В начале года случились две резонансные истории, связанные с нашей медициной. Все экраны обошла видеозапись с камеры наблюдения белгородский больницы, на которой врач в приемном покое сбивает с ног пациента и избивает его сопровождающего. Драка закончилась трагично: пациент ударился головой о пол и умер от черепно-мозговой травмы. Второй случай произошел с девушкой-фельдшером, сопровождавшей в больницу беременную женщину. Роды начались преждевременно, а машина попала в тот самый страшный буран на трассе Орск — Оренбург, о последствиях которого несколько дней говорила вся страна. Фельдшер Наталья Нетесова, ставшая медиком всего-то четыре года назад, не просто приняла роды в застрявшей в снегу машине, а фактически спасла маму и новорожденного, которого несколько часов согревала своим телом.

Две стороны одной медали, называющейся нашим здравоохранением. Два крайних случая, один из которых мог закончиться трагично, но благодаря доктору (а фельдшер для нас, пациентов, тот же доктор) завершился благополучно. И второй, обернувшийся трагедией именно из-за доктора, потерявшего контроль над собой.
Ни в коей мере не собираюсь защищать или оправдывать белгородского хирурга – случай из ряда вон. Но вот какой удивительный феномен: в сети в эти дни развернулись две бурные дискуссии, две кампании. Под петицией «Этот хирург из Белгорода должен ответить по закону» подписались порядка десяти тысяч человек. Под другой, «Просим адекватного, непредвзятого разбирательства дела врача Зелендинова Ильи», – менее двух тысяч. Заголовки петиций по смыслу, в общем-то, схожи. Они призывают правоохранителей объективно разобраться в происшедшем. Но комментарии подписантов и цели, которые они преследуют, присоединяясь к петиции, – полярны.
Первая группа уже, по сути, вынесла свой вердикт: врач – не врач, а «подонок», «садист», «зверь» и «убийца». Еще комментарии: «Два года мало», «Убить врача его же методом», «10 лет, а лучше – расстрел». Многие комментарии ужасают. Уровень агрессии зашкаливает.
Вторая группа, не оправдывая в большинстве сам факт избиения, требует не ставить ярлыков. «Достало хамское, пренебрежительное, несправедливое отношение к совершенно незащищенным медикам. Хочу честного суда!» — написал один из участников группы.
Но давайте вспомним, что случаи, когда агрессию по отношению к врачу проявляет сам пациент или его родственники, происходят в последнее время все чаще. Всего два месяца назад в Набережных Челнах на ступеньках поликлиники был расстрелян доктор – травматолог-ортопед.
В сентябре же на территории подстанции скорой помощи в Симферополе преступник расстрелял медицинскую бригаду, выезжавшую на вызов. Он ранил сразу четверых человек. Две женщины – санитарка и фельдшер – не выжили.
Нападение с кувалдой на нейрохирурга в Железногорске. Убийство врача-невролога в Твери. Расстрел доктора в больнице подмосковного Пущино. Все это отнюдь не «бытовуха» – врачи гибли на рабочем месте от рук своих пациентов.
Если полистать сводки происшествий, становится страшно: нападения на людей, которые лечат нас и спасают жизни, становятся едва ли не обыденностью… Особенно часто рискуют работники «скорой помощи».
И знаете, чего я боюсь? Увидеть в комментариях к этому материалу что-то вроде «сами виноваты, надо лучше лечить». Во всяком случае такого же широкого общественного резонанса, бурных обсуждений в сетях и призывов «немедленно призвать к ответу преступников» и защитить медиков подобные чрезвычайные происшествия, увы, не вызывают.
Вопрос, повторю еще раз, не в том, что я ищу оправдание или объяснение поведению доктора. Как верно отметил один из участников дискуссии, «он не просто человек, а врач, с него вдвойне спрос». Вопрос в том, что мы оказываемся в плену двойных стандартов: требуем от медицинских работников по полной программе понимания, поддержки, не говоря уже о высоком профессионализме, и при этом априори готовы обвинять их во всех смертных грехах.
Знаете, чем полны в последние дни медицинские соцсети в связи с той же белгородской историей? В профессиональном сообществе говорят о непомерных нагрузках на рядовых врачей и их унизительно низких зарплатах, о «выгорании», о пресловутых «12 минутах на пациента». Все это так. И все это ни в коей мере не оправдывает ни мордобоя на рабочем месте, ни менее ярко выраженных чувств отторжения по отношению к пациентам. Но говорить об этом и постараться оздоровить ситуацию в нашем здравоохранении совершенно необходимо.
Культивирование пренебрежительного отношения и безнаказанного хамства по отношению друг к другу необходимо прекратить, в противном случае спираль насилия будет раскручиваться и дальше.
Голые призывы «жить дружно» по меньшей мере, наивны. Значит, надо искать варианты, как понизить в обществе градус этой обоюдной нетерпимости.
А история с фельдшером Натальей Нетесовой, несколько часов в замерзающей машине отогревавшей на груди новорожденного, в топ-новости не попала. Нам это не так интересно. А жаль.

С уважением, Семён Шефер,
Уполномоченный по правам человека в Республике Алтай

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *