дома » Новости » Алтайская реалистическая эпика

Алтайская реалистическая эпика

«Звезда Алтая» начинает публикацию одной из глав объемного труда «Алтайская литература: мировоззренческо-этнические и поэтико-жанровые аспекты структуры», принадлежащего перу известного литературоведа Горного Алтая кандидата филологических наук Раисы Атвасовны ПАЛКИНОЙ, специалиста, посвятившего жизнь исследованию алтайской литературы, вдовы и хранительницы наследия нашего знаменитого земляка Эркемена Матыновича Палкина. Формирование художественного сознания алтайцев автор рассматривает через призму эволюции мировоззрения народа. В настоящей публикации раскрывается проблема эпичности алтайской литературы на материале произведений писателей и поэтов XX века.

Павел Александрович Чагат-СтроевПоскольку эпичность – одна из главных ипостасей мировидения и мировыражения алтайцев, она не может не обусловливать строение национальной литературы (под термином «эпический» в данном случае мы имеем ввиду панорамно-масштабное, ассоциативно-«повествовательное» отображение этой действительности).
Преломляя в процессе своего зарождения, становления и дальнейшего движения эстетику разных форм духовности народа, алтайская словесность в первую очередь осваивала большие формы поэзии и прозы. Этот процесс активного почти одновременного освоения лирических и прозаических жанров вылился в почти одновременное их утверждение. Достаточно часто встречаются большие стихотворения, фактически маленькие поэмы. Первые рассказы также тяготели к «повестийному» охвату проблем бытия. Они многолинейны, фактически являют собой «замах» на повесть. Естественным проявлением данного процесса в алтайской литературе является появление большого количества поэм – преемниц алтайских героических сказаний. В 60 — 70-х гг. ХХ в. в алтайской литературе почти спонтанно друг за другом утверждаются жанры рассказа, очерка, повести и романа.
Так как эпичность – один из главных структурно-стилевых «потоков» алтайской литературы, рассмотрим данный пласт структуры литературы на примере главных эпических жанров поэзии и прозы – поэмы и романа А. Адарова «Огонь, опаливший сердце».
Алтайская поэма – прямая «наследница» алтайского героического сказания: та же ассоциативность авторского мышления и мировыражения, стихотворная структура, гиперболизм образов, выразительность микрообразов и средств изображения и т.д. Алтайский фольклорист М. Демчинова отмечает, что в героических сказаниях охватываются широкомасштабные, общенародные события, а не частные проблемы морали, как в сказках; «сквозь толщу поэтического осмысления жизненных явлений прошлого… просматриваются элементы исторических фактов и событий, исторические реалии того или иного времени». И далее: «Героичность – …черта, которая отличает внутренний и внешний облик богатыря эпоса от героя обычной сказки. Возвышенность стиля повествования, монументальность образов и весь спектр поэтических стилевых приемов, соответствующих героико-эпическому содержанию этих произведений, – весьма четкие признаки героических сказаний». Исследовательница алтайской поэмы С. Катынова также считает, что в становлении алтайской поэмы первостепенную роль сыграл героический эпос. «По своей структуре, сюжету, характеру развертывания событий, по охвату пространства и времени поэмы профессиональной литературы оказывались во многом близки героическому эпосу».
Истоки и традиции поэтико-героического осмысления действительности, несомненно, уходят в глубокую древность, к истокам существования государственности тюркских племен и родов. Литературовед Н. Киндикова в своей книге «Алтайская литература в контексте тюркоязычных литератур Сибири» приводит слова Л. Гумилева о том, что «сила слова у тюрок считалась реальной силой». Исследователи древнетюркской письменности, надписей на каменных стелах, эпитафийных текстов отмечают их высокий слог, свидетельствующий о развитом образном мироощущении и мировыражении этих народов. Например, известная исследовательница древнетюркской письменности и поэзии И. Стеблева считает, что Малая и Большая надписи, посвященные Кюль-Тегину, и надпись в честь Тоньюкука написаны в жанре историко-героической поэмы, деяния героев разворачиваются на широком историческом фоне.
В контексте такой историко-духовной ментальности тюркских народов становится понятным обращение первых алтайских писателей начала ХХ столетия к жанру поэмы.
Среди них в первую очередь следует отметить поэмы «Мудрый богатырь» П. Чагат-Строева (1926 г.) и «Зажглась золотая заря» П. Кучияка (1936 г.). Обе фактически еще не отошли от содержательной структуры, стиля и поэтики героических сказаний. Общественно-политические процессы, происходившие в Горном Алтае и в целом в стране, коренная ломка в судьбе народов страны, в том числе алтайцев, не могли не волновать мыслящих представителей народа. Средствами устной поэзии П. Чагат-Строев и П. Кучияк решают общественно-политические проблемы судьбы своего народа. Через традиционные образы устно-поэтических сказаний: богатырей, подземных, враждебных сил – змей – обрисован процесс борьбы и победы богатырей и народа в битве за народные идеалы. Эти две поэмы – переходные образцы от фольклорного эпического жанра к жанру литературной поэмы.
В плане поступательного развития эпических жанров примечательна поэма П. Чагат-Строева «Кара-Корум» (1927 г.), представляющая собой следующую ступень приближения к реалистическому изображению действительности средствами большого поэтического жанра. В отличие от первых двух произведений «Кара-Корум» – одна из первых реалистических поэм алтайской литературы. Это история Гражданской войны и установления советской власти в Горном Алтае, воспроизведенная художественными средствами.
Это строго документальное эпическое повествование воссоздает картину общественно-политической жизни региона этого периода: на заре советской власти создавалась ратовавшая за самостоятельное существование управа Кара-Корум, управление которою оказалось в руках прежних власть имущих – подручных Колчака, продолжавших прежнюю эксплуатацию простого народа. Писатель рисует пестрый состав политических сил в Горном Алтае: это меньшевики, представители партии эсеров, кадеты, казаки, камы и бурханисты.
П. Чагат-Строев подробно описывает процесс борьбы управленцев Кара-Корума с простым народом, их антинародную политику, стремление во что бы то ни стало сохранить устои прежней жизни с помощью офицеров Колчака, людей, стремившихся утвердить в Горном Алтае власть последнего. В поэме описаны деяния реальных людей: баев Аргымая и Манди Кульджиных, Кыйтыка, купца Тобокова, руководителей формирований, боровшихся с простым народом: Пьянкова, орудовавшего в Канн аймаке, Семенека – в Чемальском аймаке, сыновей Чукрака – Кармана, Товара и Тежюлея – в Чуе и Аркыте и т.д. Описываются деяния реальных людей: колчаковского офицера Сатунина, после гибели которого противодействие Красной армии возглавил Кайгородов, поход чоновцев под руководством командира Долгих через неприступный Яломанский хребет в логово Кайгородова и гибель последнего, победа Красной армии, строительство новой жизни (открытие школ, ликбезов, отправка на учебу в Москву и Ленинград молодых людей, организация колхозов, появление сельхозмашин и т.д.).
Поэма «Кара Корум» – одно из первых реалистических эпических полотен о переломном периоде в истории алтайского народа, без фантастики, мифологии, что еще присутствовало в первых двух поэмах, написанное реалистическим языком. В поэме достаточно четко обрисованы социальные характеры, например, баев, прикидывающихся заботящимися о простом народе.

Продолжение следует

Добавить комментарий

Комментарии

Учредители: Правительство Республики Алтай, Государственное Собрание - Эл Курултай Республики Алтай, АУ РА "Редакция газеты "Звезда Алтая"

Газета зарегистрирована Управлением Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по Республике Алтай.

Свидетельство ПИ N ТУ 22-00602 от 1 июня 2016 г.

Телефоны:

Главный редактор: 8(38822) 2-21-67,
Заместитель гл. редактора 2-20-31,
Секретарь: 2-20-57,
Отдел писем: 2-58-57,
Реклама (факс): 2-41-55

Индекс цитирования Яндекс.Метрика
%d такие блоггеры, как: