дома » Статьи » Тамара – царица алтайских лугов

Тамара – царица алтайских лугов

Мы разговаривали чуть больше часа. В квартире моей героини было необыкновенно тихо. За все время моего пребывания здесь наш разговор вполголоса лишь иногда нарушило мерное ворчание старенького холодильника… Тамара Макаровна Кудюшева живет одна. Даже если об этом не знаешь, легко догадываешься, едва переступив порог. И дело совсем не в наличии или отсутствии каких-то вещей или предметов домашнего обихода, это просто каким-то необъяснимым образом чувствуешь… В гости мы напросились неспроста: Тамара Макаровна – давний друг «Звезды Алтая». С шестидесятых годов прошлого века она является постоянным подписчиком и автором, с большим теплом относится к нашему скромному коллективу, участвует в мероприятиях, просто заходит в гости. Она никогда и словом не обмолвилась, что у нее жизненные трудности, не выказала плохого настроения. Всегда улыбающаяся, открытая, красивая, и только в разговоре по душам на скромной кухоньке, главное украшение которой нежно-голубые шторки, сшитые на деревенский манер, узнаешь, сколько пришлось пережить этой на вид хрупкой женщине и не сломаться, не озлобиться, разве что несколько отстраниться от людей, которые не понимают, а доказывать никому и ничего не хочется…
Тамара родилась в селе Коо Улаганского района в семье председателя колхоза и сельской труженицы. Она была старшим ребенком. После нее на свет появились брат и две сестры. В 1941-м отец ушел на войну.
— Я была совсем маленькая, когда мы получили похоронку… В памяти остались посылки с печеньем и комковым сахаром, которые почему-то приходили после смерти папы, и немецкая золотая ложечка, присланная им самим – я ею очень дорожила, в детском доме у меня ее часто пытались отобрать, отвоевывала ее как могла!
На попечении государства Тамара и другие дети оказались после смерти мамы. Не дожив и до сорока лет, она тяжело заболела и умерла на руках старшей дочки. Насколько месяцев Тамара была в доме за главную. Как пришлось трудно – словами не передать.
— Мне кажется, я лишние семьдесят лет прожила, – говорит моя собеседница, — еще тогда должна была погибнуть.
Оценив всю сложность ситуации, учительница Анфиса Сергеевна Рогалева, которая вела алтайский язык и литературу, настояла, чтобы кто постарше отправились в детский дом. Самую младшую взяла на воспитание тетя.
В Майму нас, шестерых сирот (трое – из других семей), привезли на грузовой машине. Село показалось красивым: хорошая дорога, тополя вокруг! Но все незнакомое, чужое. Страшно…
Мне было четырнадцать лет, и я понимала, что нас никто и нигде уже не ждет, идти некуда, а младшие сильно плакали, кричали, рвались домой.
Вот мы и решились на побег! Перелезли через забор, двинулись в путь. Мокрые, голодные, брели куда глаза глядят, пока нас не нашли у какого-то ручья. Оказалось, все это время мы двигались в сторону Бийска, следовательно, в Улаганский район никак бы не попали.
После столь горького разочарования оставалось только смириться со своей участью. Через год детей отправили в Манжерокский детский дом. В местной школе Тамара училась до 5-го класса.
— Самое яркое воспоминание того времени – известие о смерти Сталина. Нас вывели в школьный двор и на линейке сообщили, что вождь умер. Все учителя плакали навзрыд. А я на них смотрела как на вторых после Бога (мы, челушманцы, все православные, крещеные). Они плакали, и у нас земля уходила из-под ног. Директором школы была Мария Андреевна Тягунова. Я испытывала такой страх, что в голове крутилась только одна мысль: сейчас придут немцы и всех нас убьют. Почему мы ждали неминуемой смерти в тот же день, до сих пор не могу объяснить…
Тамара Кудюшева всегда хорошо училась, ей это было легко и интересно. После окончания школы поступила в Алтайский сельскохозяйственный институт. Хрущевское время! Все были нацелены на сельское хозяйство, быть агрономом считалось почетным. После вуза по распределению уехала в Хабаровку, в колхоз «Искра». Работала здесь недолго.
— В октябре 1963-го мужа направили инженером в ОПХ «Чуя». Я стала научным сотрудником в управлении. К огромному сожалению, сейчас институт перевели в Барнаул. У нас остался филиал. Обидно. Наука должна жить, работать.
В свое время Тамара Макаровна занималась темой «Улучшение и рациональное использование естественных сенокосов Горного Алтая». Вопрос, конечно, второстепенный — политика делала упор на пашню. Тем не менее результаты работы Кудюшевой гремели на весь СССР. Она выступала на районных, областных, союзных мероприятиях. Где только не была!
— Казахстан, Украина, Киргизия, Латвия, Москва – красиво, тепло, что там не выращивать да урожай не собирать. А у нас Сибирь! И все же результаты не хуже. Кто-то опыты на подоконнике проводит, а у меня 1,5 млн. га сенокосов! — рассказывала Т.М. Кудюшева.
В 1982 году при ее непосредственном участии было решено провести Всесоюзный семинар-совещание в Улаганском районе. Мероприятие прошло на высоком уровне. Успехи Горного Алтая еще долго обсуждались во всех союзных республиках.
— Как семья относилась к вашей работе, частым командировкам?
— По этому поводу меня даже на ученом совете разбирали. Мол, уезжаю часто, бросаю ребенка. Мы же так воспитаны были: «За Родину, за Ленина!» Чувство патриотизма затмевало даже материнское. Все должны были работать, ребенка с трех месяцев – в ясли. Конечно, я была плохой женой — днем по полям моталась, ночью в управлении описывала результаты исследований.
— Если бы появилась возможность что-то изменить, что бы сделали?
— В моих условиях я могла поступать только так. Государство вырастило нас такими, как ему надо было: ничего себе не брать, личные интересы – на дальний план. Сын Женя окончил три школы: общеобразовательную, спортивную и музыкальную. Поступил в Киевский международный институт гражданской авиации. Стал летчиком. Жил в Хабаровске, там женился, родились две дочери.
14 лет назад его не стало. Похоронен он в Майме. С мужем к тому времени Тамара Макаровна была в разводе. Сейчас мечтает о том, чтобы в гости приехали уже взрослые внучки. В то же время переживает, как будет встречать их в тех условиях, в каких живет сама. В ее майминской квартире не работают туалет, канализация. Крыша течет. Несколько лет назад в доме был проведен «капитальный ремонт», но проблемы как были, так и остались.
— У меня удерживают половину пенсии, хотя закон гласит о «не более 10% от совокупного дохода», якобы за долги по коммуналке. Это длится более двадцати лет. Раньше квартира считалась ведомственной, и плату взимала бухгалтерия. Когда сменился собственник, я оказалась в должниках.
В реалиях современной жизни Тамара Макаровна по-детски наивна и доверчива. Не умеет отстаивать свои права, что-то доказывать, требовать. («Если бы для Родины – насмерть бы билась, а для себя просить стыдно».) Она молчаливо терпит бытовые неудобства, жуткое безденежье. Ее часто нет дома – ходит на могилу сына. («Я там почти уже живу, здесь мне неинтересно».)
Юбилей хорошего, уважаемого человека, всю жизнь посвятившего прославлению малой родины, а на душе у меня после встречи маята. Потому что не только поздравить хочется, но и помочь, а упираешься лбом в букву современного закона. «Ей бы к Малахову!» — говорят в таких случаях в народе. Так не поедет же…

Н. РОДНЫХ

Добавить комментарий

Комментарии

Учредители: Правительство Республики Алтай, Государственное Собрание - Эл Курултай Республики Алтай, АУ РА "Редакция газеты "Звезда Алтая"

Газета зарегистрирована Управлением Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по Республике Алтай.

Свидетельство ПИ N ТУ 22-00602 от 1 июня 2016 г.

Телефоны:

Главный редактор: 8(38822) 2-21-67,
Заместитель гл. редактора 2-20-31,
Секретарь: 2-20-57,
Отдел писем: 2-58-57,
Реклама (факс): 2-41-55

Индекс цитирования Яндекс.Метрика
%d такие блоггеры, как: