Г.И. Чорос-Гуркин и А.В. Анохин14 октября 1984 года композитор Владимир Хохолков опубликовал в газете «Алтайская правда» эту статью, посвященную его выдающемуся предшественнику.

Ещё в детские годы я слышал много интересного об этом удивительном человеке с многогранным талантом и сложной судьбой. Мог ли предполагать тогда, что посчастливится изучать его жизненный и творческий путь?
Хочется поделиться с читателями воспоминаниями его бывших учеников, рассказать о малоизвестных фактах из жизни этого энтузиаста Сибири, который посвятил свою жизнь изучению и пропаганде ее фольклорного богатства.
…В начале шестидесятых годов XIX столетия в Бийск переселяется семья крестьянина В.3. Анохина из Тамбовской губернии, где 15 октября 1869 года и родился будущий композитор-ученый Андрей Анохин. Он рано остается сиротой. Добрые люди помогли ему начать учиться, а уж потом он сам продолжил свое образование в Москве и Петербурге.
В 1905-м, будучи в Томске, Анохин создает ряд революционных песен, в том числе песню «Море яростно стонало» (о восставших моряках броненосца «Потемкин»), организует большой хор из рабочих и интеллигенции и выступает с революционными песнями на предприятиях, в учебных заведениях. Композитор – активный участник демократического кружка и их подпольного журнала «Робкие голоса», за что его высылают из Томска на десять лет в Белоцарск (ныне город Кызыл). В ссылке он впервые записывает оригинальный вокал с его разновидностями – тувинское горловое пение.
Через год ему разрешают переехать в Томск с правом работать, но только в частных учебных заведениях, где он вплоть до Октябрьской революции преподает музыку, пение, совершает ряд крупных этнографических поездок и работает в кафедральном соборе регентом.
По результатам поездок Анохин подготовил и прочитал в Томском обществе изучения Сибири ряд научных докладов («Музыка алтайских тюрков», «Богатырский эпос», «Буддийская храмовая музыка») и продемонстрировал первые записи тувинского горлового пения на фонографе. А в начале 1910 года едет в Турцию, где делает аналогичные исследования. Но записей из этой поездки пока не удалось где-либо обнаружить…
Анохин обладал большой притягательной силой, заложенной в его обаянии и трудолюбии. Все хоры под его руководством доставляют истинное наслаждение слушателям. А.М. Топоров вспоминает, что летом 1913-го он приехал в «Сибирские Афины» – Томск и услышал в новом соборе знаменитый хор под управлением регента-композитора Анохина, который привел его в восхищение. Вспоминают также, что Анохин – не то в шутку, не то всерьез – не раз приглашал в свой хор писателя В.Я. Шишкова с его сочным баритоном. Не исключено, что именно под влиянием Анохина Шишков написал наполненные драматизмом рассказы «Алые сугробы» и «Страшный Кам».
В Томске и Барнауле весьма популярны были две песни Анохина – «Колодники» (песня подполья) на стихи А. Толстого («Спускается солнце за степи, вдали золотится ковыль, – колодников звонкие цепи взметают дорожную пыль…») и «Ивушка» на стихи А. Плещеева («Что ты склонилась, зеленая ивушка? Что ты уныло шумишь? Или о горе моем ты поведала – вместе со мною грустишь?»).
Композитор чутко слышит пульс России, во время империалистической войны с Германией пишет на стихи К. Баранцевича марш и посвящает его русской армии.
Великий Октябрь Анохин встретил в Горном Алтае. В 1917 — 1920 годах он живет в Чемале и преподает алтайский язык, музыку, алтаеведение в учительской семинарии и школе-интернате, организует великолепный хор. Над Катунью звучат новые песни Анохина.
Весной 1920-го алтайцы впервые съехались в Чемал, чтобы послушать оперу А. Даргомыжского «Русалка», которая была поставлена силами интернатских ребят и интеллигенции под руководством Анохина.
С 1 сентября 1920 года Анохин работает в Барнауле учителем музыки и краеведения в школах, а также руководит двухгодичными курсами хормейстеров при рабоче-крестьянской консерватории.
Всю заботу и тепло своей души Анохин отдает детям. Он каждое лето совершает с ними этнографические поездки по Горному Алтаю. Так, 14 августа 1923-го газета «Красный Алтай» сообщала: «Впервые собран детский фольклор, описаны обряды, праздники, собраны коллекции биологического характера. По этнографии записаны 60 алтайских песен (текст и мелодия), много сказок, легенд и загадок. Учащиеся самостоятельно провели школу-передвижку для местных партийцев и комсомольцев».
После таких экспедиций, как правило, делались выставки, читались доклады, ставились концерты, которые привлекали большое внимание не только школьников, но и взрослых горожан. Материалы, собранные Анохиным во время экспедиции по Горному Алтаю, к сожалению, бесследно исчезли…
Живя в Барнауле, Анохин работает, пожалуй, с тройной энергией: уроки и репетиции, концерты и экспедиции, создает песни нового времени и музыкально оформляет литературные, исторические вечера в школах, пишет на народной основе алтайские оперы «Хан Эрлик» и «Талай-хан» и ставит их со школьниками.
В январе 1925 года в Москве на первом Всесоюзном учительском съезде в своем докладе А.М. Топоров с гордостью говорил, что в Барнауле коллектив школы имени третьего Коминтерна ставит алтайские оперы и исполняет сюиты для хора и оркестра. И этим все обязаны поэту, ученому, дирижеру, композитору и славному товарищу А.В. Анохину.
С ноября 1925-го и до конца своих дней (31 августа 1931-го) Анохин живет в Горном Алтае, где, как и многие образованные люди области, активно включается в борьбу с безграмотностью. Он ездит по аймакам с различными лекциями, организует общество краеведов и становится первым директором музея, является постоянным членом литколлегии и основоположником алтайской профессиональной музыки, записывает народные песни племен Горного Алтая.
Да, он знал буквально каждый уголок Алтая, где кто живет и каким талантом обладает. Когда в 1929 году А. Минкин снимал фильм об Ойротии, ему не хватало выразительного типажа. Анохин посоветовал снять Яйхим из Усть-Канского аймака. Вскоре режиссер восторженно писал Андрею Викторовичу: «Яйхим снимается отлично! И несмотря на то, что она плохо знает русский язык, понимает с полуслова. Просто молодец! Я не знаю, как тебя благодарить за такую находку! Спасибо тебе, дорогой!»
Это был один из первых звуковых фильмов страны. За музыкой обратились к Дмитрию Шостаковичу, который в свою очередь предложил: «С данной работой как никто другой блестяще справится сибирский этнограф и композитор А.В. Анохин».
Вскоре после смерти А.В. Анохина кое-кто стал говорить о нем как о композиторе «поповской и шаманской музыки». Это «мнение», очевидно, и привело к тому, что богатейший этнографический материал Анохина – более 10 тысяч иллюстрированных и рукописных страниц – частью «утерян», частью разбросан по музеям, институтам и частным лицам.
Думается, что необходимо полностью собрать и изучить труды Андрея Викторовича Анохина на высоком уровне. Это и дань уважения к истории нашей, и благодарность потомков.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *