О резонансной ситуации из первых уст

    Новость о том, что манжерокский Затон удалось отстоять, облетела все СМИ, притом не только региональные. К обсуждению по традиции подключились многочисленные  комментаторы. И началось перетягивание каната (или одеяла — кому как нравится): кто первым поднял вопрос, кто больше радел, кто громче кричал. В общем, в споре пытались найти истину, кто тот молодец, который всех спас. Действительно, страна должна знать своих героев.

     Как же всё происходило на самом деле? Мы обратились за комментарием к одному из участников борьбы за Затон — депутату Республики Алтай Алёне КАЗАНЦЕВОЙ.

— Алена Борисовна, когда вы узнали о том, что над манжерокским Затоном сгустились тучи?

— Это было в декабре.  В один и тот же день мне сначала прислали на электронку письмо мои знакомые-манжерокцы, а после в соцсетях начали отправлять посты жители Маймы. К тому моменту уже шел сбор подписей под петицией. Днем позже на имя спикера Госсобрания поступило официальное обращение. Мы созвонились с Рашидом Атажановым — депутатом по тому самому округу, обсудили ситуацию. Он съездил в Манжерок, где ему передали письма — на его имя, имя главы республики, а также в адрес депутатов Майминского района. И все эти письма он внес от себя на фракцию. Нам было очень важно принять решение накануне сессии, чтобы успеть все подготовить и выступить. Обращение к Олегу Леонидовичу депутат передал лично в руки. Глава сказал: дайте мне возможность разобраться в ситуации, на сессии я все озвучу. Параллельно проблемой начал заниматься Роман Птицын, глава Майминского района.

— То есть, в Госсобрании о Затоне заговорили накануне декабрьской  сессии?

— Да. Разговор начался в присутствии  Олега Леонидовича Хорохордина на фракции «Единой России» 10 декабря. Его как руководитель фракции инициировал Владислав Рябченко, он к тому же  возглавляет профильный комитет. Глава тогда сказал, что речь идет о федеральной собственности и в республике повлиять на исход торгов уже невозможно, нужны другие механизмы, но он приложит максимум усилий.  Ту же информацию он озвучил на сессии и заверил депутатов, что переговорит в Москве с главой Росимущества.

    При этом и председатель правительства, и глава района, и члены парламента сделали запрос в Территориальное управление Росимущества. Ответы пришли. Выяснилось, что в свое время произошло отчуждение  этого участка в федеральную собственность.

— Что было дальше? В хронологическом порядке.

— Дальше на прием к депутатам приехала инициативная группа манжерокцев. Встречались и разговаривали с ними Герман Чепкин, Ольга Волосовцева и Рашид Атажанов. Надо сказать, что фракция подключилась очень активно. 24-го на сессии Атажанов вновь поднял этот вопрос. Олег Леонидович пояснил, что переговорил с руководителем Росимущества и сделку удалось приостановить. Требовалось выстраивание диалога  с потенциальными арендаторами. 25 января мы с Рашидом Досимовичем выехали в Манжерок. Встретились с главой сельского поселения, депутатами, жителями. В обсуждении участвовали Роман Птицын и  председатель Майминского районного совета депутатов Ильнур Ударцев. Мы рассказали, кто какую работу проделал, и поблагодарили людей за их активную позицию. Жители звонили во все колокола, собрали подписи не только по России, но и  наших земляков из-за рубежа.

— Так кто все-таки спас Затон?

— Это была командная работа. Первое — неравнодушные жители, второе — депутаты и глава поселения, глава района, парламентарии. Но, безусловно, ключевую роль сыграл руководитель региона. Мы бы, конечно, обращались куда только можно, но если бы не подключился Олег Леонидович, всё бы так и осталось.

— Какие выводы можно извлечь из этой ситуации?

— Очень важно не оставаться равнодушными, поверить во власть на местах. Я всегда говорю людям: вы избираете депутатов, нужно с ними встречаться, к ним обращаться,  с ними взаимодействовать. Можно, конечно, занять излюбленную некоторыми позицию: всё плохо и всё. А можно что-то делать, и результат будет совсем другой.

— Как делали манжерокцы…

— Люди не сидели на месте, не ограничивались обсуждением у себя на кухнях, какая плохая власть. Они поднялись и сделали всё, что могли. Привлекали внимание, просили поддержки. Они поверили.

— А если бы не придали огласке?

— Никто бы и не узнал. Только постфактум.

-Какой фактор сыграл ключевую роль в решении проблемы?

— На первое место я бы поставила командную работу, дальше —  доверие к власти, а потом — позицию депутатов поселения. В свое время они допустили эту ситуацию по незнанию. И очень важно, что, когда разобрались, бросили все силы на ее исправление. Их никто не учит. Избрали – работай. Раньше был Отдел местного самоуправления. Существовал информационный обмен, они собирались, участвовали в семинарах, к ним приезжали спикеры из других регионов, делились опытом. Сейчас фонд Ольги Волосовцевой «Перспектива» реализует подобный проект – обучение могут пройти все заинтересованные лица. Кроме того, заключается соглашение с ГАГУ по организации проведения обучающих курсов для глав и депутатов муниципальных образований, а также рассматривается вопрос о создании структуры по работе с органами местного самоуправления. С первым уровнем власти необходимо работать. Необходимо. Их надо обучать. Объединившись, можно реально улучшить качество жизни. Об этом всегда говорит секретарь регионального отделения партии, сенатор Татьяна Гигель. И нам, когда всё началось, она давала именно такие советы – консолидировать усилия, чтобы представители власти и те, кто за них голосует на выборах, вместе решали возникающие проблемы. Только так сейчас нужно работать. Это запрос времени и это по-человечески правильно.

— Не было ощущения, что задача стояла непосильная?

— Были опасения, что не успеем… Сделка есть сделка. Когда всё подписано, повернуть процесс вспять крайне сложно, можно сказать, невозможно

— Что дальше?

— Сейчас запущен процесс по возвращению этих земель в собственность поселения.

Марина Попова

Добавить комментарий