Перелистывая страницы жизни героини сегодняшнего повествования, невольно вспоминаешь слова из знаменитой песни: «Судьба, судьба, судьбинушка, будь ласкова со мной». Слушая долгий рассказ о прожитом, так и хочется спросить у Всевышнего: «Не слишком ли много ударов для одной хрупкой женщины?»

В этом году ветеран труда Российской Федерации, почетный донор России Тамара Майрыковна Тойлонова отметила 75-летие. Без малого 33 года — почти половину жизни — она посвятила медицине.

Я всегда по-хорошему завидую людям, которые чуть ли не с пеленок знают, кем они желают стать в жизни. Простой вопрос, почему пошла в медицину, привел Тамару Тойлонову в недоумение: она смотрела на меня, округлив большие глаза и удивленно нахмурив брови. При такой реакции ответ был предсказуем: «А как иначе?» И действительно, а как иначе, если первые роды ей довелось принять еще учась в шестом классе. Да, это не опечатка: Тамара Майрыковна стала крестной мамой, когда ей было всего 12 лет.

Бесконечная ночь

О той далекой судьбоносной ночи она поведала следующее:

— Мои родители Майрык и Туймен Тойлоновы жили на стоянке. Дома находились я, сестра и мама, к тому времени она уже несколько лет была прикована к постели. Когда сестра начала болеть, мама велела растопить печь, согреть воду, на пол уложить все какие были фуфайки и клеенки. Домик наш был маленький, пол из обычных досок, поверх них — коровьи шкуры. Меня распирало любопытство, но сестра запрещала смотреть. Племянница еще не появилась на свет, а я ее уже назвала Аллой. Когда ребенок родился, под четким руководством мамы я стала крестной. Завязала два узла: один — у самого пупа, второй — чуть выше, потом перерезала пуповину.

Во время рассказа у Тамары Майрыковны глаза сияли, словно у той 12-летней девчонки, впервые в жизни принимавшей роды. Она помнит все до мельчайших подробностей о том событии, складывалось ощущение, будто вчера это случилось.

Переведя дух, она продолжила:

— Немного брезгуя, обтерла новорожденного малыша, затем укутала в чистые простыни и передала матери. Тем временем сестру начало лихорадить. Только намного позже, в училище, я узнала, что такой бывает реакция рожениц. Но тогда налила горячей воды в бутылки (пробок не было, скрутила газетные обрывки) закупорила емкости и разложила вокруг сестры. Немного погодя она отошла. Мне тогда казалось, что ночь была бесконечной, от усталости я буквально засыпала возле печки. Под утро, видно от голода, начала плакать племянница. Молоко у сестры еще не появилось, пришлось дать малышке черный чай с сахаром, лишь тогда она немного угомонилась, и мы уснули.

На следующее утро приехала соседка, которая мечтала стать крестной матерью моей племянницы, однако кто-то свыше уготовил эту честь мне. Она известила медицинских работников, и на следующий день те забрали сестру и племянницу в больницу.

Так в окрестностях села Чибит холодной зимней ночью при свете керосиновых ламп на стоянке моя героиня в 12 лет приняла «боевое крещение» акушерки. Твердый характер в ней чувствовался уже с раннего детства. Она была самым младшим, тринадцатым ребенком в семье. А если прибавить еще семерых детей от первого брака ее отца, то Тамара Майрыковна двадцатый ребенок. Стойкость ей, кажется, действительно дарована свыше: она единственная из двадцати детей Тойлоновых дожила до сегодняшних дней.

Эх, молодость…

Последствия той, как казалось Тамаре, самой длинной ночи в её жизни, конечно, не могли пройти бесследно. Неудивительно, что выпускница девятого класса с опытом принятия родов в экстремальных условиях пошла учиться в медицинское училище без каких-либо раздумий.

— По профильным предметам я училась очень хорошо, но фармакология и история КПСС «попили» моей кровушки. Мне очень помогал брат Михаил, в итоге фармакологию я сдала на отлично. Но с историей КПСС все было сложнее… — улыбаясь, вспоминала Т.М. Тойлонова.

В студенческие годы моя героиня встретила молодого красавца из Челушманской долины, отца ее будущих детей Николая Алексеевича Чекурбашева. Высокий, статный, с густыми черными бровями и присущей улаганцам харизмой. Ну как тут устоять? Тамара Майрыковна была уверена, что встретила любовь всей своей жизни.

Но радость и горе — две неразлучные подружки, каждая все время тянет одеяло на себя. Во время прохождения государственной практики в Улаганской больнице пришла страшная весть. Ушла из жизни ее любимая сестра… У нее на тот момент было трое детей: сын и две дочери. Младшей, Алле, крестнице, едва исполнилось пять лет. На семейном совете было принято решение отдать Аллу на воспитание Тамаре Майрыковне, которая сама готовилась вот-вот стать матерью. Так молодожены стали родителями сразу для двоих детей. Тамара окончила медучилище, и молодые супруги отправились жить на родину мужа в Балыкчу. В труднодоступном селе, которое от райцентра отделяли 110 километров извилистой конной дороги, функционировала больница на десять мест. С этого учреждения и начала свой трудовой путь юная акушерка.

Круче, чем в кино

Так сложилась судьба, что семейное гнездышко молодых оказалось непрочным. Вместе они прожили менее пяти лет. За это время у них родился второй сын.

— Чего только я не насмотрелась за те четыре года замужества: разбитые окна, побитая посуда, нож у горла, подставленное дуло ружья, измены — было все, о чем показывают в кино, — с горечью делилась собеседница.

Когда Тамара всё же решила бежать, не дожидаясь того, какие еще страсти могут разыгратья, события завертелись покруче, чем в каком-нибудь фильме. Она прекрасно понимала, что из забытого Богом места вряд ли кто посмеет, не побоявшись последствий, вывезти супругу человека, работавшего в их селе бухгалтером, по тем меркам крупной фигуры. Если выбираться на конях, то он все равно догонит… Транспорт почти не ездил в село — разве что в сельсовет. И у кого духу хватит увезти жену коллеги без спроса?.. Понимая, что с тремя детьми ей в пути будет непросто, старшего сына оставила у сестры мужа и отважилась на побег. За окном был студеный зимний день, в село прилетел вертолет, буквально в последнюю секунду она запрыгнула в него с младенцем на руках, племянницей и чемоданом детских вещей. Об истории ее побега от нерадивого мужа, без сменной одежды, точнее, вообще без ничего, можно снять целый сериал.

Позднее благодаря двоюродному брату Тамаре Майрыковне удалось разойтись с супругом и обустроиться в Акташе. На новом месте ей выделили небольшую избушку. Стол, две табуретки, кровать, кое-какую посуду собрали знакомые. Детей брат помог устроить в детский сад, и она приступила к работе.

Как-то в гости к ней заехала её тетя Александра Михайловна Егорова, 30 лет являвшаяся председателем сельского Совета в Чаган-Узуне. В селе да и во всем высокогорном районе к ней относились с большим уважением. Сейчас, перешагнув девятый десяток, тетя проживает в столице республики со своими детьми. Она и по сей день, как говорится, в здравом уме и твердой памяти.

— Александра Михайловна из Акташа перевезла меня в Чаган-Узун. Мне выделили большой красивый дом. Конечно, я была счастлива. Однако на следующее утро вышел казус: когда я пришла в магазин, мне не продали хлеба, объяснив, что выдают только по заявкам. Когда Александра Михайловна узнала об этом, разнесла продавщицу в пух и прах. Шум стоял на всю контору, она была волевой женщиной и крепкой на словцо. Со временем с продавщицей мы подружились, — продолжала своеп повествование Тамара Майрыковна.

Сердце с правой стороны…

В Чаган-Узуне моя героиня прожила не один год и помогла появиться на свет не одному десятку младенцев. Она до сих пор тепло отзывается об этом селе, его жителях.

По предложению главврача Р.К. Балгинбаевой трудовую деятельность продолжила в Кош-Агачской районной больнице. После четырех месяцев обучения в Барнауле Тамара Майрыковна около 13 лет проработала в рентгенкабинете.

— Работа в рентгенкабинете не менее увлекательна, чем в роддоме. Мне довелось делать снимок одному пациенту из Монголии, так у него сердце было с правой стороны, сначала я не поверила своим глазам, однако и такое тоже бывает. А однажды пришли военные, сказали, что все согласовано с главным врачом и что необходимо сделать снимок брюшной полости их четвероногому другу. Оказалось, нарушители границы подкинули собаке еду с гвоздями, а та их проглотила… В другой раз родители, причем оба ветеринары, привели ребенка и сказали, что он проглотил инъекционную иглу, а она довольно большая. Мы три дня подряд делали тому мальчишке снимки, отслеживали, что происходит с иглой. Представьте только: ребенок бегает, кушает, а внутри у него иголка! Каково было отцу и матери?! В итоге на третий день иглу обнаружили в горшке. Вот было счастье! — делилась Т.М. Тойлонова.

А вот к её старшему сыну Алексею судьба не отнеслась столь благосклонно. Отдав долг Родине, он обзавелся семьей, у молодых подрастали двое сыновей.

— Алексей жил в Челушманской долине. Как и его отец, был заядлым охотником и рыболовом. В тот день на берегу многие рыбачили. Сын сидел в лодке, по словам очевидцев, рыба то и дело сверкала в его руках. В азарте он резко вскочил, не удержал баланс — лодка опрокинулась… Так горная река забрала у меня его, — с болью в сердце говорила Тамара Майрыковна. – Сын Алексея вырос без отца, и жизнь его тоже оборвалась, когда ему было чуть за двадцать. Внук отслужил в армии, приехал домой. Однажды отправился поохотиться. В одной компании с ребятами окзался бывший заключенный. Там, в тайге, произошла ссора, завязалсь драка, в ходе которой юноша получил хладнокровный удар ножом в спину, ставший смертельным для него.

Не успели родные отойти от этой потери, как ушел из жизни еще один внук Тамары Тойлоновой – сын её младшего сына Владимира.

Горечь невосполнимых утрат не прошла бесследно. Все это отразилось на состоянии здоровья моей героини. Владимир перевез маму в райцентр, и вот уже больше года она проживает рядом с сыном и двумя внучатами, радуется их успехам.

Каждый юбилей — это время подведения итогов. Непростой жизненный путь у Тамары Майрыковны Тойлоновой. Её детство пришлось на голодное послевоенное время, не сложилось женское счастье, довелось пережить боль утраты самых близких и дорогих людей. В своем рассказе она ни единожды не заикнулась о том, как её семье жилось в лихие 90-е, как непросто было одной поднимать троих детей. Мы понимаем, что было очень трудно, но, видимо, для таких стойких людей, как она, подобные испытания по силам.

Удивительно, откуда эта хрупкая женщина черпает жизненную энергию. Словно птица Феникс из пепла возрождаясь, расправляет крылья, чтобы не просто существовать, а идти вперед, помогать другим, следуя своему призванию работать на благо людей. Судьба закалила этого человека, но, несмотря на пережитое, нисколько не очерствила душу. Тамара Майрыковна всегда остается доброй и отзывчивой.

Елена Тадинова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *