В нашей семье память о Великой Отечественной войне и фронтовиках священна. Я, дети, внуки ежегодно участвуем в акции «Бессмертный полк». Мы горды подвигами своих героев, чтим их память, передаем рассказы о воевавшем отце и деде из поколения в поколение. Но, как оказалось, так не у всех. В преддверии праздника Великой Победы я столкнулась с грубостью и непониманием  в свой адрес, а также восприняла случившееся как проявление неуважения к воевавшему, получившему ранение и едва выжившему на поле сражения моему отцу.

Недавно узнала, что в администрации города собирают данные о фронтовиках для размещения их портретов на Стене Памяти. На семейном совете решили, что наш фронтовик тоже должен быть там, ведь он защищал Родину.

В конце апреля позвонила в мэрию. Нужный номер получила не сразу. Начали,  как говорится, «футболить». Наконец-то услышала голос нужного специалиста. Им оказался С.В. Грицко. К сожалению, в его лице столкнулась с формализмом и бюрократизмом в чистом виде. Принять сведения о фронтовике он отказался, ссылаясь на то, что «вчера прием данных закончился». Я опоздала на несколько часов… Пыталась что-то объяснить, просить – все бесполезно. Отвечали мне грубо и цинично. Слушая молодого человека, понимала, что за ночь вряд ли работа над стендами была начата. Что ему стоило добавить данные? В ответ: «Нет!»

Стало очень обидно, и не за себя — за воевавшего отца. Сражавшегося в том числе и за то, чтобы этот сотрудник мэрии мог родиться и жить в родной стране под мирным небом! Чего я ждала? Слов: «Давайте попробуем что-то сделать», «Помогу…» Но услышала: «Приходите через год!»

Разговор наш не сложился. Возникли сомнения в компетентности данного сотрудника. Ведь если в его обязанности входит прием информации об участниках войны, беседовать ему приходится с людьми разного возраста, в том числе и с пожилыми.  А как он может делать это, если ни выслушать, ни подсказать, ни успокоить не может! С таким отношением к героям войны разве можно заниматься формированием Стены Памяти? Где чувства гордости и сопричастности? Наверняка в его семье Великая Отечественная война тоже оставила глубокие раны…

В тот же день я обратилась в военкомат, там меня заверили, что не все потеряно, позвонили в администрацию города, а мне велели снова идти туда. Во второй раз меня встретили уже другие люди и с совершенно иным отношением. Данные приняли, за своего сотрудника извинились.

Полагаю, этой ситуации не случилось бы, если  бы я о формировании «Стены Памяти», о сроках предоставлении материала узнала из СМИ, а не со слов людей. К сожалению, у кого ни спрашивала, никто не знал, где размещена данная информация. Если только на сайте мэрии, то пенсионеры ее не увидели.

В день Великой Победы в Горно-Алтайск приедут мои дети и внуки. Мы непременно подойдем к Стене Памяти, низко склонив голову. А я в очередной раз убедилась в том, как важно хранить память о страшной войне с фашизмом, воспитывать своих потомков так, чтобы все сказанное и услышанное об участниках Великой Отечественной войны воспринималось ими как святыня.

Г.В. УМНОВА, ветеран труда, Горно-Алтайск

Один комментарий к “Память о фронтовиках священна”

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.