дома » Статьи » Засада

Засада

Мы продолжаем публикацию фрагментов исторической повести «Трудный путь», посвященной событиям рубежа XVII — XVIII вв., в частности походу китайских войск, предпринявших попытку подчинения под руку императора Канси территории и населения Горного Алтая.

…В полумраке быстро сгущавшихся сумерек отъехал от Моголова улуса всадник на соловом коне и направился, довольно спешно, в сторону Чуи, которая то, скрываясь за кустами, исчезала из виду, то, тут же вынырнув из них, полностью открывалась человеческому взору.
Спустя недолгое время вновь послышался негромкий топот солового, но теперь уже от реки в сторону улуса. Будь на том пути внимательный наблюдатель, он мог бы подметить, что конь и наездник явно торопились. Заметил бы он и причину той торопливости: из-за предгорий надвигалась гроза. Именно поэтому конь и человек спешили, чтобы не застала их непогодь в пути. И, кажется, они добрались до вожделенного крова весьма вовремя.
Тяжелые темно-лиловые тучи, уже второй день висевшие над землей, низвергли на нее холодные потоки воды. Вместе с ней полетели откуда-то сверху вниз длинные и ослепительно яркие стрелы. Тот, кто метал их, невидимый человеческому глазу, сопровождал каждую «огневицу» оглушительным треском и громом. Он явно старался запугать тем и другим все живущее на земле. Вдобавок этот невидимый небожитель нагонял неимоверной силы ветер, который, налетая на человеческие жилища – примитивные избушки и войлочные юрты, исступленно бил по ним, норовя развалить и разметать по степи…
Вслушиваясь в беснующуюся за стеной юрты непогодь, старый Могол, посасывая свою давно погасшую трубку, не переставал размышлять об одном и том же: добрался ли его сын до места, куда он его послал, и все ли сумеет сделать так, как задумал он, Могол, со своим братом… «А гроза, — ухмыльнулся в усы старый воин, — только на руку нам… Первым делом она упрячет все ненужные следы, а с другой стороны, глаз любопытных в улусе да и в других местах поменьше будет… Ведь только дурак безмозглый решится вылезти из дому в такое ненастье… Так что, будем надеяться, гроза, ветер и дождь будут помощниками в задуманном нами деле».
Тот, о ком заботился отец, успел-таки вовремя добраться до назначенного места и пережидал теперь непогоду в указанной Моголом пещерке. Хоть и неробкого десятка был парень, а все ж холодело и замирало у него все внутри, когда раздавались над головой оглушительные громовые раскаты, от которых вздрагивали горы и сыпались порой с глухим уханьем к их подножию каменные глыбы. В такие минуты Качай непроизвольно зажмуривался, втягивал в себя голову и мысленно обращался к Всевышнему: «О Великое и Высокое Небо! Чем мы прогневились перед Тобой?.. Почитая и восхваляя Тебя, мирно трудимся на своей земле, так за что Ты наслало на нас кыдатов и киргизов, кои, налетая на нас, разбивают и жгут наши жилища, грабят скот и имущество, а нас, «карабашей» – «черноголовых», предают смерти. Прости нас, Высокое Небо, если мы провинились перед Тобою. А простивши, помоги детям Твоим в борьбе с ворогами нашими».
И словно услышал Всевышний эту горячую исповедь, просьбу юноши: пошумел-погремел еще немного, больше для порядка, дабы вразумить чад своих, на земле живущих и не ведающих, увы, порой, что творят, и утих, светлея с каждым часом своим ликом. Когда, наконец, все смолкло, Качай выбрался из укрытия и пытливым взором, словно был здесь впервые, стал оглядывать окрестности. Переводя взгляд с одного места на другое, он находил все больше знакомых примет, которые запомнились ему с ранних его посещений. В первый раз он был здесь мальчишкой с отцом, потом с братом и дядей, и вот совсем недавно, после Курултая алтайских родоначальников в Урсульской долине, они специально ездили сюда с отцом.
Оглядев еще раз нужную ему сопку, Качай тронул коня и направил его к ней. Добравшись до подножия, юноша стал медленно подниматься вверх по едва приметной тропке, петлявшей, словно змея, то туда, то сюда. Неожиданно впереди загомонили птицы, тревожно крича, они поднялись на крыло. Увидев это, Качай насторожился. Замедлив шаг коня, он взял лук наизготовку. Не уловив ничего подозрительного, предположил: «А может, птицы загомонили, увидев меня?» Может, все может быть. Но надо чуток повременить, оглядеться и ослушаться. Недаром в таких случаях отец повторял: «Берегущегося и Небо бережет». Не нарушая отцовского принципа, Качай постоял некоторое время в ожидании и уже потом тронул коня. Поднявшись на ближайший увал, он увидел раскидистый кедр, ветви которого были увешаны белыми и голубыми лентами. Спешившись, юноша вынул белую тряпицу и, оторвав от нее нужную полоску, привязал к ветке. Произнеся после этого положенные по ритуалу слова, Качай степенно поклонился кедру. Завершив обряд, юноша внимательно вслушался в лесные звуки и шорохи. Не уловив в них ничего подозрительного, он сел на коня и продолжил свой путь к вершине сопки.
Поднимаясь к ней, Моголов сын не переставал осматривать окружавшие его места и вслушиваться в лесные звуки. Встретившийся на пути муравейник невольно воскресил в его памяти недавний разговор отца с дядей.
— Да-а, — протянул последний, вынув изо рта трубку, — похоже, и навалившаяся на нашу землю беда не добавила нашим родоначальникам ни капли ума-разума: как грызлись они меж собою до этого, так и по сей день продолжают. При этом даже из беды этой общенародной каждый норовит извлечь свою выгоду…
Произнеся эти слова, дядя хлопнул в сердцах себя по колену и продолжил:
— Так подло никто, кроме людей, не поступает, даже мелочь лесная бессловесная. А она многому, ой многому может поучить нас… Возьмем, к примеру, муравьев. Глядя на беготню ихнюю, каждый из нас может сказать: это ж суетня сплошная – чего из нее можно полезного извлечь? А суета-то только на первый взгляд беспорядочная, а приглядишься – и нет никакой суеты, наоборот, каждый занят своим, определенным ему делом. Но самое главное, попробуй только ткнуть палкой в муравейник, и сразу увидишь, как они все скопом бесстрашно бросаются на обидчика их общего дома. Вот тебе и твари бессловесные. А мы…
Тут дядя, не договорив, сокрушенно махнул рукой и сердито задымил трубкой…
За этими раздумьями указанная отцом сопка возникла перед Качаем как-то неожиданно. Вросши невероятной глыбой в землю, она напрочь перегородила дорогу, по которой поднимался Моголов сын. Оглядевшись, он увидел, что миновать вставшее на пути препятствие можно, лишь следуя по «прилавочку» – узкой тропе, прижавшейся к каменной стене противоположной горы. Дорога туда просматривалась как на ладони.
Так вот почему припомнил отец эту сопку. Вот почему он так горячо доказывал дяде и сородичам, что именно здесь надо устроить засаду нашим врагам. Теперь Качай воочию видел, что «прилавочек» с этого места не только прекрасно виден, но и хорошо простреливается. Словом, тому, кто ступит на него, спасения уже не будет, ибо его уничтожат те, кто схоронятся напротив. «Да-а, ничего не скажешь, — мысленно рассудил Качай, — хорошо придумал отец с засадой. Но есть одна загвоздка, причем непростая: а как, к примеру, быть засадникам, если задуманное дело пойдет не так, как они задумали? Ведь сюда может подойти враг. Как быть тогда? Отходить-то им будет некуда… Ну некуда, и все, поскольку здесь будет враг, а с остальных сторон их будет окружать река. Так что или они побьют врага, или он их. Иного выхода у засадников, как ни суди, нет… Спасение только в одном – надо побеждать…»
…Но как бы там ни было, после поездки Моголова сына карабаши все же расположили напротив «прилавочка» свой небольшой отряд, вооруженный луками и мултуками (аналог мушкета). Однако пользоваться последними зайсан запретил, ибо дым от них, говорил Могол, сразу же выдаст место расположения засадников.
— Поэтому, — заключил напоследок зайсан, — бейте, ребята, кыдатов на «прилавочке» только стрелами… Во-первых, они не будут знать, откуда мы бьем, это усилит их растерянность и вызовет в конце концов панику… То и другое еще больше усилится, когда мы обрушим завал и перекроем им путь к отступлению. Увидев это и услышав грохот обвала, который многократно усилит эхо, кыдаты будут окончательно сломлены и кинутся кто куда… Эта неразбериха и суматоха, конечно же, будут нам только на руку… Так-то вот, ребятки… А теперь, сынки, давайте не теряя времени готовиться к встрече «гостей».
После этого наставления засадники разошлись по своим местам.
Гром, раздавшийся в стороне, куда ушли его войска, озадачил Чжулиня. Он тут же вскинул глаза к небу, но оно было безоблачным и ясным. «Что бы это могло быть? – засверлила начальственную голову беспокойная мысль. – Может, остановиться и послать вперед дополнительный отряд разведчиков?.. Но там же наши войска. Ладно, будем пока двигаться вперед, а там вскорости прибудут и вестники от Буянгу и Цзиньши, и все станет ясно…»
Приняв такое решение, цзунбин продолжил движение своих войск среди увалов. Его конь то взбирался вверх, натужно выгибая шею и понуждая седока западать назад, то спускался вниз, и тогда тело Чжулиня валилось вперед. Двигаясь таким образом, он уже потерял счет времени, а вестей от авангарда по-прежнему не было. Это уже начинало злить цзунбина. «Да что же это такое? — стучало в его голове. — Прошло уже столько времени, а от них все нет и нет доклада. Ну, погодите, тыловые крысы, я напомню вам о дисциплине и порядке… Ишь, распустились, сидя в конторах… А тут все же война, пусть даже с варварами, но война…»
На смену раздражению вскоре пришла тревога: а вдруг у них там случилось что? Но это предположение цзунбин тут же отмел. «Да нет, не может, ибо и тот и другой не первый год в армии… Возможно, этим остолопам опять захотелось покрасоваться, преследуя безоружных «дацзы»… Ну, погодите, дождетесь вы у меня».
…Остановив коня, цзунбин подозвал к себе порученца:
— Сколько прошло времени, как были последние вестовые от Буянгу и Цзиньши?
— Почти два часа… — тотчас откликнулся штабист.
— Непорядок! — взорвался вновь Чжулинь. — Как вернутся – подвергнуть того и другого наказанию в полном соответствии с законами военного времени! — прокричал он, не спуская глаз с вытянувшегося перед ним в струнку начальника штаба.

Николай МОДОРОВ
Продолжение следует

Добавить комментарий

Учредители: Правительство Республики Алтай, Государственное Собрание - Эл Курултай Республики Алтай, АУ РА "Редакция газеты "Звезда Алтая"

Газета зарегистрирована Управлением Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по Республике Алтай.

Свидетельство ПИ N ТУ 22-00602 от 1 июня 2016 г.

Телефоны:

Главный редактор: 8(38822) 2-21-67,
Заместитель гл. редактора 2-20-31,
Секретарь: 2-20-57,
Отдел писем: 2-58-57,
Реклама (факс): 2-41-55

Индекс цитирования Яндекс.Метрика
%d такие блоггеры, как: