дома » Статьи » Северный олень в горах Алтая на грани исчезновения

Северный олень в горах Алтая на грани исчезновения

Северные олени лесного подвида, пока еще обитающие на Алтае, – уникальные животные, адаптированные к жизни в разных природных условиях. В отличие от марала или лося они способны круглый год держаться как в безлесном каменистом высокогорье, подобно горным козлам, так и в многоснежных таежных угодьях, где зимой обитает только кабарга. Благодаря широким легким копытам, приспособленным к снегам и топям, они мало проваливаются даже в рыхлом снегу.
Совсем недавно, во второй половине прошлого века, эти наиболее крупные из рода северных оленей, подвижные, склонные к дальним странствиям животные выходили к поселкам Ускуч и Бехтемир (последний всего в 20 км от Бийска!). То есть не только высоко в горах или в черневой тайге, но и в обжитых человеком плотно заселенных местностях могут обитать эти неприхотливые мирные животные. В основе их рациона лишайники: высоко в горах – наземные (несколько видов ягеля), в тайге – разновидности древесных. На юге Сибири, в горах на стыке Алтая и Западного Саяна ареал лесных северных оленей (а они еще обитают на севере и востоке Сибири) образует выступ на юго-запад. В тридцатые годы прошлого века ареал вида, хотя уже изрядно «перфорированный» в сравнении с тем, каким он был два — три столетия назад, простирался от Бийской гривы на северо-востоке Горного Алтая до высокогорья на южных окраинах Шапшальского хребта. Там, на юго-востоке региона олени проникали и в Чуйскую степь. Запасы их исчислялись несколькими тысячами особей.
По сведениям работавших в Алтайском заповеднике зоологов В.В. Дмитриева, Ф.Д. Шапошникова, П.Б. Юргенсона, в 30-е годы прошлого века большая часть ареала северных оленей приходилась на территорию АГЗ. Еще примерно треть ареала несколькими локусами располагалась в бассейне реки Лебедь, в угодьях не заповедных. Жители Артыбаша Гладков и Бородин отмечали следы северных оленей в верховьях ручьев – Большого и Малого Мианков, в 6 — 7 км от поселка Яйлю, центральной усадьбы АГЗ. Тогда же оленей встречали в угодьях по рекам Ойер и Клык, тоже вблизи от Яйлю. То есть основная масса местных оленей в ту пору держалась на территории заповедника – в высокогорье Шапшальского хребта, а также неподалеку от Яйлю. Примерно такую же площадь, как в Горном Алтае, олени занимали в Хакасии по притокам Енисея – рекам Большой и Малый Абакан.
Уже тогда практически на всех маршрутах по заповедным угодьям, где обитали северные олени, В.В. Дмитриев и другие сотрудники заповедника обнаруживали останки убитых охотниками оленей, причем не только самцов, но и самок с телятами. Считалось, что этим занимаются в основном тувинцы. Но и местные охотники, а их упоминает Дмитриев, добывали оленей по Лебедю, на Шапшале.
С середины 60-х по 80-е годы в ходе полевых работ мы вели наблюдения за этими животными в верховьях Лебедя, на севере Шапшальского хребта, по Абаканскому хребту. Только непосредственно видели почти сотню, разного пола и возраста. Десятки раз я их фотографировал. Мы отмечали следы, поеди растений, экскременты, сброшенные рога. Тогда во всех упомянутых местах северные олени наряду с местными дикими копытными были обычны.
Сведения, накопленные в экспедиционных наблюдениях, при опросах охотников, ознакомлении с литературой и обобщенные в нескольких моих публикациях за 1976 – 2016 годы, свидетельствуют, что все эти годы продолжался процесс сокращения численности северных оленей в горах Алтая. Уменьшалась площадь их ареала и по соседству, в горах Западного Саяна.
В 2007 – 2009 годах сотрудники Алтайского и Хакасского заповедников провели совместные экспедиции, по одной в год, с целью уточнить размещение северных оленей по Абаканскому хребту и в соседних урочищах. Они посетили места и угодья, где мы видели оленей 30 – 35 лет назад. Не обнаружили ни оленей, ни каких-либо признаков их пребывания.
К концу 80-х годов оленей перестали отмечать в южной части Шапшала. Об этом сообщали И.А. Филус и другие специалисты Алтайского заповедника. «Таяла» северная группировка – не стало этих животных на Бийской гриве, в других местах на северо-востоке Турочакского района. В верховьях Лебедя лишь в одном урочище 15 – 20 оленей сохранялись до конца первого десятилетия XXI века. По сообщениям охотников, они держались вблизи гор Большого, Малого Аталыков и Тулбы. В январе 2012-го мне представилась возможность осмотреть эту местность с борта вертолета. Девственный снежный покров в окрестностях гор и по их склонам нарушали только многочисленные трассы снегоходов, «исчертившие» горное редколесье… Ни отчетливо просматриваемых сверху мест тебеневки оленей, ни других их следов не было.
А годом или двумя позже в этих местах сформировалась оживленная трасса, по которой через поселок Бийку в Хакасию устремились сотни соотечественников. Зимой на снегоходах, летом на квадроциклах – половить хариусов в реке Абакан, подлечиться на радоновом «Теплом ключе». Северным оленям там теперь делать нечего…
Теперь немного их сохраняется в средней альпийской группировке по северу Шапшала на стыке с южными окраинами Абаканского хребта. О недавних «тысячах» северных оленей можно забыть, запасы их ныне составляют, вероятно, две-три сотни голов. Населяют они отдаленные труднодоступные урочища, и пока достоверная оценка их численности – сложная задача.
Охота на северных оленей, населяющих окраину ареала в горах Алтая и Западного Саяна, давно запрещена. Они в Красных книгах России, Алтая, Хакасии, Тывы, Монголии, к тому же большая часть их ареала включена в ООПТ- заповедники. Более 80 лет их, как и других животных, охраняет Алтайский заповедник. С начала XXI века к этой работе подключился Хакасский заповедник – теперь вплотную к границам Алтайского с востока примыкает кластер Хакасского — «Заимка Лыковых», охватывающий верховья реки Большой Абакан. Несколько восточнее создан еще один кластер – «Малый Абакан». Сделано вроде бы все, что требуется для охраны редкого вида. Ну и что? Сколько браконьеров поймано и привлечено к ответственности за отстрел этих животных? Если и было такое, то это редчайший случай. Оленей все меньше и меньше, а браконьерство продолжается.
В отличие от наших привычных маралов или косуль северные олени гораздо более уязвимы. Они мало боятся человека, подпускают довольно близко, даже после выстрелов не убегают и в результате становятся легкой добычей охотников. Тувинские животноводы, а несколько их стоянок вклинились с востока в места обитания последних уцелевших оленей, штатные и внештатные охотники, сотрудники различных экспедиций, многочисленные любители экстрима на снегоходах и квадроциклах, богатые люди на вертолетах – таков контингент наших соотечественников, так или иначе участвующих в истреблении редких зверей. Практически все охотники в наше время вооружены современным мощным, дальнобойным оружием…
Но вот на этом, можно сказать прискорбном для оленей, фоне в СМИ появляются фотографии стада из 27(!) северных оленей, сделанные в октябре 2012 года с борта вертолета. Оно находилось на территории Алтайского заповедника. Пресс-служба АГЗ проинформировала читателей о радостном событии: вот они, северные олени! Наши сотрудники их сфотографировали (снимки сделал сотрудник космической службы В.В. Авдошкин). Только у нас они есть! Именно в Алтайском заповеднике их сохранили, их много, посмотрите на снимок!
Всё так. Действительно большая группа оленей, действительно в угодьях заповедника, что на самом деле редкое для настоящего времени событие. Можно понять энтузиазм сотрудников пресс-службы. Но давайте посмотрим дальше и обратим внимание на следующие обстоятельства:
1. Олени находились на дальней окраине (известны точные координаты), у самой границы заповедника, она же – граница Республики Алтай. Совсем рядом, в нескольких километрах – Хакасия, Тува. Буквально через несколько минут быстроногие олени могут оказаться за пределами АГЗ. Никакой закономерности в том, что на момент встречи с вертолетом они оказались в угодьях Алтайского заповедника, нет, простая случайность. С такой же вероятностью они могли оказаться в Хакасии или Туве. Немногие сохранившиеся здесь в горах олени, а это, как отмечено выше, очень подвижные звери, «крутятся» в последнее время как раз вблизи стыка границ этих регионов России.
