В рамках тематической недели по туризму прием граждан провела заместитель министра природных ресурсов, экологии и туризма Елена ЯЛБАЧЕВА.

Задать волнующие вопросы жители региона имели возможность как в очной форме, так и посредством онлайн-общения.

Обращаясь к руководителю ведомства, житель Горно-Алтайска отметил, что в настоящее время принят ряд поправок в Федеральный закон «Об основах туристической деятельности», которые касаются лицензирования работы гидов-переводчиков, инструкторов-проводников и экскурсоводов (гидов). Он хотел узнать: будет ли данный закон в ближайшей перспективе применен и на территории региона?

На это представитель министерства ответила, что сегодня Федеральное агентство по туризму уделяет лицензированию деятельности гидов-проводников и экскурсоводов повышенное внимание. С 1 июля 2022 года новый порядок должен начать действовать на всей территории страны, поэтому здесь, в республике, мы также работаем над этим. В настоящее время формируется порядок работы аттестационной комиссии, которая будет принимать экзамены у потенциальных участников данного процесса. Кроме того, готовится необходимый для этого пакет документов. Но прежде чем приступить к экзаменам, нужно обучить наших работников.

Желающие могут записаться на курсы. «Осенью мы повторим такие курсы для гидов-проводников и экскурсоводов. А после создания комиссии будем работать над тем, чтобы все люди, которые их прошли, в случае необходимости могли участвовать в процессе оказания услуг. В идеале надеемся, что среди обучающихся будут в большинстве представители нашей республики», — отметила Елена Валерьевна.

У экскурсоводов есть возможность разработать свою экскурсию и получить официальный документ, который позволит им на определенной территории осуществлять свою деятельность и получать доход. На данный момент идет подготовка нормативной базы.

— Думаю, что к началу 2022 года все документы будут приняты, — сказала заместитель министра. — Мы очень надеемся, что в ходе предстоящей работы получим уникальный квалифицированный персонал, который действительно сможет рассказать много хорошего и интересного о нашем регионе. И не будет необходимости сочинять какие-то байки про Алтай для приезжих. К сожалению, пока непрофессионализм проявляется очень часто.

От экскурсоводов требуется знание основ культуры, этнографии региона, природного состояния. На гидов-проводников возлагается забота о туристах, чтобы они были защищены. Ведь туризм в горной местности сопряжен с экстремальными условиями — маршруты бывают не только пешие, но и конные. У нас проводятся сплавы по бурным горным рекам, это тоже определенный риск. Скалолазание, альпинизм, мото- и спелеотуризм, походы в труднодоступные места — всё это диктует, чтобы проводники имели хорошую подготовку и могли правильно сориентировать наших гостей на поведение в нестандартной обстановке. Словом, речь идет о повышении качества предоставляемых туристических услуг на территории всей страны и конкретно нашей республики.

По информации министерства, переходный период рассчитан на два (максимум три) года. А в дальнейшем работа без аттестации грозит участникам данного процесса серьезными штрафами и уголовными наказаниями. Предположительно, аттестаты будут выдаваться сроком на пять лет, а в дальнейшем от экскурсовода и будет требоваться подтверждение своей квалификации.

— На разного рода площадках, в прессе звучат мнения о необходимости разделения вашего министерства на два — туризма и природных ресурсов с выделением четкого лесного направления деятельности. Насколько это актуально и реально, на ваш взгляд»? – так звучал следующий вопрос от жителей.

 — Опыт разделения нашего министерства уже был, а насколько это было оправданно, я вам в данный момент не скажу, поскольку за этим мнением должна стоять серьезная аналитика. Что касается сегодняшнего момента, то начнем с того, что численность чиновников в регионах регулируется, и очень жестко, на уровне Федерации. Тем более в таком, как нашем, высокодотационном регионе.

Но справедливости ради хочу сказать, что у находящихся только в моем подчинении пяти сотрудников огромный пласт работы, с которым они просто физически очень часто не могут справиться. Не могу не отметить, что в последние годы вопросы, связанные с закреплением кадров, становятся трудно решаемыми. Люди не соглашаются работать за 20 с небольшим тысяч рублей при таком напряженном графике. Многие просто не выдерживают и уходят.

Возвращаясь к заданному вопросу, могу отметить, что для разделения министерства нужны четкие основания. Взять ту же лесную отрасль. Прежде чем ее выделить в отдельное направление, даже не министерство, а комитет, мы должны иметь очень четкие основания, которые касаются увеличения объемов и, соответственно, деятельности. Мы же до полного проведения лесоустройства в регионе не будем понимать, есть ли у нас запасы леса, чтобы заготавливать его в промышленных объемах. То есть мы должны вести речь о серьезной лесопереработке. К сожалению, не всё так просто, и скорее всего в ближайший год перемен не будет. В Алтайском крае, Бурятии, ряде других регионов отдельные структуры по туризму действительно есть, но не будем забывать, что бюджет у них значительно больше, чем у нас.

Как бы то ни было, ясно сейчас одно – наблюдается увеличение потока туристов, а значит, усложняется вся работа. В идеале, конечно, такое разделение или увеличение численности способствовало бы только улучшению качества работы в данном направлении.

— Представителей общественности также интересовало, можно ли для решения проблемы с уборкой мусорапривлекать, к примеру, казаков в статусе экологической полиции.

— Да, если получат документ общественного инспектора в сфере экологии. Хочу сказать о «зеленом» туризме, росте числа гостевых домов, не имеющих юридического статуса. Беда в том, что хозяева таких домов еще не доросли до осознания, что работающие по сбору мусора компании просто не справляются с объемами. Предприниматели не готовы дополнительно платить грузчику, водителю, сортировщику, а также за бензин ввиду того, что все эти расходы возлагаются только на них. Поэтому данный бизнес становится нерентабельным.

Решение «мусорной» проблемы во многом я вижу в осознании ее значимости со стороны каждого жителя и личной ответственности, конечно же.

Министерство со своей стороны не проходит мимо. По мере сил мы приобретаем мусорные контейнеры и передаем их муниципальным образованиям. Подключаем добровольцев, активистов на расчистку скал. И хотя убирать мусор — не наш профиль, для города мы купили не менее десяти контейнеров для сбора пластика. А еще поддерживаем таких предпринимателей, как Александр Нартов, который занимается переработкой пластика, превращая его в востребованную продукцию. И, кстати, к вывозу мусора привлекаем своих лесников, которые в последнее время получили немало новой техники.

Да, это нельзя считать кардинальным решением проблемы. Но если каждый начнет с себя, то этот вопрос тоже можно будет сдвинуть с мертвой точки. Что же касается идеи об экологической полиции в таком виде, то в ней есть определенное зерно истины.

Среди прочих поступил вопрос, готово ли министерство выйти с законодательной инициативой по поводу налогообложения владельцев «зеленых» домов. «Около 20 лет ведутся разговоры о том, чтобы часть налогов и платежей от туризма уходила в бюджет сельских поселений», — отмечалось в обращении.

— Понятие «гостевые дома» уже пришло, — констатировала замминистра. — Осталось прописать окончательные механизмы в Жилищном кодексе и других нормативных актах. Почему мы не вносим свой закон? Потому что идет очень большая работа над федеральным. И наши предложения будут уместны после того, как примут этот документ. Что касается сельских поселений, налог на имущество в любом случае будет уходить в их бюджет. И не 20 — 30%. В бюджет сельских поселений поступает налог на имущество и подоходный. Необходимости в тех 30%, о которых спрашивают обратившиеся, не вижу. Мне кажется, если и выходить с такой законодательной инициативой, то это нужно было делать два-три года назад, до законодательного закрепления понятия «гостевые дома». Сейчас следует дождаться действий на федеральном уровне. Они будут в ближайшее время. Поправки по аграрному туризму, например, уже приняты.

Отвечая на запрос о необходимости развития сети платных парковок в туристических местах и закрытии проезда для автотранспорта, Елена Ялбачева подчеркнула: для того чтобы ограничить проезд на ту или иную территорию, нужны серьезные основания. Граждане России могут передвигаться везде. Исключения составляют санаторно-курортные, особо охраняемые, заповедные зоны. А что касается платных стоянок, то на развитие придорожного сервиса предусмотрены грантовые средства. Предпринимателям дан зеленый свет, государство поддержит. В любом случае инициатива должна исходить от людей на местах. Чтобы сделать те или иные зоны только пешеходными, нужно это обосновать. Если у людей есть идеи, мы готовы к содействию.

Еще один вопрос касался охранных зон вокруг уникальных природных объектов республики и защиты сакральных мест. Его авторы апеллировали к авторитету первого Главы Республики Алтай В.И. Чаптынова и его деятельности в этом направлении. Относиться уважительно к тому, что сделал для региона Валерий Иванович, или забыть об этом, задавались риторическим вопросом заявители.

— Что касается Мультинских и Каракольскиз озер, о которых говорится в обращении, в Правительстве Республики Алтай на утверждении находятся пояснительная записка по обоснованию создания соответствующих охранных зон, разработанная экспертами в области экологии. Там есть четкое обоснование всех моментов, в том числе границ, прописан режим и экологические последствия. Сакральные мест у нас в реестре утверждены с 90-х годов. Проблема заключается в том, что кадастровая палата организовалась позже, а все «картинки» должны быть внесены в кадастр и зафиксированы в соответствующем ведомстве. Тогда было даже принято постановление «О сохранении и развитии сакральных мест», потом его отменили из-за несоответствия федеральному законодательству. С инициативой больше так никто и не вышел. Есть приказ 2012 года, в котором говорится, что появились новые методические рекомендации по паспортизации и квотированию сакральных мест… Но то, что было утверждено тогда, в сегодняшних нормативных реалиях не зафиксировано. Если сейчас постановление, подобное предыдущему, примут, данные внесут в кадастровую палату. Кстати, идея усилить охранный режим Каракольских озер содержится в плане создания регионального национального природного парка «Каракольские озера». Запретить проще всего. Определять, какие можно места посещать, по каким правилам, как себя там вести, должны жители.

Валерия Ивановича я знала лично. То большое и значимое, что начиналось при нем, безусловно, надо продолжать.

Подготовила И. Попова

Фото из архива «Звезды Алтая»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *