дома » Статьи » Когда свет – жизнь

Когда свет – жизнь

foto-v-sukhova-3В энергетику почетный работник топливно-энергетического комплекса России С.И. Сальников попал «почти случайно», но остался в ней навсегда.

Родом из Усть-Кана 
По профессии он радио-инженер, окончил радиотехнический факультет ТИАСУР (ныне ТУСУР), но вся его трудовая биография связана с электроэнергетикой, в которую попал, по собственному признанию, «почти случайно».
В 1976-м по окончании вуза Сальникова распределили на Барнаульский радиозавод. Сергей, собственно, и не противился, но перед тем, как приступить к работе, решил повидаться с родителями. В Турочак легче всего было добраться из Бийска – по воде на «Заре» или по воздуху на Ан-2. В Бийске же жил родной дядя – брат отца Алексей Григорьевич, который работал в Восточных электрических сетях, обслуживавших добрую половину Алтайского края и всю Горно-Алтайскую автономную область. И хоть электросети в список предполагаемых мест будущей работы вовсе не входили, молодой специалист согласился показаться начальнику службы связи Александру Васильевичу Рыженкову, а затем и директору Василию Васильевичу Коровину, которые как раз тогда искали инженера-связиста. Через неделю Сергей Иванович вышел на работу. С радиозавода несостоявшегося сотрудника никто не разыскивал, в институте тоже «позабыли», что выпускник трудится не по распределению. Так и приработался. А когда двумя годами позже открыли Горно-Алтайские электрические сети, Сальников перевелся поближе к родным местам.
Родом он, к слову, из Усть-Кана. Когда сыну было пять, дочке Ирине три, родители перебрались в Усть-Кумир. Мама Валентина Павловна работала в сельсовете, отец Иван Григорьевич – в совхозе. Здесь родилась еще одна сестра, Марина, здесь Сережа окончил восемь классов. В 1969-м семья переехала в Турочак.
По «проторенной дорожке»
— В институт пошел, что называется, по «проторенной дорожке». До меня многие уезжали в Томск, поступали в тот же ТИАСУР, в медицинский или педагогический институт, в университет, — рассказывает связист-энергетик и признается: — В школе больше всего нравилась… история. Но и физику с астрономией вел очень интересный преподаватель Иван Иванович Казанцев, который сумел сделать антенну, что ловила сигнал с бийской телевышки, – в результате в Турочаке уже на рубеже 60 — 70-х годов можно было смотреть телевизионные передачи (местную вышку поставили гораздо позже). Именно там, кстати, в семье Сальниковых появились такие редкие по тем временам вещи, как холодильник и телевизор. И электричество было доступно большую часть суток – тоже редкость для сел тогдашней российской глубинки. А еще отец в армии служил радистом – что-то подсказывал, где-то помогал сыну, к юношеским годам увлекшемуся помимо волейбола и беговых лыж радиотехникой и музыкой: на танцах крутил пластинки, дома «дербанил» приемники. Какой из факторов стал решающим, Сергей не задумывался.
Студенчество – прекрасная пора, даже если физика и теоретические основы радиотехники – «семечки» по сравнению с тем, что пришлось осваивать дальше: теорию сигналов и цепей, теорию электромагнитного поля, массу других специальных предметов. Математику, к слову, на курсе Сергея читал Виктор Прокопьевич Долговых – позже он перевелся в Горно-Алтайский пединститут. Каких-то особенных событий в студенческой жизни Сергей Иванович не выделяет, говорит: «Нравилось все. Каждый день происходило что-то интересное. Томск – студенческий город, особенно Кировский район, где сосредоточено большинство вузов. И этим все сказано».
Какой же вуз без стройотряда!
Интенсивные учебные нагрузки вроде бы отодвинули спорт, которым увлекался в школьные годы, на второй план. Занимался в пределах программы общей физподготовки, на секции времени не оставалось. Однако на втором курсе показал один из лучших результатов на традиционном осеннем кроссе, после чего попал в спортивную группу:
— Стали нас гонять на средние и длинные дистанции в сторону аэропорта «Богашёво». А на лыжах бегали сами. Томск в те времена был не только студенческим, но и «лыжным» городом.
Наше общежитие располагалось возле «Южной» – конечной остановки троллейбуса и трамвая. В выходные из транспорта «вываливались» толпы горожан – рядом была лыжная база с хорошей разветвленной лыжней. В комнате мы жили впятером, вместе после занятий бегали на лыжах.
Еще сдавали нормы ГТО – без этого нельзя было получить зачет по физкультуре. Иногда «сачки» просили «сбегать» за них на лыжах. Частенько помогал товарищам.
И, конечно, какой же вуз без стройотряда! После первого курса Сергей с товарищами попал на север области в село Каргасок, где возводили кирпичный завод – своими руками они построили два 100-кубовых пожарных водоема. Военные сборы, производственные практики – все это тоже, разумеется, было.
Электрификация и связь всех видов
— Когда вернулся в область, электросетей в современном их понимании еще не было. В районах устанавливали дизельные электростанции, где-то они обеспечивали электричеством более или менее постоянно, где-то – в определенные часы. На весь регион было всего два РЭСа (района электрических сетей). В Горно-Алтайский входили Горно-Алтайская, Манжерокская, Чергинская и Чойская подстанции, дизельная электростанция в Онгудайском районе работала еще какое-то время после образования Горно-Алтайских сетей. А в то время она была лучшей (руководил ею Василий Федорович Шипунов, человек старой советской закалки), «молотила» постоянно»: два дизеля всегда были в работе, один стоял на резерве, один – на текущем ремонте, потом менялись. Когда в начале восьмидесятых случилась крупная авария на Бийской ТЭЦ, онгудайские дизеля хорошо помогли – станцию вновь запустили.
С образованием ГАЭС началась интенсивная электрификация области: активно строили линии электропередачи, подстанции. В декабре 1978-го при Горно-Алтайских сетях была включена подстанция в Барагаше. Правда, процедура была символической, для появления потребителей нужно было построить линию 10 киловольт. К постоянной работе подстанция приступила, когда были готовы линии к потребителям. В 1979-м запустили подстанцию в Шебалино…
Как сюда перебрался, меня сразу назначили начальником службы, в подчинении у меня было два человека, инженер Петр Айдарович Боделуков (родом из Шыргайты, окончил Новосибирский институт связи) и монтер Андрей Ермилович Медведев. Мы занимались организацией всех видов связи с подстанциями – телефонной, высокочастотной по линиям электропередачи, которая и сегодня остается одной из самых надежных. Полное название подразделения – Служба средств диспетчерского и технологического управления (СДТУ). Диспетчерское – управление режимом работы энергосистемы, технологическое – управление производственно-хозяйственной деятельностью предприятия. Все каналы связи были двойного назначения, использовались и для диспетчерской, и для технологической связи. Диспетчерам предоставлялось преимущество. Аппаратура позволяла им подключиться к занятому каналу и попросить освободить линию. Если не слушались, освобождали принудительно.
Лучшее время
Позже набрали персонал, в службе появился свой транспорт, а раньше приходилось ездить с подстанционщиками или релейщиками – работа предполагала постоянные командировки. Время, когда шло бурное строительство новых линий и подстанций, Сергей Иванович считает самым лучшим в своей трудовой биографии:
— К каждой из новых подстанций мы вели каналы связи. Больше всего нравилась свобода творчества. Приходит новенькая аппаратура – ее ставишь, включаешь, занимаешься пусконаладкой. Открываешь «талмуды» – схемы, описания, обкладываешься дополнительной литературой и разбираешься. Вся наладка проходит через твои руки, потом привозишь собранную аппаратуру на место, устанавливаешь, настраиваешь. Когда все начинает работать, возникает чувство, что мы сделали что-то очень важное.
При этом нас не ограничивали жесткими рамками – в приходящей аппаратуре что-то можно было поменять, усовершенствовать. Мы занимались рационализацией – ее приветствовали, а тем, кто вносил рацпредложения, полагались уважение и прибавка к зарплате.
Производственно-техническая служба (ПТС, а позже ПТО – отдел) рассматривала рацпредложения, раз в квартал все бумаги собирались у главного инженера, выносился вердикт – принять или отклонить. Как правило, все принималось, ведь мы подавали рацпредложения, уже опробовав их на практике.
К девяностым годам строительство практически прекратилось, последнюю подстанцию открывали в Улагане в августе 1992-го. С тех пор построили лишь одну – Урсульскую – подстанцию, которая обслуживает «Алтайское подворье». Это была ударная стройка!
Основным поставщиком для советской аппаратуры ВЧ-связи был завод «Нептун» в Одессе. Случались и курьезы. Однажды аппаратура пришла не с теми блоками – как ни подключай, ни экспериментируй, а они не подходят. Петру Айдаровичу пришлось ехать к поставщикам «гонцом». Ну когда бы он еще побывал в Одессе?!
Дети, дом и любимое дело
Со времени своего образования Горно-Алтайские электрические сети были в составе РЭУ «Барнаул-
энерго». После реформирования и акционирования предприятие стало филиалом ОАО «Алтайэнерго». Затем филиалы преобразовали в производственные отделения.
— «Алтайэнерго» в состав МРСК вошло в 2008 году, а в 2009-м ГАЭС вышли из состава «Алтайэнерго» и стали самостоятельным филиалом МРСК Сибири с прямым подчинением Красноярску. Пришлось перестраивать и перенастраивать систему управления, изменился функционал, добавилось работы. Но было интересно!
Ранее, в 2006-м, в Барнауле создали ООО «АСУ-информ». В него перевели (вывели на аутсорсинг) всех связистов. Работалось неплохо, но продлилось это всего три года – в 2009-м договор с ООО не продлили, и мы всем составом вернулись обратно.
В 2009 году в нашей службе было 14 человек. В РЭСах на периферии мы держали своих связистов уровня четвертого разряда, чтобы могли починить или заменить в случае необходимости предохранитель. К 2014-му нас осталось в два раза меньше. Одни остались в электроэнергетике, выучившись другим специальностям, другие занялись бизнесом, третьи ушли в «Энергосбыт». Оптимизация, сокращение персонала, с одной стороны, оправданны – ввели системы телемеханики, другие новшества…
С начала 2000-х пошла компьютеризация. Сперва компьютеры использовались как печатные машинки, для передачи данных, документооборота нужна сеть – линии, каналы связи. Переход на цифровые каналы начался с 2008-го, когда были выданы техусловия на строительство волоконно-оптической линии Майма – Чоя. Дальше были другие направления, на данный момент на всех линиях 110 кВ есть оптоволокно, на каждой подстанции – 100-мегабитные каналы связи.
На пенсию Сергей Иванович ушел ровно в 60 – не потому, что устал, а оттого, что работа стала несколько другой. Ушел с той же должности, на какую пришел в 1978-м («Связь и телемеханика в энергетике – не профилирующие виды деятельности»). Сейчас он занимается домом, где живет с супругой Надеждой Геннадьевной (с учительницей английского из школы №8 он познакомился в 1980-м, через год сыграли свадьбу), помогает родителям (теща в Горно-Алтайске, мама в Турочаке). Иногда ездят к детям, летом к ним приво-
зят «загорать» внуков. Сын Андрей – выпускник ТГУ, остался в Томске, работает юристом. Дочь Лена – программист, окончив ГАГУ по специальности «математика и информатика», уехала в Новосибирск.
Часть высвободившегося от работы времени Сергей Иванович посвящает общению с коллегами (благо есть современные средства связи) и любимому делу – радиоэлектронике: чинит, паяет, изучает новинки. И размышляет о современной электроэнергетике – традиционной и альтернативной. Но это – тема для другого разговора.

Галина МИРОНОВА
Фото В. Сухова

Добавить комментарий

Комментарии

Учредители: Правительство Республики Алтай, Государственное Собрание - Эл Курултай Республики Алтай, АУ РА "Редакция газеты "Звезда Алтая"

Газета зарегистрирована Управлением Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по Республике Алтай.

Свидетельство ПИ N ТУ 22-00602 от 1 июня 2016 г.

Телефоны:

Главный редактор: 8(38822) 2-21-67,
Заместитель гл. редактора 2-20-31,
Секретарь: 2-20-57,
Отдел писем: 2-58-57,
Реклама (факс): 2-41-55

Индекс цитирования Яндекс.Метрика
%d такие блоггеры, как: