«Училище олимпийского резерва — учебно-педагогический комплекс, в котором осуществляются обучение и воспитание на I, II и III ступенях или на II и III ступенях общего среднего образования, организация учебно-тренировочного процесса по видам спорта в целях подготовки спортивного резерва и (или) спортсменов высокого класса. Также в учебном заведении реализуется образовательная программа среднего специального образования», — поясняет, что такое УОР, Википедия. В переводе с официального – это место, где готовят будущих чемпионов страны, континента и мира, победителей Олимпийских игр, создавая необходимые условия для тренировок и обеспечивая соответствующий быт, а также учат наставников для них. При этом, разумеется, не все, кто обучаются в УОР, становятся чемпионами и великими тренерами, но стремятся – все, а это уже многое значит и для самих ребят, и для их большой и малой родины. Сегодня в Сибирском федеральном округе училища олимпийского резерва есть в 10 регионах из 12. Нет – в Томской области и Республике Алтай. Об этом – наш разговор с президентом Олимпийского совета Республики Алтай Александром ТЕЛЁСОВЫМ.

 — Училище олимпийского резерва очень востребовано. Идея, конечно, зародилась давно. Этот вопрос поднимали в разное время и на разном уровне, но потом все как-то забывалось и сходило на нет. Несколько лет назад я писал соответствующее письмо тогдашнему главе республики Александру Васильевичу Бердникову. После встречались с курирующими замами. Вроде бы всё объяснял, все соглашались, но так ничего и не решили.

У нас в регионе несколько профессиональных училищ, которые готовят цветоводов, парикмахеров, экскурсоводов, поваров и представителей многих других специальностей, а вот такого же заведения для спортсменов – нет.

Но давайте посмотрим, что мы получаем, открывая УОР: в первую очередь плеяду молодых людей, великолепно воспитанных в духовном, нравственном и физическом плане – это человеческий потенциал, самый главный ресурс. Через отбор берем мальчишек и девчонок из всех муниципальных образований, даем им среднее специальное образование. Если даже из ребенка не вырастет великий спортсмен, он станет профессионалом своего дела, тренером по выбранному виду спорта — сможет работать в ДЮСШ или даже в обычной школе. В районах ведь как раз не хватает таких специалистов. Но прежде всего мы получаем Человека с большой буквы, патриота.

Вообще любовь к спорту воспитывается с детства. Сегодня у нас есть пилотный проект – мы седьмой год реализуем его в Шебалино, когда малыши участвуют в Дне зимних видов спорта. Разработана достаточно простая, но интересная программа соревнований. Дети с удовольствием состязаются за право быть в числе победителей и призеров, а дальше по жизни они уже пойдут с соответствующим отношением к реальности, к спорту, со знаниями об олимпийском движении. Скорее всего, большинство из них станут воспитанниками спортивных школ и Училища олимпийского резерва, если таковое все же откроется.

В Европе, например, в такие заведения детей отбирают с раннего возраста по антропометрическим и биологическим данным – медики по структуре мышечных волокон и массе других показателей определяют, к каким видам спорта расположен ребенок, где он сможет достичь наивысших показателей. Но можно отбирать и по старинке, используя желание ребенка, его предыдущие достижения и специальные экзамены перед поступлением в УОР.

Почти в каждом регионе сегодня есть специализированные (по видам спорта) спортивные классы (своеобразный резерв для УОР). Дирекция спортивной школы заключает соглашение со школой общеобразовательной. До девятого класса воспитание идет с двух сторон, а потом подросток приходит в УОР (пройдя опять же вступительный отбор). Там для него организованы и, что немаловажно, финансово обеспечены усиленные тренировки, качественное медицинское обслуживание, соответствующее питание. При всем этом уделяется серьезное внимание обучению (в том числе среднему специальному) и воспитанию.

По окончании училища человек, показывающий стабильные спортивные результаты, еще несколько лет может находиться в группе высшего спортивного мастерства. Тем самым и для взрослых людей, отдающих себя спорту и завоевывающих медали для региона и страны, решается проблема трудоустройства, командировочных расходов и оплаты за проживание при выездах на УТС и соревнования, а также углубленного медицинского обследования и усиленного питания. При попадании в сборную страны спортсмен получает еще и стипендию.

У нас сегодня есть Центр спортивной подготовки сборных команд Республики Алтай, но это несколько иная структура, она не обеспечивает финансирования по многим параметрами и охватывает не все виды спорта.

Отдельно хочется сказать о питании. В идеале для каждого возраста и даже вида спорта рацион специально рассчитывается по калорийности, содержанию белка, другим составляющим. У нас же сейчас выделяется некая сумма (в сутки, по-моему, около двухсот рублей) и определяется столовая, а уж что выбрать, зависит от самого спортсмена. На самом деле рацион должен быть полноценным, качественным и отрегулированным именно под его потребности (не сиюминутные «хотелки» типа чипсов или пельменей с майонезом, а именно необходимые растущему и нагружаемому серьезными тренировками организму). Плюс витаминизация, на которую тоже должны выделяться отдельные средства.

Ну и, конечно, дети, выступающие за регион, должны быть как минимум одеты и обуты (не в то, что мама купила, а в утвержденную командную форму для разных случаев).

Еще одна тема – тренеры по видам спорта. Я сегодня являюсь старшим тренером Республики Алтай по греко-римской борьбе, но понятия не имею, из какого источника должен получать зарплату, вроде бы это вообще должность на общественных началах. Но это ведь ненормально!

Помимо старших тренеров должны быть методисты по каждому виду спорта, по крайней мере по тем, что признаны в регионе базовыми, реальные методисты – квалифицированные специалисты с солидным опытом работы именно в этой сфере…

Идею о необходимости создания в республике Училища олимпийского резерва я озвучил и главе региона О.Л. Хорохордину. О том же говорили олимпийские чемпионы разных лет по разным видам спорта, приезжавшие к нам в 2019 году по линии Олимпийского комитета России (мы тогда проехали с ними почти по всей республике, устраивая встречи с детьми и взрослыми). Они просто охали и ахали, удивляясь тому, что у нас нет УОР. С тем, что такое учебное заведение необходимо, Олег Леонидович не просто согласен – он говорил об этом еще во время своей предвыборной кампании. Письмо от Олимпийского Совета РА о рассмотрении возможности открытия Училища олимпийского резерва он отписал своему заместителю Эжеру Алексеевичу Ялбакову. Мы создали рабочую группу, но опаздываем по времени, потому как в случае открытия уже летом надо набирать студентов. Пока предположительно по пяти видам спорта.

В Алтайском крае, к примеру, в Училище олимпийского резерва культивируют около трех десятков видов спорта. Мы с Александром Поликарповичем Манзыровым были там недавно с рабочей поездкой. Пообщались с директором Евгением Владимировичем Трубниковым, ознакомились с материально-технической базой, инфраструктурой. У них учатся многие наши ребята – борцы, легкоатлеты, лыжники… В частности, новость от 9 апреля на сайте Алтайского УУОР гласит: «Юрий Тапаа и Максим Новичихин — бронзовые призеры Первенства России». Борец греко-римского стиля Юрий Тапаа – уроженец Горно-Алтайска, первокурсник Горно-Алтайского госуниверситета, но нашего финансирования не хватает и на соревнованиях он выступает двойным зачетом, за Алтайский край и Республику Алтай. А сколько наших спортсменов выступают уже не двойным зачетом (кстати, в официальных спортивных кругах двойной зачет не приветствуется), а просто за другие регионы.

В Алтайском крае тем временем УОР не просто работает – на его площадке открыли спортивный класс с интернатом. Ребята с 6-го по 9-й класс, решившие связать свою дальнейшую жизнь со спортом и прошедшие отбор, могут за государственный счет тренироваться, им обеспечиваются медицинское обслуживание, питание и проживание. И они к юношескому возрасту подходят не уткнувшись в гаджеты, не набравшись плохих привычек, а в великолепной спортивной форме, подготовленные к борьбе на спортивных площадках самого высокого ранга.

Когда говорим об открытии чего-либо, всегда возникает финансовый вопрос. В Алтайском УОР сегодня вместе со спортклассами обучаются около шестисот человек. Училище арендует различные спортивные объекты. Так вот, вместе с арендой, зарплатой персонала и расходами на самих спортсменов (проживание, четырехразовое питание, учеба и т.д.) их годовой бюджет составляет около 110 миллионов рублей. В нашем случае для 50 человек первого набора по приблизительным подсчетам потребуется примерно 15 – 20 миллионов (это с серьезным запасом).

В начале марта я был в Красноярске на совещании под руководством министра спорта России О.В. Матыцина в рамках Сибирского соглашения. Я написал и передал ему обращение, обосновав необходимость открытия в регионе УОР. Он переслал соответствующее письмо в Комитет по спорту Республики Алтай. Ждем ответа.

Мне кажется, просто нельзя не использовать эту возможность для воспитания достойных граждан своей страны. Ведь парни и девчата из УОР – замечательный пример для других ребят, гордость для родителей, немалый вклад в общий имидж региона.

Необходимость открытия в республике Училища олимпийского резерва Александр Егорович доказывал мне с таким энтузиазмом, словно тренировался перед встречей с очередным чиновником, уполномоченным решать подобные вопросы. Я с ним согласна. Как журналисту и как жителю Горного Алтая мне хотелось бы писать и видеть информацию не о двойных зачетах и не о том, как наши ребята защищают спортивную честь других субъектов, а о том, как они побеждают на состязаниях самого высокого ранга, тренируясь здесь, в республике. Из олимпийских видов спорта пока таких примеров только два. Это победитель Первенства мира по гребному слалому 2010 года и чемпион мира в командных гонках 2014-го Кирилл Сеткин (огромное спасибо тренерам и спонсорам клуба «Алтай-Рафт») и трехкратный победитель юношеского чемпионата мира этого года по биатлону Денис Иродов (величайшая благодарность его отцу и тренеру Вадиму Карповичу). Вопрос в том, услышат ли президента Олимпийского совета Республики Алтай те, от кого действительно зависят открытие и финансирование регионального Училища олимпийского резерва.

Галина Миронова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *