дома » Статьи » У ветерана юбилей!

У ветерана юбилей!

DSC0240810 августа исполнилось 90 лет жителю села Паспаул Чойского района ветерану Великой Отечественной войны Фёдору Кузьмичу Логинову.
Он родился в небольшом хуторке Кангач в семье Кузьмы Гавриловича и Елены Афанасьевны Логиновых. В числе его наград — орден Отечественной войны 1 степени, орден Славы 3 степени, медаль «За отвагу», медаль «За победу над Германией», многочисленные юбилейные медали, недавно из Белоруссии ему выслали орден «За вклад в Победу», имеет звание ветерана труда.
— Федор Кузьмич, сколько вам было лет, когда началась война?
— Тогда мне не было и 15. Из нашего колхоза на фронт забрали сразу председателя и счетовода, потом всех остальных взрослых мужчин. За них остались в деревне мы, подростки. Сеяли мужики, а убирать урожай пришлось пятнадцатилетним юнцам. Осенью всё, до единого зернышка, «под метелку», сдавали государству.
— Когда вас призвали на фронт?
— 15 ноября 1943 года. Я прошел всю Белоруссию, начиная от Полоцка и кончая западными границами. Воевал на 1-м Прибалтийском фронте. Был станковым пулеметчиком. Первое боевое ранение получил в Краславе в Латвии. Мы тогда заняли немецкие окопы, три дня не спали, наши тылы отставали, поэтому и подкрепиться было нечем, к нашей радости нашли в окопах банку рыбных консервов, булку хлеба и кувшин сметаны. Особенно запомнился мне тот хлеб: упакованный специальным образом, он был 1935 года выпечки, подержишь такой хлебушек над костром — и пожалуйста, свежий, как будто только испеченный. Вот такие военные технологии существовали уже в то время. Я попал под обстрел снайпера, его задача состояла в том, чтобы ликвидировать пулеметный огонь. Помню, как пули падали рядом, одна из них задела щеку. Я тогда по ручью добрался до санроты. Пока медсестра делала перевязку, от усталости уснул у нее прямо на груди. Вскоре меня вылечили, и я вернулся в свой батальон, в стрелковую роту.
Почему-то считалось, что сибиряки могут все. Спрашивают меня: «Ты откуда?» — «Я с Алтая!» — «А, сибиряк!» – этим все сказано, значит, ты все можешь, тебе ни один черт не страшен! И комбат, и все остальные звали меня не по имени или фамилии, а просто — сибиряк.
Какие моменты больше всего запомнились?
— Однажды получилось так, что между окопами противника и нашими оказалось слишком большое расстояние. Утром идти в атаку, а пока добежишь – всех перестреляют. Один офицер присмотрел хорошее местечко и за ночь увел свою роту поближе, окопались они под боком у немцев. С ротой нужно было держать связь. Сначала на задание отправили одного сержанта, но он вернулся с полпути, отказался. Комбат кричит: «Расстреляю!» И ищет нового претендента. Я думаю: «Скоро моя очередь». И точно! Зовет: «Сибиряк!». Объясняет мне: вот, дескать, рота Иванцова, надо с ними связаться. «Выполняйте приказ!» Нас как раз в зимнее обмундировали. В ватных фуфайке и штанах движения скованы, неудобно. Я все это скинул (подумал, если убьют, то мне вещи не нужны, а если жив останусь, то найду), оставил что полегче. Взял винтовку, она тяжелая, за плечо закинуть нельзя, потому как может понадобиться в любую секунду. И так пошел на задание. Где-то бежал, где-то пришлось ползти по-пластунски. Могли обстрелять только с правого фланга, там был лес, а на левом противники были далеко. Впереди — рота, они не дадут обстрелять. Мне удалось невредимым добраться до наших. Разузнал обстановку и вернулся обратно. Докладываю: «Товарищ майор, ваше приказание выполнено!» Он: «Объявляю благодарность!» – «Служу Советскому Союзу!» Вот так завоевывается авторитет!
Приходилось мне и роту поднимать в атаку. Это дело командира, но если он погибал, приходилось кому-то из солдат. Мы тогда залегли в окопах, противники обстреливали минометным огнем. Кричат: «Сибиряк, поднять роту!» Я побежал. Сильный огонь был. Не знаю, какая-то неведомая сила меня спасала от смерти в таких переплетах, и я остался живой.
Во второй раз ранило меня в ногу, это было 15 октября 1944 года. Лечился я в Двинске, после чего попал на 3-й Белорусский фронт. Здесь получил третье ранение. Снайпер скараулил, пуля попала в ухо и прошла насквозь. Никто не верил и сейчас не верят, что после такого можно выжить. Результат ранения – сухость левой роговой оболочки глаза, паралич левого лицевого нерва и потеря слуха. В молодости еще слышал, а теперь совсем худо. Когда потерялась справка о ранении, чтобы ее восстановить, обращался через наш военкомат в Подольск. Знаете, оттуда пришло сообщение о том, что Федор Логинов пал смертью храбрых и в Кенигсберге, то есть в современном Калининграде, есть даже обелиск, где среди прочих указано и мое имя в числе погибших. Пришлось отвечать им, что нет, я живой. Потом отправили запрос в Ленинград, оттуда пришел ответ, где все было расписано, в каких госпиталях я лечился, какие были ранения.
— Где вы встретили новость о Великой Победе?
— В Каунасе, в госпитале. У меня была хорошая шинель, я из Бийска в ней на войну уехал. Она спасала меня от дождя и снега. Такое сукно было, что влага не впитывалась, капли дождя скатывались на подол, при этом плечи оставались сухими. Когда в госпитале я пришел в сознание и меня надо было отправлять в тыл, приносят мне чужую старую потертую шинель и уверяют, что именно в ней я и поступил. Вместе с родной шинелью потерялись все документы, что были в кармане: красноармейская книжка, комсомольский билет, справки о ранении, медаль «За отвагу». Через какое-то время мне по запросу выслали номер медали и другие сведения. Орден Славы третьей степени нашел меня уже через 10 лет здесь, в Чое.
— Какой была жизнь после войны?
— Когда призвали на фронт, я до Бийска шел пешком, возвращался так же. В родное село вернулся инвалидом второй группы, мне было всего 19 лет. Врачи предупреждали: хотя бы год необходимо себя поберечь. Прихожу в колхоз и вижу, как две девчонки мечут сено. Душа моя не вытерпела, и я пошел работать. Через некоторое время направили меня на учебу в Барнаул, где я окончил сельскохозяйственную школу, а заодно получил аттестат о среднем образовании. В разные годы трудился агрономом, председателем колхоза, управляющим фермой, инженером по снаббыту. Работы не боялся. После ухода на пенсию был и кочегаром, и водителем в местном ФАПе.
Мою супругу звали Татьяна Андреевна, вместе мы вырастили и воспитали четверых сыновей и дочь. Сейчас у меня 10 внуков и 12 правнуков! Я богат потомками! – смеется Федор Кузьмич. — Живу с сыном Борисом и снохой Валентиной. У меня хорошие дети, заботливые.
— В чем ваш секрет долголетия?
— Нет никакого секрета. Я и не думал, что доживу до такого возраста. В нашем роду не было долгожителей. Много читаю, «Звезду Алтая» выписываю более 60 лет, стараюсь следить за всеми новостями. Думаю: вот мы, наше поколение, вон какую хребтину Гитлеру свернули, а сейчас российских спортсменов на Олимпиаду не пускают… Обидно за Родину!
— Уважаемый Федор Кузьмич, спасибо за интервью. Поздравляем вас с юбилеем, долгих лет жизни и здоровья вам!
Беседовала
Галина Ясакова.

Добавить комментарий

Комментарии

Учредители: Правительство Республики Алтай, Государственное Собрание - Эл Курултай Республики Алтай, АУ РА "Редакция газеты "Звезда Алтая"

Газета зарегистрирована Управлением Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по Республике Алтай.

Свидетельство ПИ N ТУ 22-00602 от 1 июня 2016 г.

Телефоны:

Главный редактор: 8(38822) 2-21-67,
Заместитель гл. редактора 2-20-31,
Секретарь: 2-20-57,
Отдел писем: 2-58-57,
Реклама (факс): 2-41-55

Индекс цитирования Яндекс.Метрика
%d такие блоггеры, как: