Российской контрразведке исполняется 100 лет

Шпионы, предатели Родины, террористы, диверсанты, контрабандисты, пособники – с таким контингентом полковник в отставке Н.Н. Штанаков знаком не понаслышке. За его плечами — 35 лет службы в органах госбезопасности.

Полковник в отставке
Николай Николаевич, приглашая нас в дом, неспешно рассказывает про ремонт, домашнее хозяйство, садовые хлопоты… В этом году ему исполнится 69 лет, но он до сих пор находится в прекрасной физической форме. В его доме царят идеальная чистота и уют. На стенах — многочисленные фотографии детей и внуков, на подоконниках — рассада. Расположившись на удобном диване, мы попросили поделиться воспоминаниями о «былых делах». Конечно, о многом в его чекистской биографии и по сей день нельзя рассказывать (оно и понятно — специфика службы!), но даже те события, о которых он нам поведал, вызывают определенный интерес.
Но сначала немного истории… 6 мая 1922 года на совещании руководства Государственного политического управления РСФСР было принято решение создать в структуре ГПУ специальное подразделение — контрразведывательный отдел (КРО) ГПУ и его аппарат на местах.
За время своего существования отечественная контрразведка много раз меняла свою аббревиатуру, название (ВЧК — ГПУ — ОГПУ — НКВД — МГБ — КГБ — ФСБ), но никогда — задачи. Заповедь современного контрразведчика сегодня звучит так же, как и много лет назад: выявить, предупредить и пресечь деятельность иностранных спецслужб, желающих нанести ущерб безопасности нашей страны.

Из учителей — в чекисты
Родился Николай Штанаков 14 мая 1953 года в с. Бешпельтир тогда еще Шебалинского района Горно-Алтайской автономной области. После окончания средней школы ушел в армию. Затем поступил в Горно-Алтайский педагогический институт, получил диплом и по распределению был направлен в Усть-Канскую школу.
Грамотного, ответственного и внимательного учителя истории заметили и предложили ему работу в особом отделе. Разумеется, пришлось дополнительно учиться.

К тому моменту я уже был женат, имел троих детей. Знаете, мне очень повезло с супругой, Галина Федоровна всегда и во всем меня поддерживала. Так и живем уже 46 лет: рука об руку, всегда вместе, всегда рядом, — признается наш собеседник. — Когда я уехал в Минск, она с детьми (младшие только-только ходить научились!) осталась в Усть-Кане. Мой класс, где я был классным руководителем, взял над ними шефство. Девочки нянчились с малышами, мальчики кололи дрова, привозили воду. В общем, помогали чем могли, за что я им очень благодарен.
После окончания Высших курсов КГБ в Минске (нынешний Институт национальной безопасности. — Прим. ред.) начал свою деятельность с рядовой должности оперативного уполномоченного. Всей семьей пришлось перебраться в Усть-Коксинский район.

На секретных рубежах
Вдвоем с начальником А.А. Пантюховым с нуля создавали новое подразделение. Усть-Канский район, также находившийся в их ведении, тогда был ссыльно-административным. Туда отправляли бывших заключенных, антисоветчиков, алиментщиков, там же отбывали срок пятеро осужденных по очень серьезной 70-й статье УК РСФСР «Антисоветская агитация и пропаганда». Среди них был известный поэт, диссидент, деятель украинского движения сопротивления Иван Светличный. С июня 1979 года и до конца ссылки вместе со Светличным была его жена Леонида, по словам ветерана контрразведки, «настоящая бандеровка».

Большое количество преступников было выявлено в годы паспортизации, — продолжает Николай Штанаков. — Звонят мне однажды работники паспортного стола: мол, тут один подозрительный мужчина. Он утверждал, что имя и фамилию ему дали в детдоме, после пожара воспитанников перевезли в Анжеро-Судженск, однако никаких документов, подтверждающих его слова, у него не было. При отработке этого сообщения обратили внимание на внешнее несоответствие возраста мужчины с названным им годом рождения. Он выглядел лет так на 15 старше. Начали проверять дальше. Нашли общее фото воспитанников детдома, ребенок с такой фамилией действительно там был. Показали ему фото, но он себя не нашел. В общем, как выяснилось, соврал.
В Усть-Коксинском районе Николай Николаевич прослужил семь лет, затем был переведен на должность старшего оперуполномоченного в Кош-Агачский райаппарат. И снова переезд. Как настоящая декабристка, Галина Федоровна всюду следовала за мужем.

Здесь, на стыке трех государств: Монголии, Казахстана, Китая, в наши совместные с 28-м погран-отрядом задачи входило оперативное прикрытие гос-границы, выявление нарушителей. Старшие товарищи были для нас наставниками. Понимали, что все выполняем одно общее дело и на нас лежит большая ответственность… Мы все тогда были одной большой семьей, — вспоминает Штанаков.
По словам ветерана контрразведки, работы у оперативников хватало в любое время дня и ночи.

Был и такой случай. Получили оперативную информацию, что один из госслужащих, желая подзаработать, планирует переправить за границу большое количество чистых бланков военных билетов (тогда они были очень востребованы). Для этого он приобрел магнитофон, разобрал его, внутрь положил эти документы. Детали операции раскрыть не могу, но планы его мы сорвали.

Скрытые враги
В 1989 году Николая Штанакова назначили старшим оперуполномоченным по особо важным делам в Горно-Алтайском областном отделе КГБ СССР по Алтайскому краю.
А потом наступили лихие 90-е: августовский путч, распад СССР… 3 декабря 1991 года президент Михаил Горбачёв подписал Закон «О реорганизации органов государственной безопасности». На основании документа КГБ СССР был упразднён и на переходный период на его базе были созданы Межреспубликанская служба безопасности и Центральная служба разведки СССР (в настоящее время Служба внешней разведки РФ. – Прим. ред.). Горно-Алтайская автономная область вышла из состава Алтайского края. В связи с образованием нового субъекта Российской Федерации — Республики Алтай — встал вопрос о создании самостоятельного аппарата.

-Была проведена очень большая работа, практически с нуля создавались такие структуры, как контрразведка, экономическая безопасность. Первым начальником Управления Федеральной службы безопасности был Вячеслав Михайлович Полежаев, его замом — Сергей Михайлович Карамаев. Меня назначили на должность начальника отделения контрразведки. Возглавлял его до 2005 года, до самого выхода на пенсию.
Во времена перестройки важнейшей задачей была борьба со шпионской деятельностью зарубежных спецслужб, с контрабандой, розыск военных предателей, пособников, изменников, а таковых было много, — рассказывает Николай Николаевич. – Из самых нашумевших событий — операция по аресту писателя, лидера Национал-большевистской партии России Эдуарда Лимонова. До пасеки, принадлежащей известному травнику Семену Пирогову (в ущелье в 10 км от села Банного Усть-Коксинского района), сотрудники ФСБ дошли пешком, окружили строение. Вместе с Лимоновым были арестованы все находившиеся в тот момент на заимке члены НБП.
-В наши дни оперативная обстановка в стране, конечно, не стала спокойнее. По словам Николая Штанакова, активность западных спецслужб не спадает, сейчас они стали работать более агрессивно, более конспиративно и изощренно. Их интересуют и наша экономическая жизнь, и внутренняя политика, они пытаются очернить спецслужбы России, историю нашей великой державы, натравить народ на народ. Меняются обличья, вывески, средства, но не меняется цель этой деятельности — максимальное ослабление нашего государства. Сейчас, уверен мой собеседник, как никогда требуется решительное противодействие им со стороны всех патриотических сил нашего общества!

Автор Татьяна Русских
Фото из личного архива Н.Н. Штанакова

Выпускники школы КГБ г. Минска
С семьей

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *