Продвигаясь все ближе к столетию «Звезды Алтая», мы публикуем материалы, посвященные этой важной дате: обзор газетных страниц разных лет, воспоминания коллег, в разные годы работавших
в нашей редакции, рассказы о них, а также о ближайших наших соседях, сотрудниках «Алтайдын Чолмоны». Разница во времени рождения двух республиканских газет – одна неделя.

Из избача – в трактористы
Заслуженный журналист Республики Алтай М.П. Тарпаков пришел в «Алтайдын Чолмоны» в 1974-м. С тех пор немало дорог исходил и изъездил (не только по Горному Алтаю, были командировки в Туву, Хакасию, на Донбасс, в другие регионы большой страны, а также в Монголию) вместе с нашими «звездачами»: герои его материалов – люди труда из самых разных уголков. Их, героев, он понимает и чувствует, возможно, лучше многих: сам прошел непростой путь к журналистике и в журналистике.
Он родился в марте 1938-го в Кайсыне (Козульское сельское поселение) Усть-Канского района. Отец, земский учитель Папаш Тарпаков, через три с половиной года, в августе 1941-го, ушел на фронт, а еще через полгода пропал без вести в Подмосковье. Его имя увековечено на обелиске в родном Козуле и в проекте «Первого канала» «Ветераны Великой Отечественной войны». Мама Коркуш Дмитриевна (в девичестве Тодошева), великая труженица, как большинство сограждан в военные и послевоенные годы, работала сутки напролет. Была дояркой. Свои воспоминания Михаил Папашевич так и начинает:

  • Мать в детстве я почти не помню, рос с бабушкой. Учился в Ябогане, затем в городе. По окончании Областной национальной школы предлагали поступать в мединститут. От направления отказался, думал: «Как доеду? На что жить? Кто помогать будет?» Но мать отругала: «Давай учись!» Продала тарбагана и отправила меня в Барнаул. На «знакомстве с профессией» (экскурсии в морг) понял: это не мое. Бросил. Мама опять отругала. Найти работу помог председатель Усть-Канского сельсовета Василий Дайсович Папитов: направил меня в Озерное избачом (библиотекарем в избу-читальню), развозить книги чабанам на стоянки. После памятного хрущевского указа колхозники один за другим стали резать личных лошадей и это дело обмывать. Часто попадал на такие грустные «праздники», а отказаться неудобно. Попросил Папитова: «Отправь куда-нибудь, не то сопьюсь!» Отправил в Иню учиться на тракториста-комбайнера. Я мог водить и тягачи.
    Лесхозовский интернационал
    Работал в Ябоганском лесхозе. Заготавливали дрова, на тракторах колесили по горам. Готовили электрические столбы для Казахстана, Алтайского края (тогда большинство сел еще не были электрифицированы). Очень плодотворная была работа!
    А ситуации случались разные. Например, ЗИЛ прислали лес возить, а начальство на нем по лесничествам да по своим делам разъезжает, лес же возим на ГАЗ-50 (даже в стенгазете про это писали). Как съездим, так колеса лопаются – не предназначены для такого. Как-то трелевали лиственницы – у них верхушки хрупкие, ломаются, ствол техникой не подцепишь, нужно руками из снега вытаскивать. В итоге заболела спина. Отлежался, пришел за зарплатой, а начальник цеха меня обозвал и стал толкаться. Я в ответ. На следующий день он написал в милицию заявление, что я его побил. В цехе – почти все приезжие из разных краев, областей и республик. Из алтайцев я да родители Светланы Ефимовны Полетаевой. Но как они все за меня горой встали! Провели собрание и выгнали начальника. До сих пор я благодарен тогдашним моим коллегам из разных уголков Горного Алтая и страны!
    Через некоторое время, в 1962-м, поступил в кооперативное училище. С 1963-го работал бухгалтером в районе. Затем поехал в Новосибирский советский кооперативный торговый институт. Была неразбериха с направлениями (от райкома или обкома партии), печатями (ставится или не ставится на гербовом бланке), в итоге мне помог председатель Алтайского крайисполкома депутат Верховного Совета СССР Степан Власович Кальченко. Он приехал в Усть-Кан, я обратился с вопросом – и все решилось. Приняли.
    Подал идею –пришлось сменить работу
  • По окончании Чет Кыдрашев отправил в Облпотребсоюз: «Иди работай! Кадров нет». Алтайцев с высшим торговым образованием тогда практически не было еще. Там я «спалился», видимо, на школе. Александр Хрисанович Вязников каждый день попадался по дороге утром, рассказывал, что идет просить деньги на школу. Я как раз отчеты сводил. Там много фондов – капитального строительства, капитального и текущего ремонта, другие, были и дивиденды пайщиков – миллион неиспользованных средств. Я и надоумил Александра Александровича: «Организуйте собрание родителей, разберите полномочия пайщиков, общим решением направьте деньги на строительство школы». После загоняли по командировкам.
    Ездил с проверками в Усть-Коксинский и Кош-Агачский районы, выявляли с коллегами нарушения в хозяйствах и на складах. Тоже много ситуаций и смешных, и неприглядных встречалось – какие-то растраты от незнания или от безалаберности, были и по умыслу.
    Позже Саду Михайлович Чиндашев пригласил старшим экономистом по кредитованию торговли в Горно-Алтайскую областную контору Госбанка. Оставили мне кучу толстых папок: «Разбирайся». Все перелистал, ничего сначала не понял – оказывается, каждое предложение, строчка там были кодированы. Потом разобрался, втянулся, нравилось работать.
    Саду Михайлович же посоветовал поступать в аспирантуру.
    С Сергеем Тимуровичем Пекпеевым и Валерием Ивановичем Чаптыновым открывали первые в городе коммерческие банки.
    Две любви
  • Журналистика – отдельная тема и любовь. Сейчас все по-новому, технически все усовершенствовано. А тогда относили газету на печать ночью, домой часто под утро возвращались. Я заведовал отделом промышленности. В разное время мы работали с Ниной Садаловой, Алтаем Кубашевым, Айару Тохтоновой (она только начинала свой журналистский путь). Очень интересным человеком и журналистом был Володя Кыдыев.
    За сто лет в «Алтайдын Чолмоны» сменилось много редакторов. Самыми лучшими считаю четыре десятилетия, когда руководили сначала Степан Сузанович Тюхтенев (он, кстати, отправил меня учиться в Новосибирск, на отделение журналистики Высшей партийной школы), а затем Татьяна Николаевна Туденева.
    Какие люди замечательные! Мы тремя редакциями – двух газет и Радиокомитета – очень дружили, всегда друг другу помогали! Со «Звездой» часто вместе в командировки ездили.
    Помню, собирались в Монголию, нам сказали: «Берите еду, у них там только мясо». Набрали хлеба и много чего еще. Приехали в Алтай-Сомон, нашли нужный адрес, зашли, а они гимн по-русски поют – партсобрание идет. До слез! Мы-то думали, они по-русски не понимают, а они не просто знают наш язык – они им пользуются в жизни и в работе. И встречали нас как братьев.
    Официально Михаил Папашевич давно ушел на пенсию. Долгое время оставался внештатным корреспондентом. Сейчас пишет гораздо реже, но и теперь нет-нет да и выходят в «Алтайдын Чолмоны» его материалы.
    Вторая, вернее, первая любовь Тарпакова – супруга Александра Колеевна, учитель и библиотекарь. «Она – мой командир», — говорит о жене Михаил Папашевич. Вместе они уже 62-й год, награждены медалью «За любовь и верность». Вырастили сына Мергена и дочь Светлану, четверых внуков.
    Особое спасибо!
    Детям и внукам он отдал и две купленные в разное время машины.
  • Почти всю жизнь я на мотоцикле. Уже совсем взрослый был, а к маме в деревню все на нем приезжал, да и в другие места тоже. Люди говорили: «Совесть имейте, старый человек, хоть машину купите!» Когда в редакции списали старый автомобиль, я его и приобрел, на нем сын ездил. Следующую машину купил внуку.
    В свое время Михаил Папашевич не служил в армии – сказались травма, полученная в детстве, и как следствие, проблемы со слухом. Словно извиняясь перед Родиной, старший Тарпаков изначально настраивал младших на службу. Результат: сын Мерген – капитан, его супруга Айнура – старший лейтенант (оба связисты). Отслужили в армии и внуки: Чингиз и Баатыр – младшие сержанты. Сыновья Светы Темир и Амаду прошли альтернативную службу.
    Что же касается материалов, вышедших из-под пера Тарпакова, я, к сожалению, не сильна в алтайском языке, но прочла на русском отзывы людей, читавших тексты Михаила Папашевича в оригинале. Вот один из них: «Его публикации лаконичны, логичны, стройны, аргументированны и обязательно подкреплены фактами. Прочтешь – и все написанное предстает перед глазами. Это честный журналист. За это вам, Михаил Папашевич, особое спасибо!»

Фото из архива семьи Тарпаковых

Галина Миронова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *