотографии. Так попало к нам письмо военкома Республики Алтай О.М. Денисенко о месте захоронения Михаила Яковлевича Суразакова. Передала его Нина Александровна Суразакова со словами, что прямых потомков она не разыскала. Мы тоже поискали и, не найдя, решили ехать сами в деревню Коркино Ленинградской области. О том, как нас встретили, митинге 9 мая в городе Любани и удивительной женщине, которая шлёт письма в родные места бойцов, погибших под Ленинградом, Антонине Васильевне Назаровой мама написала в статье «Отгремели салюты» (04.02.2014).

Родную землю и саженец бадана передал глава администрации с. Бешпельтир А.А. Ебичеков

Спасибо всем, кто помогал: родственникам, друзьям, Константину Адамовичу Кремеру, главам администраций Бешпельтира, Чемала и Горно-Алтайска Александру Александровичу Ебечекову, Сергею Завеновичу Шевченко, Виктору Александровичу Облогину. Спасибо А.В. Назаровой ещё и за то, что помогла уточнить судьбу маминого дяди, считавшегося без вести пропавшим.

Из нашей семьи на фронтах Великой Отечественной сражались трое: Феофан Васильевич, Илья Васильевич и Никифор Васильевич. Это три брата моего деда, Владимира Васильевича Суразакова (1905 — 1961), председателя Чепошского колхоза «За вторую пятилетку», арестованного в 1937-м по обвинению в развале колхозного строя и участии в деятельности «группировки» Гуркина. Мой дед десять лет сплавлял лес по Каме, потому на войне не был. Домой вернулся в 1946-м, реабилитирован 22 марта 1954-го.

О судьбе Ильи Васильевича Суразакова (1919 -1945) мы знали немногое. В интернете есть данные, что с июля 1941-го по апрель 1945-го он сражался на фронтах Великой Отечественной. За подвиг, совершённый 12 марта 1945 года в боях под Кёнигсбергом, гв. ст. сержант И.В. Суразаков награждён орденом Славы III степени. Скончался от ран в начале мая 1945-го. А в 2020-м на сайте «Память народа» нашли запись о, возможно, ещё одной награде Ильи – ордене Красной Звезды. Расхождение в одной букве. По прошествии столького времени мы узнаём что-то новое о наших близких. Именно близких, хотя и не видели их.

Никифор Васильевич

Неизвестна была судьба самого младшего брата – Никифора. До 2013 года, пока поисковики Ленинградской области не нашли данные о его гибели, он считался без вести пропавшим. Младший лейтенант Н.В. Суразаков (1922 – 1942), командир взвода 278-й стрелковой дивизии, погиб в бою под Сталинградом 25 сентября 1942 года. По данным Центрального архива Министерства обороны, предположительно захоронен в братской могиле ст. Распопинской Клетского района Волгоградской области.

Конечно, ничего радостного в этих известиях нет. Но если бы мать братьев Суразаковых знала об участи всех, была бы спокойна. Мария Константиновна (урождённая Куртугашева) знала, что старший сын Владимир отбывает срок как «японский шпион», что Илья и Феофан сражаются на Украине. О младшем из его последнего письма – о том, что в звании младшего лейтенанта отправляется на фронт. Мария Константиновна пережила всех своих сыновей, но так и не узнала всего. Похоронка на Феофана пролежала в военкомате. Дочь его Васения через много лет ездила к месту захоронения, но и она не знала о награде отца.

Каждому новому факту радовалась мама. Потому что считала, что это делает жизнь её близких полнее. И нашу, и тех, кого рядом с нами нет. Ведь говорят же – жизнь человека продлевается памятью других. И продолжала собирать материал. Да нет! Не материал. Она собирала судьбы. Восстанавливала их…

Я искала в интернете, мама – в архивах и у людей. Так появился у нас конверт с фотографиями братьев Николая и Егора Суразаковых (жили в Усть-Кане) и тремя письмами. Нынче я перечитываю их с особым волнением. В них боль расставания, беспокойство за близких, уверенность в Победе и даже юмор: «Но вот и всё. Написал плохо, потому что не на чем, при походе столов с собой не таскаем». Указываются числа и места пребывания (без раскрытия местоположения). «Я, конечно, нахожусь на фронте. Здоровье ничего. Конечно, стоять на одном месте не стоим, где сейчас находимся, тоже нельзя сообщать. Полтора месяца назад проживали в Ворошиловграде (с 25 июня по 8 июля)». Сейчас такого названия на картах нет. Но раз в год один город переименовывается в память о прошлом именно в Ворошиловград. Это Луганск 9 мая.

Одно письмо я процитирую полностью. На штемпеле полевой части стоит дата — 4 апреля 1943 года, на штемпеле в Усть-Кане – 3 июня 1943.

«Здравствуйте, брат Иван Ф. Долго мы не видимся и не получаем письма друг от друга.

Конечно, я написал немало писем, но, вероятно, они до вас не доходят. Я уже восемь месяцев не знаю про вас и про дом. Как вы там живёте и что делаете, остаётся для меня непонятным. Может быть, мой адрес вам неясен. Так вот каков мой адрес:

<Полевая почта 189938 Сур. Ник. Ал>

Я сейчас нахожусь, как сообщал вам, на фронте. Сейчас мы стоим на месте. Били фрицев, начиная от самого Дона. Много прошли, преследуя врага, много пришлось видеть разрушенных сёл, замученных немцами советских граждан. Особенно были измучены тяжёлой работой, недостатком питания рабочие и работницы с их крошечными детьми на рудниках Донбасса.

За все наши города и сёла, за наших советских людей дорого придётся платить немецким варварам. И придёт тот час, когда окончательно разобьём армию Гитлера. И тогда вновь над страной засияет яркое солнце и радостно вздохнут народы!

Всего хорошего. Н.А. Сур.»

Николай Александрович Суразаков погиб 2 ноября 1943-го в Запорожской области.

…И вот опять те же места и замученные люди. Поэтому я пишу о них, героях войны. О тех, кто на фронте сражался и выстоял в тылу. Почему не к 9 мая? Потому что об этом надо помнить всегда, в любой день! Всё чаще слышу: «Фу-у! Когда это было!», «Это было давно…» Думаете, это дети неразумные так говорят? Нет, к сожалению, взрослые и часто – «ответственные» люди. Ну да это дело их совести. Что же делать мне, нам, простым людям? Помнить о прошлых завоеваниях и достижениях надо всегда и везде. Не только на передовой (там-то и не забывают!) или на телевизионной площадке, но каждый день всем нам и в глубине России. И это дело каждого из нас! Чтобы не было таких повторений, как Донбасс и Ворошиловград 1943-го и 2022-го. Вот и пишу. Ведь сказано уже: «Это нужно — не мертвым! Это надо — живым!»

А.А. ТОЗЫЯКОВА

Фото автора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.