2. Северные олени – стадные животные, у них врожденное стремление объединяться в группы. В 30 – 40-е годы прошлого века люди неоднократно наблюдали на Алтае стада в 40, в 50 голов, а в тундрах Таймыра и на других «северах» не редкость стада из тысяч особей. Октябрь – разгар гона у этих животных, время, когда взрослые самки и самцы, которые летом обычно держатся раздельно, непременно собираются в смешанные группы. То есть единичный случай образования такого стада нельзя считать свидетельством высокой численности северных оленей на рассматриваемой территории.
3. Наконец просто тревогу вызывает половозрастной состав этого стада. По моим наблюдениям, как и наблюдениям упомянутых сотрудников АГЗ, в горах Алтая на одного самца приходится, а точнее приходилось, как правило, 3-4 самки. Ведущие ученые нашей страны утверждают: в популяциях северных оленей нормальное соотношение самцов и самок – 1:2 или 1:3 (на одного быка должно быть две или три самки). Из снимка же видно, что на 20 взрослых самок в этом стаде один самец! Там еще шесть оленят – сеголетков. Тоже мало для 20 взрослых самок – очевидно, среди них есть прохолоставшие из-за недостатка самцов.
Приведенный снимок – свидетельство существенной нехватки в местной популяции северных оленей взрослых самцов. Что неудивительно, ведь они в первую очередь попадают на мушку браконьеров. Самцы заметно крупнее – мяса больше, у них красивые эффектные рога – завидный охотничий трофей. Отсюда такая диспропорция, следствие которой — низкие репродуктивные возможности здешних северных оленей.
Так можно ли их сохранить? Думаю, пока еще да. Но только в том случае, если будут приняты экстренные и эффективные меры. Во-первых, необходимо радикально усилить охрану мест обитания оленей. Ныне она осуществляется неудовлетворительно, и немудрено – большие, труднодоступные заповедные территории, недостаточное финансирование заповедников. Тем не менее два заповедника – Алтайский и Хакасский, координируя свои действия, привлекая волонтеров, силовиков, изыскивая гранты, могут делать в этом плане гораздо больше.
Важный шаг в этом направлении – авиаучет, серьезный, с тщательным обследованием всех мест, где олени обитают или обитали недавно. Естественно, делать это нужно зимой, в январе – марте. Невозможно планировать мероприятия по охране оленей, не имея надежных сведений об их размещении, переходах, численности. Нельзя терять времени, учет нужно и можно провести в начале 2018 года.
Грустные впечатления производят зимние пейзажи высокогорья Шапшальского, Абаканского и других соседних хребтов – обширные, абсолютно безжизненные, безмолвные снежные пустыни. Сколько северных оленей, привычных к таким угодьям, могло бы там держаться, оживляя и украшая их своим присутствием! На местах тебеневок, где они успешно раскапывают даже глубокий снег, могут находить пищу белые и тундряные куропатки, улары, зайцы и даже не умеющие разрывать снег горные козлы. Насколько возросла бы привлекательность населенных северными оленями пустующих ныне горных угодий не только для нас, людей, но и для многих диких животных…

Г.Г. Собанский,
к.б.н. Институт систематики и экологии животных СО РАН, декабрь 2017 г.

Добавить комментарий

Комментарии

Учредители: Правительство Республики Алтай, Государственное Собрание - Эл Курултай Республики Алтай, АУ РА "Редакция газеты "Звезда Алтая"

Газета зарегистрирована Управлением Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по Республике Алтай.

Свидетельство ПИ N ТУ 22-00602 от 1 июня 2016 г.

Телефоны:

Главный редактор: 8(38822) 2-21-67,
Заместитель гл. редактора 2-20-31,
Секретарь: 2-20-57,
Отдел писем: 2-58-57,
Реклама (факс): 2-41-55

Индекс цитирования Яндекс.Метрика
%d такие блоггеры, как: