Перефразируя известную поговорку, можно бесконечно смотреть на три вещи: на горящий огонь, течение воды и исторические архивы. Кто-то может возразить: мол, ничего интересного в перебирании пожелтевших документов и подшивок нет. Однако мы своей рубрикой уже неоднократно доказывали, что это не так, и сегодня подготовили для вас очередное путешествие во времени. На сей раз мы решили полистать старые страницы и узнать, о чем писала «Красная Ойротия» в новогодний период в разные годы, чтобы вместе с читателями ощутить дух того времени. Это не строгая хронология, а, скорее, просто зарисовки из жизни — где-то смешные, где-то трогательные. При этом мы намеренно почти не комментируем наших коллег из прошлого — они говорят сами за себя… А нашей первой остановкой станет 1935 год. Именно тогда, 86 лет назад, Новый год был реабилитирован и стал наконец главным зимним праздником. До этого в течение восьми лет новогодние ёлки считались «поповским обычаем», купить их было невозможно, а принести из леса — смертельно опасно.

Татьяна Русских

Хотя советские граждане, похоже, не сразу сориентировались в стремительных переменах. Видно это и по «Красной Ойротии». В номере за 31 декабря 1935 года о восстановленном празднике ни слова!
Каким был первый номер 1936-го, сказать трудно, ибо он не сохранился.
Новый, 1937 год в Советском Союзе отмечали уже официально, хотя и без особой помпы. В номере от 29 декабря 1936-го вышла статья «На коньки, на лыжи!»: «С 30 декабря по 10 января в начальных, неполных средних и средних школах проводятся зимние каникулы. Вся работа с школьниками в эти дни должна быть перенесена на воздух, на катки. Максимальному количеству детей должна быть дана возможность пользоваться лыжным и конькобежным спортом. Малышам необходимо предоставить десятки снежных горок, санные аттракционы.
С волнующим нетерпением ждут дети елок. Елка служит темой их повседневных разговоров.
В этом году хозяйственные организации пошли навстречу своим подшефным школам, отпустив необходимые средства для организации елок. От школ требуется только изобретательность, выдумка.
Хорошо готовится к проведению елки 5 образцовая школа. Много дней проводит школьный инструктор по труду тов. Хмылев Н.Н. со своими учениками в технической комнате, готовя сотни разнообразнейших игрушек. Замечательно сделан из доски, покрытой ватой, дед мороз, стоящий у елки с топором в руке. За спиной у него мешок с богатыми подарками, которые на вечере будут розданы отличникам учебы.
Красиво сделан золотой серп луны, самые разнообразные овощи, корзиночки со сладостями, разноцветные фонарики. Зал, где будет проведена елка, украсит большой лозунг «С новым счастливым, советским годом!».
Дети этой школы готовят самые разнообразные костюмы для маскарада. Почетное место среди них займут персонажи из любимых детьми басен Крылова.
С большими успехами приходит к зимним каникулам 12 средняя школа. Если в первой четверти средняя успеваемость выражалось в 90,3 процента, то к новому году школа приходит с успеваемостью 94,7 процента. На 20 процентов повысилось в этой школе число детей, учащихся на «хорошо» и «отлично». Хороша посещаемость, образцово поставлена дисциплина. Новогоднюю елку школа будет встречать 2 января в здании городского театра. Усиленно готовятся к этому вечеру все самодеятельные кружки.
Плохо только то, что ни одна школа не имеет достаточного количества зимнего спортинвентаря.
В дни зимних каникул в городском кинотеатре для школьников будут демонстрироваться фильмы «Рваные башмаки» и «Солдатский сын».
Общественность, родители должны дать детям возможность провести зимний отдых в наилучших условиях» (А.Ш., «Красная Ойротия», 1936 год, №204»).
31 декабря 1936 года «ровно в 8 часов вечера небольшая группа комсомольской молодежи с зажженными факелами, с песнями двинулась от райкома комсомола по направлению к горсовету. По пути в этот бодрый, жизнерадостный отряд вливались все новые и новые пополнения молодежи и, как снежный ком, отряд разросся до 250-300 человек. Студенты областной театральной студии и студенты педтехникума разрядились в самые разнообразные национальные костюмы, дружно шагали, демонстрируя нерушимое братство народов СССР. (…) В тот же вечер в помещении городского театра для встречи нового года собрались представители городской интеллигенции (…) они подвели итоги работы, премировали лучших учителей, обязались в новом году работать еще лучше. (…) В здании ресторана новый год встречали строители города. Свыше 200 человек собралось сюда, чтобы подвести итоги строительного сезона. Лучшие стахановцы строители обещали в новом году работать с удвоенной, утроенной силой» (А.Ш., «Красная Ойротия», 1937 год, №3»).
Обложку первого номера за 1937 год украсили портрет Сталина и посвящённое ему стихотворение (записанное в 1935 году в Онгудайском аймаке со слов колхозницы Этшан Этябесовой и изложенное в стихах П.В. Кучияка). Здесь же опубликовано поздравление под вдохновляющим заголовком «Год великих завоеваний». Номер интересен еще и тем, что вышел накануне вступления в силу новой Конституции РСФСР от 21 января 1937 года, поэтому многие материалы прямо или косвенно посвящены этому событию. Кстати, эта Конституция действовала более 40 лет!
«1937 год — год работы по-новому, так как этого требует Сталинская конституция. Укреплять дружбу народов, повышать бдительность, выполнять обязанности граждан, ибо в них вложено все, что необходимо для развития и укрепления социалистического строя — такова задача» («Красная Ойротия», 1937 год, №1).
С наступлением нового года человеку свойственно задумываться о своем будущем, о том, как будет жить его семья, страна. Первый номер 1937-го тиражом 6876 экземпляров и в самом деле получился праздничный и по советским меркам разнообразный. Он встречал читателей промышленными успехами ушедшего года, новогодним фельетоном «Елка» А. Шермана, многочисленными письмами читателей с жизнеутверждающими заголовками. Кроме празднования важнейшего юбилея — двадцатилетия Октября — от наступающего 1937 года люди ждут исполнения своих желаний. И в большинстве своем, конечно, не догадываются, что 1937-й станет годом самых массовых репрессий в истории страны и символом того, что позже будет названо Большим террором.
Так, например, П.В. Кучияк в заметке «И жить хорошо, и жизнь хороша» делится своими планами: «В новом 1937 году я буду писать исторический роман из жизни алтайского народа. Я заключил договор с «Детгизом» на издание детских сказок. Вместе с поэтом тов. Чоковым буду работать над пьесой о героях гражданской войны на Алтае к 15-летию Ойротии. Буду переводить роман писателя А. Коптелова «Великое кочевье» на ойротский язык. (…) Я оправдаю доверие партии и правительства — напишу книги, достойные нашей великой сталинской эпохи, эпохи новой Конституции!»
«1936 год принес мне глубокую радость, — пишет художественный руководитель ойротской национальной театральной студии Иван Забродин. – Мне была доверена организация и руководство первой в Ойротии национальной театральной студией. Никогда еще за 10 лет своей работы в театре я не получал такого морального удовлетворения, как в 1936 году.
Плоды своей работы я вижу уже сейчас в том, как ученики мои овладевают трудным театральным искусством. Особенно меня радуют студийцы тт. Иртанова, Шульгина, Маскин, Кайчина, Тайлашев и Какин. Как много в них творческой активности, какая кипучая энергия и страстное желание учиться!
1937 год обещает быть еще более радостным! Я твердо верю, что при той громадной творческой инициативе, которой полны студийцы, мы будем в состоянии при выпуске показать бессмертную драму Островского «Гроза».
При тех суровых требованиях, которые предъявляет каждый из нас себе, при том критическом подходе к своей работе, где нет и тени зазнайства, мы глубоко верим, что создадим театр, достойный этих замечательных дней.
Мы боремся за театр сильных характеров, глубоких волнующих идей, театр, сверкающий всеми красками молодости, задора и веселья.
Радостно работать в наше время! Я счастлив от сознания, что делаю большое серьезное дело, создавая первый национальный ойротский театр».
Чабан колхоза им. Ленина Усть-Коксинского аймака Чулын Багашев также смотрит в будущее с оптимизмом: «Радостной, счастливой и веселой жизнью встречаю я новый 1937 год. Давно покинул я аил. Живу в хорошо радиофицированной квартире.
По первое декабря я заработал 542 трудодня. Мне причитается 200 пудов хлеба. В прошлом году я получил 150 пудов.
А ведь не так давно было такое время, когда я за кусок хлеба, за отбросы с байского стола работал на бая.
Недавно у нас рассказывали о докладе товарища Сталина, о Конституции. Из доклада я понял, что сейчас должны строго соблюдать большой закон – Конституцию. Я понимаю так, что теперь надо еще лучше работать в колхозе, беречь колхозное добро, выполнять государственные задания, тогда жить будем еще лучше.
На этом собрании мне рассказали, что в ответ на великую Сталинскую Конституцию колхозники колхоза «Кызыл чолмон» во главе с Маймановой Демичи взяли обязательство выявить всех многоплодных маток, получить от каждой сотни овцематок по 120 — 130 ягнят. Я на себя тоже беру такое обязательство.
В моем стаде из 660 овец 316 маток. Из 311 родившихся ягнят я сохранил 307. Многоплодных овец в этом году было 34. От них родилось 68 ягнят, из них я сохранил 67…»
А. Каланаков, именующий себя «одним из первых новых художников-алтайцев», на страницах газеты признается: «Каждый новый год приносит мне, как и всему народу, много счастья. Хочется долго жить и больше работать. Хочется написать хорошие картины о прекрасной счастливой жизни возрожденного ойротского народа.
В наступающем 1937 году Ойротия будет праздновать свое пятнадцатилетие. К этому замечательному юбилею я хочу приготовить достойный подарок.
Я собираюсь в новом году написать картину «Новый Алтай», в которой показать радостную жизнь нашего народа, великие победы в социалистическом преобразовании Ойротии, победы ленинско-сталинской национальной политики.
Я радостно встречаю новый год. В первые дни нового года я ожидаю третьего ребенка, который радует мое сердце.
Советская власть и коммунистическая партия дали мне, самоучке-художнику, возможность стать художником профессиональным. Я горячо благодарю партию, правительство и великого Сталина за счастливую жизнь и оправдаю возлагаемые на меня надежды».
О неиссякаемом оптимизме советских людей можно судить по письму молодого художника В. Каспинского, который пишет: «Передо мною открыта широкая дорога к вершинам художественного мастерства.
В 1934 году я окончил художественный техникум в Омске и с тех пор работаю в Ойротии. Сегодня, в первый день нового года, я хочу сказать, что сделал в истекшем 1936 году и какой мой план работы на 1937 год.
После техникума я долго ездил по Ойротии, изучал ее красоты, жизнь народа, писал этюды, наброски, рисунки, собирал материал для большого художественного полотна. Первые мои произведения были положительно оценены на краевой художественной выставке в декабре 1936 года.
В 1937 году я хочу написать картину, в которой отобразить людей и золотую промышленность Ойротии. Я был нынче на приисках и написал ряд портретов стахановцев. Вторая картина, над которой я работаю, «Колхозная молодежь».
Радостно жить в нашей стране. Я молод. Мне 21 год. Я всем сердцем люблю девушку. Моя любовь тоже счастье.
Новый год я встречаю радостно на вечере-маскараде в кругу друзей. Я счастливый человек!»

В общем, есть над чем задуматься, листая эти пожелтевшие страницы…

Стиль и орфография приведенных архивных материалов сохранены.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *