С начала массовой вакцинации от COVID прошло полгода, а споры «прививаться – не прививаться» не утихают. Они порождают страхи, которые многим не дают решиться на вакцинацию. Попробуем их развеять.Ответить на самые распространенные аргументы антипрививочников мы попросили врачей-клиницистов: главврача Иркутской областной инфекционной больницы Владимира ХАБУДАЕВА и его заместителя по медчасти Инессу БОРИЩУК.

Если б мы знали!

— Среди противников прививок очень много заявлений: вот такой-то привился и заболел. Не работает вакцина!

Владимир Хабудаев:

 — Вывод некорректен. Во-первых, прививка вовсе не гарантирует, что вы не заболеете. Она защищает от тяжелых форм, от летальных исходов, которых COVID дает немалое количество. Кто-то вообще не заболевает. Могу вам себя в пример привести: две недели назад я был вынужден уйти на самоизоляцию, потому что провел полтора часа буквально нос в нос с заболевшим. Вчера пришел отрицательный ПЦР. Конечно, антипрививочники скажут, что все это пропаганда и мне заплатили. Пусть! Но мне важнее, что я в строю и что привитые люди перенесут ковид относительно легко и не окажутся у нас.

— Но вообще-то никакая вакцина не защищает на 100%.

Владимир Хабудаев:

— Конечно! Мы видим детей с коклюшем и дифтерией, привитых АКДС, бывают корь и скарлатина. Но заболевание протекает в легкой форме. И в инструкциях об этом черным по белому написано. Кстати, примерно у 15 процентов получивших прививку не вырабатываются антитела.

— Отсутствие иммунного ответа обычно связывают с иммунодефицитом.

Инесса Борищук:

— Пока нет достаточной статистики, сколько привитых заболело. Но могу сказать, опираясь на собственные наблюдения: их единицы. Зато тех, кто «откладывал на потом, думал, сомневался», полные палаты и реанимации. Спрашиваю их: «Почему не прививались?» Ответ классический: «Если б мы знали!». А чего, дорогие мои, вы не знали? Что ковид существует? Что люди болеют, и тяжело, что много смертей? Невыносимо смотреть на тех, кто потерял близких. Думали, обойдется. Не обошлось. И с этим жить? Знать, что ты мог уберечь родного человека и не уберег?

Момент истины

— Может ли вакцина спровоцировать болезнь? В соцсетях пишут: заболели через три дня после второго компонента.

Инесса Борищук:

— Если клинические проявления начались на третий день после вакцинации, значит, инфицирование произошло раньше, то есть между первой и второй дозой. А иммунитет формируется лишь спустя 45 дней после введения первого компонента. И в этот период человек все еще уязвим. Он должен помнить о мерах безопасности – носить маску в людных местах, мыть руки. Но многие считают: если они «укололись», то всё – все ограничения сняты. Это не так.

И еще: после прививки – любой! – некоторое время требуется соблюдать щадящий режим. Избегать стресса, исключить прием лекарств, подавляющих иммунитет. Исключить перегрузки. Речь не только об изнурительных тренировках или тяжелой физической работе. Жаркая баня или сауна, купание в ледяной воде, обильная трапеза с возлияниями и танцы до утра – это тоже перегрузки.

Второй раз страшнее

— Многие считают, что у них хороший иммунитет и они не заболеют, а значит, нет смысла прививаться.

Инесса Борищук:

— А кто и как измерял этот иммунитет? Понимаете, есть эволюционный механизм, и смысл его в том, что выживает и оставляет потомство сильнейший. Что было раньше? Высокая рождаемость и высокая смертность. Из ста заболевших оспой выживал один – вот у него иммунитет. Человечество сумело обойти главный закон природы. У нас есть вакцины, есть антибиотики. Но вокруг нас огромное количество людей с низким иммунитетом. И в этой ситуации надеяться на свой организм по меньшей мере наивно.

— Еще один довод против прививки – в первый раз переболел бессимптомно или очень легко, поэтому и во второй будет то же самое.

Владимир Хабудаев:

— Если человек переболел легко, это на самом деле ничего не говорит о состоянии его здоровья. Скорее всего, просто была маленькая доза вируса и организм справился. Не факт, что во второй раз повезет так же. Мы наблюдаем совершенно иную картину: люди, заболевающие повторно, переносят болезнь очень тяжело, есть и летальные случаи. Вот вам свежий пример: Наша Татьяна Павловна (врач Иркутской областной инфекционной больницы) в первый раз болезни почти не заметила. В ноябре прошлого года получила положительный тест, ушла на самоизоляцию, но при этом чувствовала себя нормально – машину дров переколола. Такая вот крепкая женщина, ни разу в жизни больничный не брала. А во второй раз мы ее чуть не потеряли – тяжелое течение, реанимация. Поэтому лучше не рисковать.

Нет лекарства от ковида

— Но ведь есть лекарства! Многие на них очень надеются: принял таблетку и все пройдет.

Инесса Борищук:

— Действительно, арсенал антибиотиков очень серьезен. Но вирусы – это другое. И у нас крайне мало препаратов прямого противовирусного действия. Надо об этом помнить.

Владимир Хабудаев:

— Еще нужно помнить, что нам очень мало известно об отдаленных последствиях коронавируса. То, что мы наблюдаем, внушает тревогу.

— Можно ли считать альтернативой прививке укрепление неспецифического иммунитета?

Инесса Борищук:

— Думать о том, что ты ешь и пьешь, сколько спишь и чем дышишь, безусловно, полезно и правильно. Закаливание и спорт – тоже нужные вещи. Но если человек за всю жизнь ни разу не болел простудой и гриппом, это совсем не значит, что он не заболеет коронавирусом. И сегодня, когда у нас есть вакцина, не воспользоваться этим шансом глупо.

Владимир Хабудаев:

— Коронавирус – это не болезнь слабого иммунитета, скорее наоборот: сильный иммунный ответ обусловливает тяжелое течение заболевания. Иммунная система убивает вирус – но вместе с ним и весь организм.

О бесплодии и пандемии

— Пожалуй, самый распространенный аргумент против прививки – вакцина от ковида появилась в рекордно короткие сроки, она не изучена, могут быть тяжелые последствия.

Владимир Хабудаев:

— Знаете, семь лет назад, когда появилась вакцина от Эболы, тоже были такие разговоры. Ее, кстати, сделали в России за те же полтора года. И благодаря этой вакцине и противоэпидемическим мероприятиям вспышка Эболы была локализована.

— Говорят, вакцина от ковида может вызывать бесплодие.

Инесса Борищук:

— На самом деле прививка как раз помогает сохранить репродуктивную функцию. Коронавирус поражает все органы, не только легкие. Добавьте сюда побочные эффекты от лекарственных препаратов – многие обладают тератогенными свойствами. Этот вопрос, безусловно, нуждается в изучении, но очевидно, что прививка позволяет избежать таких рисков.

— А как быть с беременностью? Меня уже несколько раз спрашивали: «Что делать? Поставила прививку и узнала, что в положении».

Инесса Борищук:

— Вообще-то наступление беременности в наше время управляемый процесс. И логика разумного человека должна быть такая: вакцинация при беременности не показана, значит, нужно сделать прививку заранее. Но на практике картина, конечно, иная. К контрацепции у людей отношение тоже неоднозначное.

Владимир Хабудаев:

— К прививке существуют абсолютные противопоказания – их перечень есть в инструкции. Это тяжелые аллергические реакции и непереносимость компонентов вакцины. Есть относительные противопоказания. Беременность – относительное. Тут надо смотреть на соотношение риск – польза.

— А людям пожилым и тем, кто страдает тяжелыми хроническими заболеваниями, прививка не нанесет вреда?

Владимир Хабудаев:

— Группам риска надо прививаться в первую очередь. В рекомендациях об этом совершенно четко написано.

— Еще говорят, что во время пика эпидемии вакцинацию нельзя проводить.

Владимир Хабудаев:

— Есть вакцинация рутинная, а есть экстренная. Спорить, что лучше и правильнее, бессмысленно – у нас сегодня просто нет выбора. Пока мы не достигнем иммунной прослойки в 80 процентов, ковид будет накрывать нас своими волнами. За индийским штаммом появится еще какой-нибудь. Единственный шанс остановить эпидемию – массовая вакцинация. Я бы, если честно, сейчас поголовно всех прививал. Потом будет достаточно ревакцинации раз в год.

— Но вирус мутирует. Будет ли эффективна вакцина для новых штаммов?

Владимир Хабудаев:

— Скорее всего, ситуация будет такая же, как с вакциной от гриппа. Как только регистрируются первые случаи заболевания, биоматериал сразу же идет в Институт гриппа, где ученые определяют, какой из штаммов активен нынче, и разрабатывают соответствующую вакцину.

Услышьте нас, пожалуйста!

Инесса Борищук:

— Точку в этой бессмысленной дискуссии, делать прививку или нет, как правило, ставит больничная койка. На ней рано или поздно оказывается «диванный эксперт». Есть еще вариант трагического исхода: это выдача свидетельства о смерти кого-то из родных или близких, кого противник вакцинации отговорил от прививки. Понимаете, это очень страшно: смотреть, как пациенты уходят, и понимать, что ты ничего не можешь сделать.

Я врач и верю в науку, медицину. У нас сегодня есть возможность предупредить болезнь, которая унесла множество жизней. И я не хочу больше терять людей, которые могли бы еще жить, любить, творить, растить детей, нянчить внуков. К чему спорить? Нам доступны современные медицинские технологии. Осталось победить мракобесие в головах.

Источник: RG.RU

Фото: Российская газета

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *