Утром 10 февраля в Горно-Алтайске произошел пожар. В центральной части города сгорело старое двухэтажное деревянное здание, в котором располагалась вечерняя школа. Сообщение о трагедии вызвало немало эмоций и разных споров. Обыватели в соцсетях задавились вопросами: «Вечерняя школа? Она еще существует? Это ведь пережиток, рудимент советского прошлого…» Писали даже о том, что директор учебного заведения, видимо, кому-то насолила, защищая место под школой, тем самым препятствуя строительству магазина и т.д.

Мы встретились с Галиной Николаевной Терентьевой, которая в течение последних 11 лет является руководителем данной образовательной организации. Наша беседа состоялась не для того, чтобы развеять слухи и домыслы, вызванные происшествием, а с целью рассказать читателю, зачем сегодня действительно нужна вечерняя школа нам – современному обществу, в котором отсутствует безграмотность и в достатке присутствуют разные обучающие формы.

В настоящее время в Муниципальном бюджетном образовательном учреждении «Вечерняя (сменная) общеобразовательная школа г. Горно-Алтайска» работают 44 сотрудника, в то числе 25 педагогов, обучаются 216 воспитанников. Образовательный процесс организован с 7 по 11 классы в две смены: первая – утренняя, вторая – вечерняя. В каждом классе занимается по 16 человек. Школа осуществляет две модели обучения: педагогическую и андрогогическую. Реализует общеобразовательные программы основного общего и среднего общего образования, которые осваиваются в формах очного, заочного, очно-заочного обучения, а также в форме самообразования. Для всех форм получения образования действует Государственный образовательный стандарт, что означает: обучающиеся вечерней школы учатся по тем же программам и учебникам, что и ученики дневных школ, и конечный результат их работы оценивается результатами ОГЭ и ЕГЭ. Выпускник вечерней школы при условии успешного обучения становится конкурентоспособным при поступлении в профессиональные образовательные учреждения. Только за период с 2010 по 2019 год из стен школы выпущено 610 человек, а всего за 75 лет — более восемь тысяч.

— Скажите всё-таки, зачем сегодня нужная вечерняя школа в Горно-Алтайске?

— До этого поднимали (а сейчас, после пожара, особо остро звучит) вопрос о расформировании вечерней школы. Расформировать не долго. Но куда пойдут дети? Вечерняя школа – это специфическое образовательное учреждение, которое отвечает потребностям общества всегда. Она занимала и занимает свою нишу в системе образования среди других учреждений в городе. С военных и послевоенных лет здесь получали общее образование люди, желавшие продолжить обучение, иметь профессию или работу. К нам приходили учащиеся училищ, где не было возможности получить общее среднее образование, необходимое для поступления в вузы. В девяностые годы к нам стали массово направлять детей, у которых проявлялись признаки неадекватного поведения – девиантных и даже делинквентных форм, то есть склонных к криминализации и т.д. Тогда контингент вечерней школы значительно помолодел. В тот период мы практически потеряли взрослых учеников. Если в советское время организации и предприятия заботились о том, чтобы их работники получали образование, то в 90-е это стало вообще неактуальным. У нас стали учиться дети с определенными девиациями в поведении. То есть те, кого невозможно было удержать в дневных школах: они совершали правонарушения, даже преступления. Наша школа начала выполнять функцию реабилитации и социализации трудных подростков. Если до 90-х вопрос о воспитательном потенциале школы вообще не существовал, то с того периода эта часть образовательного процесса у нас начала бурно развиваться, потому что необходимо было осуществлять профилактику правонарушений и преступлений, повторных правонарушений среди детей. В основном это были ребята, которых направляли к нам из других образовательных организаций с целью их социализации. Я, как директор вечерней школы, стала членом комиссии по делам несовершеннолетних. Наш коллектив получил навыки работы с трудными детьми. Прежде вопрос о постановке на учет проблемных семей не стоял, об этом мы начали говорить только в последнее время: о семьях, которые попали в трудные жизненные ситуации, о состоящих на учете как семьи группы риска. Но учеников из таких семей было достаточно. Интересно, что раньше в основном это были мальчики, но постепенно стало больше девочек.

— Теперь же во всех школах имеются психологи, социальные педагоги, они работают с трудными, проблемными детьми. Почему эти ребята появляются у вас?

— Занятия в вечерней школе организованы в две смены. В первую занимаются дети, которые по разным причинам не могут обучаться в дневных школах. Почему-то говорят, что их оттуда «выдавливают». Ни в коем случае никого ни в чем не хочу обвинять. Все мы разные. У нас у всех разные потребности, планы, определенные наклонности, увлечения и так далее. И время от времени в дневной школе возникает такая ситуация, когда ребенок «не входит» в рамки установленных норм, протестует против них. Специальная литература называет таких детей нетрадиционно социализирующимися. У них совершенно иной взгляд на то, что происходит вокруг них.

В числе учащихся сейчас у нас есть те, у кого возникают проблемы с поведением. Однако процент состоящих на учете с каждым годом уменьшается. Больше становится как раз нетрадиционно социализирующихся. Очень много тех, кому требуется индивидуальный подход при обучении. Это особая категория. В классах в обычной дневной школе в среднем по тридцать и более человек. В таких условиях ребенок не сможет получить от учителя нужного внимания, а родители не имеют возможности нанимать репетиторов и как-то помогать ему, потому что сами, скорее всего, не имеют образования. У нас не более 16 человек в классе. На уроке учитель каждого видит, каждого спросит. Помимо этого на каждого ребенка создается индивидуальный маршрут, где указывается, по каким предметам его необходимо подтянуть. С каждым учитель проводит отдельные занятия. Дневная школа таких вещей позволить себе не может. Мы создаем ребенку ситуацию успеха – специальные психологические условия, как бы даем «таблетку»: ты успешный! у тебя все получится!

Люди не могут понять этого и говорят, что в вечерней школе легче учиться. Нет, не легче. Программа та же самая. Государственная итоговая аттестация проходит в том же режиме и абсолютно по тем же КИМам! Но ребенок, который получал двойки в дневной школе, у нас начинает учиться лучше, потому что педагоги работают с ним индивидуально.

По меркам дневной школы таких детей немного. В одном классе могут быть дети нетрадиционно социализирующиеся, имеющие отклонения из-за недостатка внимания, воспитания, и тут же может сидеть ребенок, у которого проблемы с обучением. И мы их выравниваем, доводим до Государственной итоговой аттестации, даем возможность пройти её успешно и получить аттестат. Думаю, очень хорошо, что такая возможность у ребят есть.

Особенно хочется отметить психологический климат. Мы же его искусственно создаем. У нас учителю запрещено говорить: «Идите ищите репетитора». Такого мы не допускаем, потому что учитель обязан научить, в расписании у него стоят индивидуальные консультации. Где сейчас такое ребенку представится — заниматься с педагогом один на один? А благодаря этому ученик начинает выправляться, образно говоря получает крылья, на которых взлетает. Дальше он может пойти получить профессию. Многие остаются в десятом классе, далее, пройдя ГИА за курс средней школы, идут дальше, продолжая учиться.

— В вечерней школе относительно небольшой педагогический коллектив. Как учителя справляются со своими задачами?

— Да, в нашей школе трудится небольшое количество педагогов, но каждого из них отличает умение привести образовательный процесс в соответствие с потребностями самых разных групп обучающихся, придать обучению реабилитирующий характер, способствовать повышению самооценки ученика. У каждого педагога собственный профессиональный почерк, свой методический багаж, который позволяет решать задачи по ликвидации учебной и социальной запущенности учеников, повышению мотивации учения, определению дальнейшего образовательного маршрута, а также успешной социализации. Говоря о профессиональных отличиях учителей вечерней школы, нельзя не сказать о таких их личностных качествах, как любовь к ученикам, доброта, терпение, трудолюбие, способность к самопожертвованию.

В разговоре Галина Николаевна неоднократно повторяла, что в вечернюю школу дети поступают по разным причинам. Она приводила много примеров, порой жутких, того, в каких условиях живут и воспитываются эти ребята. Так, однажды девочке, учившейся в одной из городских школ, одноклассницы дали прозвище «секонд-хэнд», потому что мама не способна одевать, обеспечивать ребенка по последнему слову моды, из-за чего она стала изгоем. Один парень остался в буквальном смысле без ничего, потому что, после того как сгорела вечерняя школа, сгорел и дом, в котором он жил со старым дедом. Учителя собрали средства, приобрели для молодого человека необходимую одежду. В другом случае мальчик из благополучной семьи бросил учебу в колледже, потому что решил: он потерял смысл жизни. Пребывал в глубочайшей депрессии. Психологи учебного заведения сумели вывести его из этого мрачного состояния, и сегодня он уже с улыбкой смотрит на мир. Происходит и такое, что девочки в раннем возрасте становятся мамами. Куда им идти со своими малышами? А ведь им тоже хочется получить образование, профессию. И вновь на помощь приходит вечерняя школа. Бывает, юноша вернулся из армии, поменял взгляды на жизнь и понял, что среднего специального образования ему маловато, стал мечтать уже о высшем. Как получить аттестат? В вечерней школе по очно-заочной форме. То есть каждый ребенок – это отдельная человеческая история, чаще трагическая, несчастливая…

— Поясните, что представляет собой обучение по очно-заочной форме? Как оно у вас проходит?

— По очно-заочной форме у нас занимаются ученики во вторую – вечернюю смену. Очно-заочная форма обучения позволяет студентам колледжей и не только им получить у нас аттестат об общем среднем образовании, а в дальнейшем — высшее образование. В колледжах программа за 10 – 11 классы выдается за один год, но этого недостаточно для поступления в вуз. Ребята учатся три дня в неделю очно, в остальные дни — заочно. Сдают зачеты, получают аттестат об общем среднем образовании, проходят Государственную итоговую аттестацию и идут в вузы, которые их интересуют: в Томске, Новосибирске и т.д. Понимаете, пока в нашем обществе будет социальное расслоение, пока в дневных школах классы будут переполненными, такие дети, которых обучаем мы, будут появляться и появляться. Наш контингент – дети «с последних парт». А мы просто делаем свою работу, создаем им психологический комфорт для обучения, для мотивации, помогаем подняться до определенного уровня. У нас каждый из педагогов, по сути, психолог. Мне кажется, благодарить нужно такую школу за то, что умеют, могут и делают наши учителя. У таких детей должно быть свое место, где уютно и тепло, где их никто не унизит и не оскорбит. Невольно хочется обратиться к произведениям великого русского гуманиста Ф.М. Достоевского, поискать здесь примеры силы и мужества в период тяжких испытаний. Именно там писатель совершает великие открытия: ложные теории, сознание своей исключительности, презрение к человеческому муравейнику – все это теряется перед величием истиной любви к людям. А ведь именно она лежит в основе той помощи, которая направляется нашему коллективу от администрации города, неравнодушных людей, организаций. Я от лица всего педагогического коллектива выражаю благодарность всем, кто принял участие в нашей судьбе. Особенно хочется сказать спасибо братьям по профессии — руководителям и педагогическим коллективам гимназии №9, Центра детского творчества Горно-Алтайска, школы №12, руководителям всех образовательных организаций. У Ф.М. Достоевского есть пронзительный эпизод, где Мармеладов в безысходной тоске и горьком отчаянии восклицает: «Понимаете ли, понимаете ли вы, милостивый государь, что значит, когда уже некуда больше идти?» Как хочется, чтобы все, кто уполномочен управлять нами, россиянами, услышали в этих словах аналогию с существующей проблемой размещения вечерней школы. Ведь действительно, это страшно, если нашим учащимся — и несовершеннолетним, и взрослым работающим — некуда будет пойти, чтобы реализовать свое законное право на образование, закрепленное в Конституции Российской Федерации, — возмутилась директор.

Органы власти уже дали знать, что нового здания вечерне школе не видать, поскольку восстановить, построить её на прежнем месте уже не получится – не пройдет ни по каким требованиям и нормам из-за малой площади земельного участка, а возвести ещё где-то – нет возможности. Но пообещали, что в ближайшем будущем подыщут подходящее помещение. Воспитанников и педколлектив вскоре после постигшей их беды заботливо приютил Городской центр детского творчества, что сам теснится на пятом этаже школы №9. Галина Николаевна с благодарностью назвала всех, кто откликнулся на их беду и принял участие в судьбе вечерней школы, особо отметив руководителей и педагогов всех образовательных организаций города.

— И так-то большие проблемы со строительством городских школ. Еще мы вдобавок усложнили ситуацию. Я, как директор, всегда понимала, в каком состоянии наше здание, поэтому строго следила за соблюдением всех противопожарных мер. Но случилось то, что случилось. Никто этого не хотел. Эта трагедия явилась огромной утратой для наших учителей и учащихся. У нас у всех ощущение одно: потеря родного, близкого, любимого. Тяжелее всего осознавать: свой дом потеряли наши ученики. Многие из них воспринимали вечернюю школу именно так. Здесь они получали то, что позволяло им вновь обрести желание учиться, найти свой путь, наполнить свою жизнь смыслом, — с горечью и слезами поделилась собеседница.

Наталия Манышева

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *