Приближается День филолога – праздник самых грамотных и начитанных людей. Себя к таковым, разумеется,  относить не смею, но это и мой праздник тоже. И было очень приятно оказаться в его преддверии на родном факультете, встретиться и пообщаться со своими преподавателями. Только разговор у нас получился совсем не праздничный, да и филологический факультет в том виде, в каком я его оканчивала: два отделения — русское (кафедра русского языка и кафедра литературы) и алтайское, —   уже история. 

Портрет Пушкина на стене, книги на стеллажах и исключительно знакомые лица. Ни одного нового (а окончила вуз я в 2005 году). Правда, бОльшую часть наших преподавателей в этих стенах уже не встретишь. Ряды поредели настолько, что трудно поверить.

— Я могу привести цифры, которые шокируют тех, кто в них вдумается. Несколько лет назад на двух наших кафедрах было 35 – 36 ставок. В этом учебном году — 10,5 ставки, а в следующем будет 9,6, — сразу ошарашивает заведующий теперь уже единственной кафедрой Владимир Дмитриевич Линьков (кафедра русского языка и литературы историко-филологического факультета ГАГУ).

— На самом высоком уровне постоянно говорят о важности сохранения русского языка, а на деле нас ежегодно сокращают. В прошлом году сократили шесть преподавателей. Если так дальше пойдет, кафедры просто не останется. Средний возраст преподавательского состава уже приближается к 50 годам, и за нами – ни-ко-го, даже близко. Когда-то у нас были очень хорошие, талантливейшие студенты, но все они ушли, потому что совершенно не видели перспектив. Ради чего? Чтобы потом тебя сократили?

А тем более наборы теперь стали такие маленькие. Очень актуален для нас тезис «количество переходит в качество». Большое количество дает хоть какое-то качество в результате. А если сейчас у нас набор 10 – 12 человек, то о каком качестве мы говорим? Из них половина приходит лишь бы поступить. А на выпуске у нас получается… Да ничего не получается!

— Все, что осталось от филологического факультета – одна кафедра, да и то малочисленная — 10 человек, — присоединяется к разговору Алексей Владимирович Попов. — Интересная ситуация. Русский язык является государственным, средством межнационального общения в нашей многонациональной стране и Республике Алтай. Официально власти заявляют, что нам необходимо сохранять, развивать русский язык, а на практике мы наблюдаем, что с каждым годом сокращается количество выделенных мест на набор студентов, которые пойдут вести тот самый русский язык и литературу в школу. Это одна проблема… Да это самая главная проблема! Правда, нехватка учителей  всегда обнаруживается уже после распределения выпускников. 1 сентября приближается — начинаются звонки: «А у вас есть выпускники? Дайте нам хоть кого-нибудь, хоть студента какого-нибудь». Даже студенты работают учителями в городских школах!

Еще одна проблема – на кафедре прервалась преемственность поколений. Опытные преподаватели либо сами уходят, чтобы не создавать конкуренции молодым, либо по конкурсу не проходят.

Владимир Дмитриевич:

— Мягко говоря, очень странная политика! От нас уходят специалисты настолько высококвалифицированные!.. Вот Татьяна Петровна Шастина. Кто ее не знает? Работать человеку и работать… Не прошла по конкурсу. Или Наталья Григорьевна Камынина (когда-то была заведующей кафедрой русского языка). Специалист такой, что… Тоже не прошла по конкурсу. Наталья Степановна Гребенникова вынуждена была несколько лет назад уйти, сказала: «Я не буду переходить дорогу молодым!» Один из самых востребованных специалистов в области зарубежной литературы, её учебниками вся страна пользовалась. Любовь Ивановна Толстых недавно у нас в гостях была. Такой человек, что ее хоть сейчас в любую аудиторию! Можно перечислять  и дальше…

Алексей Владимирович:

— Мы же по контракту работаем. Каждый год объявляется конкурс на должность. Если в прошлом году было 10 должностей, а в этом требуется семь, значит, мы между собой соревнуемся за место. Тот, кто не проходит, должен искать себе другую работу.

Владимир Дмитриевич:

— Человек всю жизнь проработал. Это опыт, это интеллект, это ученая степень. Я не знаю… Это золотой фонд нашей страны!

Надо признать: руководство нашего университета еще идет навстречу преподавателям. А в других вузах вообще… В АГУ несколько лет назад всю старую профессуру разогнали, только молодые доктора остались. А любой университет – это все-таки сплав молодости, опыта и, скажем так, интеллекта в возрасте.

Это нонсенс: в российском государственном университете набор на китайский язык больше, чем на русский. В два раза! Если такая тенденция продолжится – нас скоро не будет. Кто тогда будет учителей русского языка и литературы готовить? Они же сами как грибы после дождя не вырастут. Мы говорим на всех уровнях одно и то же: остановите процесс нашего сокращения!

Алексей Владимирович:

— У нас кафедра одна из немногих, где абсолютно все имеют ученые степени и звания доцентов, и при этом нас сокращают как никого другого!

Владимир Дмитриевич:

— Страна разбрасывается такими кадрами!

Алексей Владимирович:

— Чтобы подготовить хорошего учителя, нужен специалист, который разбирается в какой-то своей области. А получается, что у человека есть своя область, но он должен осваивать еще несколько, чтобы замещать сокращенных коллег. Такой универсальный преподаватель. Представьте: если бы офтальмолог подменял хирурга, например.

Владимир Дмитриевич:

— Мы сейчас многостаночниками стали. Какое качество тут может быть?! В университете это просто преступно. Нельзя такого делать! Нужны специалисты в какой-то своей области, пусть не очень узкой, но все же. Нам говорят: «Вы  филологи, вы всё можете вести». Мы-то можем вести. Формально. Но глубина-то не та. Качество какое? Это же классический университет!

Кстати, еще одна тенденция. В последнее время мы, особенно я, как заведующий, занимаемся вообще бессмысленной работой. Мы просто утонули в документообороте. Учебного процесса нормального не осталось. Ввели компетенции, к ним — индикаторы… Какое все это имеет отношение к филологии? Зачем? Ни нам, ни студентам они не нужны. А идет это все из федерального центра, из Высшей школы экономики, и распространяется по всей стране. Студентов почти нет, часов почти нет, нагрузки почти нет, людей почти нет, но документов!..

Вот еще проблема – ЕГЭ. Это колоссальная проблема! Такая подмена понятий! Подмена качества! Единый экзамен по русскому языку в основном все сдают хорошо. 60 – 70 баллов – это твердая четверка. Столько почти все набирают. То есть на ЕГЭ большинство выпускников показывают знания на четверку. Даже самого безнадежного ученика поднатаскают, клише по сочинению дадут, он придет и 60 баллов получит. А вот «Тотальный диктант» в прошлом году почти все ученики  написали на двойки. Вот там – настоящая проверка знания русского языка. Но тот же ребенок, который на диктанте получает два, на ЕГЭ получает четыре. Это подмена, подмена качества образования. Ни к чему хорошему это не приведет. Настоящих знаний там нет, они не показываются. По студентам очень чувствуется, что они продукт Единого экзамена. Вот эти два фактора – ЕГЭ  и бакалавриат —  приводят к тому, что какие-то недоучки в последнее время пошли. Может, я резко говорю…

—  Есть и умные детки, — по-женски снижает градус напряжения подошедшая Татьяна Николаевна Никонова. — На специальность «русский язык, английский язык» хорошие ребята пришли. Они есть, никуда они не девались, земля не переродилась. Конечно, процент их меньше. Все это идет от школы и от семьи. Есть думающие, есть не только натасканные на ЕГЭ. Но мало. Может быть, это связано с тем, что набор слишком небольшой. Несем всех на руках, отсеиваем только тех, кто совсем игнорирует обучение. Основная проблема в том, что кафедра стремительно стареет. В нашем вузе резко возрос средний возраст преподавательского состава. Мы не можем подготовить себе смену. Уже много лет никого не берем на кафедру — нет возможности. А дальше-то что? Уйдем мы — и что? Закроется кафедра?

А если о хорошем… В этом году высшему филологическому образованию в регионе исполняется 70 лет. Даже больше, потому что оно начало реализовываться в 1942 году, когда здесь в эвакуации действовал институт Карла Либкнехта. И хотя нет уже факультета — одна кафедра, — мы стараемся сохранять традиции, появляются новые.

Владимир Дмитриевич:

— Можно, конечно, говорить какие-то красивые слова о роли и значении русского языка… Красоты можно много наговорить. А реальная-то картина — вот она. Такая вот печальная, драматическая, чуть ли не трагическая.

P.S.: От себя лично и от всех выпускников-филологов (думаю, могу взять на себя такую смелость) поздравляю наших потрясающих преподавателей с их профессиональным праздником! В сложившейся ситуации в первую очередь хочется пожелать вам сил, терпения и бодрости духа! Все будет хорошо!

Юлия Цайтлер

2 комментария к «Последние из могикан»
  1. Как все печально! Даже душа заболела за свой родной факультет! Хочется крикнуть:»Эй, вы, там-на верху!» А толку-то….

    1. Спохватимся, как всегда, да как бы поздно не было! Ждем грома… Тоже окончила ФФ. Не верится, что до такого довели ситуацию

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *