Так в двух словах описывает работу кош-агачских медиков – своих коллег главный врач районной больницы в период вспышки коронавирусной инфекции в самом отдаленном уголке нашей республики.

Весь регион с тревогой наблюдал за ежедневными сводками оперштаба. Новости долгое время были неутешительными — количество заболевших кош-агачцев росло. В разговоре с Розой Мухамбердиновной Чалгымбаевой, которая возглавила Кош-Агачскую больницу весной прошлого года, мы узнали подробности о том, как её коллектив справлялся со сложной ситуацией.

— Первые пациенты у нас появились в мае 2020-го. Как только узнавали, что у человека положительный результат, сразу отправляли его в республиканский ковидный госпиталь. Очень долго мы держались, конечно. На въезде в район, в с. Курай, работал круглосуточный пост: не впускали въезжающих из других районов и других регионов. Возвращавшихся местных обследовали. Как раз этот пост и выявил нашего первого пациента. Затем начался рост распространения инфекции. Как мне кажется, в основном из-за ослабленного иммунитета у населения, а также в связи с тем, что у нас почти у всех большие семьи и люди очень общительные, проводится много разных мероприятий.

Крайне сложно пережили вторую волну, которая пришлась на ноябрь. Болели многие медработники. Бывало, что на всю нашу больницу оставалось всего три доктора.

В июле прошлого года мы открыли свой госпиталь на 43 койки. Он работал по 20 февраля. Всего в нем пролечили 369 человек.

С конца декабря заболеваемость среди населения стала спадать. В январе — феврале она присутствовала, но уже сравнительно меньше. Чтобы совсем не было, такого ещё не отмемчено.

— Кто больше болел – дети или взрослые, мужчины или женщины?

 — По данным статистики, всего в районе в 2020-м у нас было 2429 заболевших: 1802 – взрослые, 626 – дети, почти одна треть. С начала 2021 года по состоянию на 1 марта новая коронавирусная инфекция была выявлена у 113 человек, в том числе у 92 взрослых. Отмечу, что в Кош-Агачском районе проживают 19616 человек.

— Кроме поста в Курае было ограничение въезда и через государственную границу…

— Район наш большой, интересный, привлекает туристов. Но граница с Монголией закрыта и сейчас. Кураский пост действовал до декабря прошлого года.

— Если вспомнить: в мае после того как выявился первый больной с коронавиросуной инфекцией, каким было ваше ощущение, какая реакция, как восприняли всю эту ситуацию?

— Первая реакция — было страшно от неизвестности. Новую инфекцию боялись сами медицинские работники. Со временем, конечно, мы научились правильно работать с ней.

— Вы говорите, что госпиталь открыли только в июле. А первые месяцы как работали? Ведь пациентов нужно было доставлять в город…

— Ежедневно. И ночью, и днем. Автопарк у нас износился прилично. В 2020 году нам дали четыре новых автомобиля. Вообще хорошо помогали и с выделением защитных костюмов и необходимых лекарств. Государство помогает. Мы всем были обеспечены. Был какой-то промежуток, что на амбулаторное лечение снабдили малым количеством медикаментов. Но потом и эту проблему тоже сняли и все нормализовалось. Сейчас в наличии есть всё — и лекарства, и костюмы, и дезсредства,

— Какое настроение было у местных жителей по поводу введенных ограничений? Они соблюдали их? Или, может, сопротивлялись?

— Как правильнее сказать?.. Не то что сопротивлялись. Люди не могли сориентироваться и понять, что происходит. И в июне, и в июле, помню, продолжали по-прежнему участвовать в разных мероприятиях с большим количеством людей. Но теперь уже все стало нормой: масочный режим, перчатки, социальная дистанция — это все безоговорочно соблюдается. К этому уже привыкли.

 — По-вашему, каков прогноз распространения инфекции в дальнейшем?

— Прогноз, думаю, будет оптимистичным. У нас усиленно идет вакцинация против ковида. К настоящему времени нам выделено 1150 доз вакцины, из которых на сегодня осталось 220, их мы планируем применить в течение нескольких предстоящих дней. Вообще до 1 июля будет привито 60% нашего взрослого населения. Это где-то шесть — семь тысяч человек.

— Люди охотно идут прививаться?

 — Они согласны прививаться. Но у нас параллельно идет прививочная кампания против чумы. Тем, кому ставили противочумную вакцину, следующую полагается ставить только через месяц. С учетом той и другой вакцинации нам поставлены большие задачи. Против чумы мы должны привить 16500 человек — практически все взрослое население. Работы много, требования большие.

— Чтобы выявить точный диагноз, нужно провести анализ, что, конечно, требует времени. Как данный фактор влияет на результаты вашей работы?

— У нас имеются экспресс-тесты. Их достоверность — 60%. При поступлении пациента в больницу либо его обращении к доктору мы можем провести экспресс-тестирование. При сомнительном диагнозе или клинике заболевания, похожей на коронавирусную инфекцию, берем анализ уже на ПЦР-исследование. После материалы анализов должны быть доставлены в город в течение 24 часов. Результаты становятся известными через 48 часов. В этом сбоев тоже нет.

По определению ковид-инфекции очень хорошо с нами работает Республиканская противочумная лаборатория. С данным учреждением сотрудничаем почти с первых дней, как у нас появился короновриус. Его представители приезжали к нам, открыли лабораторию в Ташанте. Это было удобно. Через какое-то время нам вновь пришлось через район обратиться за помощью в связи с большим ростом распространения ковида. И из противочумной станции снова приехали, развернули работу.

— На какое время пришелся самый пик заболеваемости?

— Наибольшее число заболевших отмечено в ноябре. В июле прошла первая волна, потому мы и открыли госпиталь. Вторая волна прошла в ноябре. Тогда уже много уже много медицинских работников заразилось.

В основном люди болели легкой формой. Мы их лечили амбулаторно на дому. Если у них появлялись осложнения либо обострялись хронические заболевания, осложнявшие течение болезни, то отправляли в госпиталь в Майму. Кстати, Майминский госпиталь тоже очень хорошо сотрудничает с нами, принимает всех наших пациентов. Также госпиталь Ресбольницы и Спидцентр. Эти три медучреждения выручали и выручают нас постоянно.

Беременные женщины болели. Слава Богу, все обошлось, все выздоровели.

— Сложный вопрос, но позвольте спросить. Смертность ведь тоже имела место. Сколько людей погибло из-за этой инфекции в вашем районе?

— На сегодня с начала пандемии — 19 человек. Это все люди в возрасте, с серьезной клинической патологией. Они очень тяжело переносили, что привело к летальному исходу.

— Коронавирусная инфекция — это одно, но и другие заболевание тоже ведь никуда не делись. На фоне ковида какова ситуация по другим болезням — сердечно-сосудистым, туберкулезу например?

— Они были, есть и будут. В 2020 году, конечно, люди боялись обращаться, чтобы не заразиться. Больше вызывали на дом. В поликлинику приходили те, у кого действительно заболевания проходили в стадии обострения. Но все равно тенденция была таковой, что больше внимания обращали на коронавирус. Почему так — даже объяснить не могу.

— В вашей больнице большой коллектив?

— Да, у нас работают 397 человек, из них 50 — врачи.

— Специалисты имеются по всем направлениям?

— Есть у нас проблемные места. О вакансиях регулярно сообщаем в Минздрав. На сегодня у нас лорврач обучается в ординатуре, ждем его. Нам нужен анестезиолог-реаниматолог, хочется, чтобы приехали работать к нам неонатологи. Психиатр-нарколог тоже нужен — доктор есть, но он уже в возрасте.

— Если вернуться к ковиду, из своих специалистов кого бы вы назвали, отметили? Кто особо проявил себя, может, долго стоял стойко держался?

— Хочу сказать, что весь коллектив работал с полной самоотдачей: и средний персонал, и младший, и врачи. Из-за роста заболеваемости задействованы были все. Нет доктора, который не принимал бы участия в лечении пациентов с коронавирусной инфекцией.

Мы создавали по три мобильных бригады. В июле в них работали все участковые службы.

На данный момент у нас две мобильных бригады: одна обслуживает детскую службу медпомощи, вторая – взрослую. Пока роста заболеваемости нет. Сегодня отмечено девять случаев заражения ковидом, из них три — у детей. Все проходят лечение на дому.

Бывало, что мы по 60 больных на одном участке обслуживали. То есть один доктор, работавший в мобильной бригаде, принимал по 60 пациентов. Это в ноябре, когда был самый пик. По две-три бригады организовывали, по 180 пациентов лечили на дому. Это взрослых только! Доктора в этот период сами болели. Почему мы не могли больше обслуживать? Потому, что некому было работать.

Если честно, то чего мы только не пережили за это время!

— Что стало переломным? Когда вы почувствовали, что наконец-то отпустило?

— Люди стали понимать, что нельзя собираться в большом количестве в одном месте, что нужно прекратить общение на определенное время. Все силы были направлены на то, чтобы ограничить распространение этой инфекции. И, конечно, большое спасибо коллективу, всем медицинским работникам, которые достойно продержались. Большая помощь была оказана республиканскими госпиталями: в них пролечилось 773 человек, 1000 прошли стационарное лечение, а 1400 – амбулаторно пролеченных за весь период.

— Другие направления медпомощи как представлены?

— Наши хирурги в период пандемии иногда были вынуждены оперировать пациентов с коронавирусной инфекцией, у которых наблюдалась острая патология, требовавшая немедленного лечения. По маршрутизации таких больных мы должны отправлять в Майму, но, учитывая тяжесть состояния, наши врачи оперировали на месте.

В целом особо выделить одно направление медпомощи, которое работает наиболее усиленно, не могу, так как все доктора задействованы и работают каждый по своему направлению.

Конечно, очень перегружено терапевтическое отделение. После коронавирсуной инфекции люди вспомнили про свои основные болезни, чаще обращаются те, кто страдает хронической патологией. Больше это заболевания сердечнососудистой системы. Учитывая то, что наш район высокогорный, у нас каждый четвертый — гипертоник.

Мне, конечно, страшно вспомнить, через что мы прошли. Но так жили вся Россия и весь мир. Очень тяжелый вирус.

— Увы, и сегодня встречаются люди, которые не верят в его существование, говорят, что вся ситуация надумана, что всё это чьи-то происки. Как вы на это смотрите?

— Они не правы. Есть люди, которые очень тяжело переносили заболевание. Угроза есть. Факт — в Европе идет третья волна.

— Не знаю насколько можно воспринимать, но слышала и такое, что пятое поколение мобильной связи, так называемое 5G, которое идет на смену предыдущему стандарту, вызывает реакцию человеческого организма в виде заболевания ковидом, являющегося всего лишь адаптацией к новым микроволнам. Каждый переносит это по-разному, в силу уровня своего иммунитета. А вакцинироваться не следует, поскольку это, наоборот, снижает иммунитет. Подобные фэйки возникали и в вашей работе, скорее всего.

— Сейчас государство направило все силы на профилактическую работу. В прошлом году диспансеризация не проводилась, профилактика тоже. Получается, то чем мы занимались, было приостановлено. Задача профилактической работы – создать иммунную прослойку, чтобы инфекция не распространялась. Если привитый человек вдруг заразится, то он намного легче перенесет заболевание. Летальных исходов не должно быть.

Отмечено очень много фэйковых моментов, которые призывают людей не прививаться категорически, мотивируя это тем, что якобы идет чипирование. Я с этим, конечно, не согласна. Думаю, что людей все равно нужно прививать и защищать. Ведь создали прививку от оспы — тоже очень грозного заболевания. А в нашем районе действительно была выявлена чума, которая очень быстро передается. Если бы у нас была её легочная форма, то и район, и республику в целом закрыли. У нас было трое заразившихся, в том числе один ребенок, с тех пор всех поголовно прививают от чумы. Это и есть профилактическая работа, направленная на предотвращения массовых заболеваний, в том числе и от ковида. Я считаю: если создана прививка, которую одобряет весь мир, то почему бы нет? Государство же бесплатно предлагает привиться, защитить свой организм!

Было фэйковое сообщение, что в Казахстане некуда класть пациентов и людей не принимали в больницы. Писали, что такое происходит в Кош-Агачском районе. Ко мне приходили из Роспотребнадзора, звонили из вышестоящих инстанций, спрашивали: «Вы что делаете, почему больных не принимаете, почему выкидываете их на улицу?» Приходилось отвечать, что подобного у нас вообще нет, мы хорошо справляемся.

Очень сложным был период, мы работали все выходные, месяцами. Машин не хватало. Каждый доктор требовал автомобиль, чтобы съездить на свой участок. Выкручивались как могли. По четыре машины отправляли в город каждый ден, и здесь надо было работать. Водители, конечно, все молодцы, продержались тоже, всегда были в строю.

Такого опыта работы ни у кого не было, тем не менее при поддержке коллектива, администрации, Минздрава вроде худо-бедно выкарабкались, с ошибками, конечно, в целом был кошмар.

Невозможно было купить лекарства, не было их нигде, потому что не было поставок.

— Коммерческие аптеки, наверное, из-за удаленности не могли дождаться…

— Вы знаете, нет, они молодцы, у них запасы были. Но фирмы почему-то придерживали. Не могли мы тот же арбидол найти. Хорошо, что у нас запасы хорошие имелись. За счет них более менее справились. В первые месяцы почти на 2 млн. руб. обеспечили лекарствами все свое население. До того напугались, что выдавали по четыре пачки на человека.

Но и сейчас почему-то не утихает инфекция — то в одном селе, то в другом болеют по два-три человека. Она гуляет. Единичных случаев не может быть – так, чтобы в одном селе заболел один человек. Значит, другие бессимптомно болеют.

— Поголовно обследовать — не вариант?

— Почему? И поголовно обследовали. Мы вообще больше всех тестов провели — 26312. Уйма анализов и делали это все наши медицинские работники.

— Вас назначили главным врачом в мае 2020-го — получается, бросили в самое пекло пандемии?

— Пекло — это не то слово. Не знаю, откуда силы брались. Со всех сторон атаковали. Все было новое, незнакомое для меня. Должность главного врача — это одни проблемы. Как другие работают, не знаю. Мне было сложно, хотя в этом коллективе я 20 с лишним лет. До этого больше 15 лет была заведующей поликлиникой.

Коллектив слаженный, дружный, высокопрофессиональный. В период вспышки коронавируса была большая текучесть кадров. Коллеги болели один за другим. С мая прошлого года трудились без передышки. Никто толком в отпуск не сходил. Старались привлекать молодежь после медучилища. Работа главного врача – это очень ответственно, всего боишься и ни от чего не застрахован.

Возникали конфликтные ситуации по оплате. Были случаи, что работники контактировали, но им своевременно не произвели оплата. Жаловались в прокуратуру. После выяснения обстоятельств они получили выплаты. Страховые — производились тем, кто заразился на работе. Проблем было очень много. В целом, думаю, все продержались достойно.

На каждой из четырех машин возили в город по пять больных. Когда госпиталя не было здесь — за раз по 20 заболевших, и с симптомами и без них. Потом разрешили лечить амбулаторно на дому. Затем стали отправлять только тяжелых пациентов.

Людям, которым требовалась искусственная вентиляция легких, вызывали санавиацию. К нам приезжали и реанимоблили, чтобы вывозить больных, которых мы не могли своими силами вылечить.

Республиканский центр нам очень хорошо помогал, направлял специалистов. В таком режиме мы и сегодня работаем не только с коронавирусными пациентами, но и со всеми, кому нужна экстренная помощь.

Сейчас идет большая прививочная кампания. Я уже отмечала, что проводится она у нас сразу в двух направлениях. В этих услових медикам сложно работать. В других районах чуме нет. Там попроще. А мы уже пятый год прививаем.

— Опасность заражения сохраняется до сих пор?

— Да, тем более что сейчас начнется эпидсезон. Скоро проснуться сурки. Население информировано по поводу опасности заболевания. При разделке тушки зараженного животного человек обязательно заболеет, если у него имеется хотя бы малая ранка на руке.

— Спасибо за интересный разговор, Роза Мухамбердиновна. Счастья и здоровья вам и вашему коллективу!

— Пользуясь случаем, хочу сказать, что мы были бы рады, если бы наши выпускники возвращались в родные места. Ждем докторов, ждем младший персонал. Просто призываю молодых людей возвращаться домой! Вы нам очень нужны!

Наталия Манышева

Фото автора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *