На Алтае он бывал много раз, всегда в качестве концертирующего артиста (как сам говорит, в формате «приехали-поели-спели и уехали») и чаще в Барнауле. Однако давняя его мечта – попасть именно в Горный Алтай и пройти пешком по горам, любуясь окрестностями. Пока сбылась только ее часть: в августе, во время 55-летия Международного форума «Манжерок» («Дружба — Найрамдал»), объединившего более полувека назад молодежь Советского Союза и Монголии, Стас Пьеха приехал в одноименный горнолыжный комплекс. Правда, горы смог увидеть только с балкона да с вымощенных дорожек, пока шел от номера, где разместился, до зала, где пел. Между прилетом и концертом – три часа сна и испортившееся от невозможности в полной мере насладиться окружающей красотой настроение.

Настроение, впрочем, исправило общение с залом, где собрались как участники Слета молодежи Сибирского федерального округа, так и отдыхающие ГЛК:

— Публика классная! Я приехал один, без команды, думал, будет камерно и спокойно, а закончилось все плясками и совместным пением! Не ожидал, — признался он в разговоре.

После перелета, недосыпа и концерта, несмотря на позднее время и необходимость раннего подъема, Стас все же нашел время для беседы с журналистами местных СМИ – газет «Звезда Алтая» и «Сельчанка».

— Моя давняя мечта – приехать на Алтай и, взяв проводника, пойти в горы, посмотреть интересные места. В этом году в свой день рождения (13 августа. – Прим. ред.), будучи в Крыму, я отключил телефон и ушел в путешествие. Вообще горы люблю больше, чем море, меня тянет к ним, а в случае с Алтаем это еще и замечательная история про Манжерок!

— Что для вас значит Манжерок и песня о нем?

— Года примерно в четыре я думал, что это какой-то экзотический фрукт. Параллельно Эдита пела: «Я сама купила сыну мандолину». Так вот мандолину я представлял в виде апельсина или мандарина, а Манжерок – чем-то похожим на ананас. Я был очень удивлен, для меня «мир перевернулся», когда узнал, что это озеро, одноименный поселок и фестиваль (а теперь еще и курорт)! Но вот сегодня все слилось воедино, и песня прозвучала.

— А посмотреть что-то успели?

— Нет, только три часа поспать. Завтра утром уже улетаем в Москву. Но я взял контакты, так что первый шаг к знакомству с Горным Алтаем сделан.

— Откуда у вас такое отношение к горам?

— Все просто. В моем детстве у нас был маленький домик в Карпатах – такой домик пасечника на вершине горы. Мы улетали в Черновцы, доезжали до Путилы, дальше добирались как придется, часто на конях. У меня даже своя лошадь была. Во времена Советского Союза часто туда ездили, лет пять подряд я вообще проводил там один по месяцу и более (конечно, кто-то за мной присматривал). У меня отпечаталось, что горы – это что-то успокаивающее, безопасное. А позже, в 1992-м, ездил по обмену в бойскаутский лагерь в США. Там нужно было весь день учиться (математика, информатика – все, что мне не нравилось), но можно было уйти в поход на три – четыре дня, и так каждую неделю. Я, естественно, сразу записался во все походы, которые были. Прошел много окрестных гор, даже получил награду «самого главного походника».

В 2002-м или 2003-м был в Туве (концертировали с молоденькой, лет 16-17, Пелагеей, я в ее ансамбле пел, мы делали фолк-рок), общался с тамошними шаманами. Мы там довольно много прошли и посмотрели, после этого у меня возникло еще более сильное желание увидеть Алтай, причем не со сцены. Я не очень силен в географических моментах, не знаю толком, где заканчивается край и начинается республика, но на Алтае хочется посмотреть все. Горы – класс! Мало того что это преодоление себя, но, когда поднимешься на вершину, это еще и эйфория. Я получаю в горах удовольствие.

— Помимо путешествий по горам как вы поддерживаете себя в форме? Помнится, Валерия, когда приезжала сюда, говорила: йога, правильное питание и вообще здоровый образ жизни…

— У нее не только йога, а целый комплекс упражнений, включая силовые, она делает их каждый день. Я не такой дисциплинированный. И вообще таких артистов больше нет в нашем шоу-бизнесе. Валерия – образец того, как надо выглядеть и жить. Я часто нарушаю правила, но со мной всегда был и есть спорт. Стараюсь два – три раза в неделю заниматься с тренером, в основном это бокс и ударка, периодически бывает ОФП, плюс ходить, ходить и ходить. Не всегда доступны занятия с тренером, не везде имеются турники и брусья, но в любых условиях есть возможность для ходьбы. Хотя бы 10 км в день – после 40 лет это уже просто необходимо. Чтобы иметь хорошее настроение и нормальную интерпретацию жизни, надо двигаться.

— Какой спорт был близок вам в детстве?

— В секции, куда ходил более-менее регулярно, занимался каратэ, но так как был хулиганом, меня оттуда выгнали, хотя и получил желтый пояс. В 19 лет увлекся гиревым спортом. Была мечта заняться боксом, но все откладывал: карьера, одно, другое, третье, а в 37 понял: еще лет 10 – и потом точно поздно будет. Вот уже четыре года боксирую. Детские мечты надо реализовывать, иначе потом будет сложно с обретением гармонии.

— Мы о вас узнали после «Фабрики звезд». А когда вы начали петь?

— В детстве меня отдали в хоровое училище им. М.И. Глинки при Питерской капелле – очень академичное, уникальное учебное заведение, где готовят дирижеров. Среди моих одноклассников – главный дирижер Мариинского театра маэстро Станислав Кочановский, дирижер Дальневосточного оркестра Михаил Леонтьев, еще один в Вене дирижирует. По задумке родителей я должен был «стать приличным человеком». Но, отучившись и пропев семь лет, я ушел в общеобразовательную школу – в училище были одни мальчики, а мне хотелось больше общаться с девочками. Потом прошло сколько-то лет без особых занятий музыкой, хотя на гитаре, конечно, что-то наигрывал. Аккордов семь знал – на них игралось все, что было нужно на тот момент. Когда переехал в Москву, стал исправляться и, будучи под «домашним арестом», наверстывал упущенное, слушая музыку и читая книги из огромной домашней библиотеки. До какого-то момента воспроизводил музыку дома, а потом мама сказала: «Надоел, иди-ка ты учись, пой и занимайся этим дальше». И я пошел в эстрадно-джазовое училище при Гнесинке, где и возобновил серьезные занятия музыкой. После были выступления в ресторанах, альтернативная рок-группа. Хотел стать рок-звездой и не петь попсу, но получилось ровно наоборот – «провалил детскую мечту свою», запел на «Фабрике». Перед этим был примерно на двадцати с лишним кастингах, встречал Билана, Юру Титова и других, мы вместе ходили на прослушивания – молодые, жаждущие себя реализовать. Помню, меня не приняли на «Новую волну» – Игорь Крутой сказал: «Нет». Но на «Фабрике» он согласился: «Дадим еще один шанс». Дробыш тогда пообещал: «Вот сейчас попсу попоем, а после будем исполнять в стиле «Депеш Мод» и все такое». Говорю: «Хорошо, потерплю». Прошло семнадцать с половиной лет, я так и пою по-прежнему попсу. Но вдруг еще что-то другое получится…

— Фамилия вам больше помогает или мешает?

— Долгое время сильно мешала предвзятость, мнение, что у человека с известной фамилией должно быть все по блату, у него не может быть талантов, нужна протекция. Эти люди просто не знают мою бабушку: Эдита никогда никому не будет звонить и что-то просить. И уж тем более платить за такие вещи не станет. Когда я попал на экран, она узнала об этом из телевизора. Ей тогда купили мобильный телефон, она научилась отправлять СМС и голосовала за меня.

В школе старался скрывать факт принадлежности к своей семье, говорил, что однофамилец (мол, мало ли вокруг Пьех, нормальная польская фамилия, чего вы мне тут инкриминируете?). На сцене лет десять боролся с общественным мнением. Потом люди устали обвинять меня в том, что бабушкин внук, и начали принимать как отдельную единицу.

Сейчас вот смотрю проект «Голос», другие. Там талантливые дети. Дочка Алсу просто великолепно поет, как и дочка одного из ведущих Первого канала – я не знал этого человека, но как же здорово спела девочка! Однако как только узнали, что она «дочь такого-то», началась травля. История с дочкой Алсу получила еще больший резонанс. Мало того что это дети, с ними нельзя так поступать, у них только формируется сознание, понимание того, каков этот мир, так они еще и талантливы, и выросли в музыкальной среде. Почему сапожник в трех поколениях – это круто, а певец – плохо?

Не так давно меня абсолютно поразила внучка известного советского актера Всеволода Николаевича Шиловского Аглая. Я увидел ее в «Трех аккордах». Настолько все красиво, органично и в актерском, и в музыкальном плане! Это бриллиант! И она тоже из династии известных людей. Считаю: если это дело поколений, то дальше должно быть только лучше. Почему же принято думать, что дети певцов и актеров поют и играют обязательно по блату и бесталанно? Всякое, конечно, бывает, не исключаю, что у кого-то не очень талантливые дети. Но у хороших актеров и певцов способности в основном передаются генетически и оттачиваются в соответствующей семейной обстановке.

— Какова была реакция Эдиты, когда она увидела вас по телевизору?

— Я не видел, но рассказывали, что радовалась. Наверное, она подсознательно все же мечтала, чтобы я «выбился в люди», как тогда говорили. Тем более телевидение, которое сейчас, к сожалению, теряет популярность, тогда имело реальный вес, а «Фабрика звезд» была проектом №1 с почти таким же рейтингом, как у чемпионата мира по футболу. Эдита поняла: внук чего-то достиг.

— Эдита Станиславовна знает, что вы сейчас в Манжероке?

— Нет, но я ей обязательно расскажу.

— Передавайте ей привет от Манжерока и жителей Республики Алтай! И приезжайте к нам еще!

— Конечно. Думаю, знаковая для нас всех песня в моем исполнении будет здесь звучать еще не раз. И опять же горы, которые меня манят…

— Есть ли у вас девиз по жизни, чтобы каждое утро повторять?

— Девиза конкретного нет. Но для меня очень важно понимать: дни бывают разные. Если плохое настроение, что-то идет не так, надо вспомнить, что завтра все, скорее всего, станет по-другому, послезавтра будет третье состояние, потом четвертое. Это такой важный психологический крючок, за который в сложные моменты надо цепляться. Жизнь разнообразна, не надо думать, что это некий «день сурка». Для меня это рабочая мысль.

Вот сегодня я не выспался, увидел с балкона потрясающую красоту и понял, что не успею ничего из этого посмотреть, настроение испортилось (а у меня была мечта приехать на Алтай в хорошем самочувствии). Потом вспомнил: дни-то бывают разные. Попел, пообщался со зрителями – и мне уже значительно лучше и веселее.

Расскажи ты мне, дружок,

Что такое Манжерок?

Может, это островок?

Может, это городок?

Дружба – это Манжерок!

Верность – это Манжерок!

Это место нашей встречи…

После молодежного фестиваля советско-монгольской дружбы эта песня Наума Олева и Оскара Фельцмана, прозвучавшая с экранов в «Голубом огоньке» в исполнении народной артистки СССР Эдиты Пьехи, прославила озеро, на берегу которого прошло знаковое мероприятие, и одноименное село.

Галина Миронова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *