дома » Статьи » Личность Лазаря Кокышева в этнокультурном пространстве

Личность Лазаря Кокышева в этнокультурном пространстве

Трудно представить Лазаря Кокышева 80-летним, так как он в памяти алтайского народа, родных и близких, друзей и коллег навсегда остался 42-летним писателем, мыслителем и юмористом.

Не хотелось возвращаться к тем трагическим дням 1975 года, но все же напомним молодому поколению: Кокышева зверски, хладнокровно убили студенты медицинского училища за гроши в кармане. Сейчас они на свободе, а любимого народом писателя нет… Остались лишь его произведения.

Лазарь Кокышев как феномен российской литературы дорог нам, алтайцам, как Р. Гамзатов – дагестанцам, Д. Кугультинов – калмыкам, М. Карим – башкирам, К. Кулиев – балкарцам и т.д. Он жил и творил вместе с другими писателями, коллегами по перу, такими же патриотами своей малой родины, как А. Адаров, Э. Палкин, Б. Укачин с Алтая, С. Данилов из Якутска, М. Кильчичаков из Хакасии, С. Пюрбю из Тувы. Еще при жизни Л.В. Кокышева называли классиком алтайской литературы, народным писателем, кумиром алтайского народа, ярчайшим талантом многонациональной советской литературы. В исследованиях алтайских литературоведов он определен как поэт-философ, прозаик эпического жанра, трагический драматург, талантливый переводчик, меткий сатирик, художник и музыкант.

Его творческое наследие огромно. За почти 40 лет, прошедшие после кончины поэта, можно было издать полное собрание сочинений, но, к нашему стыду, опубликованы лишь отдельные его книги и воспоминания о нем, подготовленные по случаю юбилея. Среди изданий стоит назвать избранные произведения под названием «Я вас любил» (1983) и «Улыбка поэта» (1993).

Алтайский читатель воспринимает произведения Кокышева как глоток родниковой воды, как чистый горный воздух, как только что выпавший в горах белый снег, поскольку его творчество излучает свет, тепло, энергию на все времена. Литературное наследие писателя насквозь пронизано легким юмором, тонкой народной мудростью, философией жизни, в нем легко можно найти обычаи и традиции древних предков, алтайцев в частности, потому оно национально и народно. Литературное творчество Л.В. Кокышева занимает достойное место в историко-культурном пространстве республики.

Сказанное не означает, что оно замкнуто в культуре только алтайского народа, феномен личности Кокышева заключается в том, что, с одной стороны, он выступал хранителем этнической культуры, носителем поэтического духа алтайского народа, с другой – перенимал инонациональные культуры, воспринимал литературу других народов так же, как свою, через русские переводы. Так он проникал в мир восточной и европейской культуры.

Во-первых, об этом свидетельствуют его первые произведения, посвященные восприятию столицы в студенческие годы. Остается лишь догадываться, как юноша из глухой деревеньки мог создать такие стихотворения-шедевры в 50-годы ХХ столетия. Во-вторых, это подтверждают переводы русской и другой классики, в том числе и зарубежной литературы, и, в-третьих – его поездки в другие страны. Так он расширял свое поэтическое видение, углублял этноэстетические особенности своих стихов, обогащал культуру алтайского читателя.

Известно, что им переведены стихи и поэмы Пушкина, Лермонтова, поэма «Мороз — красный нос» Некрасова, стихи Шевченко, рассказ Горького, поэма Твардовского и многое другое. Из зарубежной литературы он редактировал книгу «Прогрессивные писатели мира» (1958), перевел стихи шотландского поэта Р. Бернса, отрывки из романа «Похождения бравого солдата Швейка» чешского писателя Я. Гашека и другие.

В 60-е годы Лазарь Кокышев побывал в творческой командировке в Румынии (1962), на Кубе (1964), проездом останавливался в Чехословакии, Англии. Вернулся вдохновленный новыми идеями и поэтическими мыслями. Отсюда и появился ряд удивительных произведений, ставших открытием для алтайского читателя, точнее – окном в мир Европы.

Каждый раз, отдаляясь от родного очага, аила, он яснее понимал роль личности в истории этноса, народа в истории цивилизации, по-новому оценивал свой родной край, по-другому относился к дорогим землякам, спешил поделиться с ними увиденным, своими чувствами и мыслями. При этом он считал: «Являясь представителем малочисленного народа, среди других народов я представляю голос моего этноса».

Јузун јондор алдына јÿрзем,
Јÿс ороонды керип те барзам,
Јÿрген јримнин ады болорым.
Јузун јондор алдына јÿрзем,
Јуртаган слердин ÿнигер болорым.

Этнокультурное пространство – это, прежде всего, функционирование национальной и переводной литературы на родном языке, развитие национальной культуры алтайского народа в контексте культур других народов России и СНГ, это сохранение и приумножение традиций своих предков. Не случайно поэт ненавязчиво, не в приказном тоне, а по-дружески обращался к молодежи:

Чеберлеп јÿругер айткан созисти,
Чек тудугар баскан јеристи,
Ырысту текши биледе јуртап,
Ыраак ÿйе, ундыбагар бисти.

Казалось бы, два неприметных, просто удачно рифмующихся слова (сöзисти, јеристи), но в них вложены самые сокровенные чувства и мысли поэта. В переводе эти строки звучат так: «Сохраните родной язык, оберегайте родную землю. Живущие в единой счастливой семье – грядущее поколение – помните нас!»

Истоки его творчества восходят к народной поэзии, берут свое начало в малой родине — селах Кумшула, Алтай Камлак Шебалинского района, которых сейчас нет. Ведь именно там навсегда остались трудные, но яркие годы детства поэта. Все это художественно отражено в его стихах, почти автобиографических рассказах, повестях и трех романах.

Дебют Лазаря Кокышева состоялся в 50-е годы, когда он учился в областной национальной средней школе. В 17 лет им написан первый рассказ «Молодежь» («Јашöскÿрим»), опубликованный в сборнике «Торол колхозында» (1950). В нем почти документально, но художественными средствами отражены жизнь, быт односельчан, атмосфера алтайского села военных лет.

Всего издано более десяти поэтических сборников, семь прозаических книг, два драматических произведения, переводы, ряд публицистических, литературно-критических статей. Однако творения самого писателя остались почти непереведенными на русский и другие языки народов России. Исключение составляют поэма «Туба» («Трубачи», 1966) в переводе Г. Горностаева, романы «Арина» и «Цветок степей» в переводе А. Китайника и повесть «Дети гор» (1976) в переводе В. Синицына. Бесценным остается сборник «Стихи» (1958), изданный в Москве.

Только один факт, что в студенческие годы Кокышеву удалось создать первый в истории алтайской литературы роман («Арина», 1954 – 1958), свидетельствует о его неординарной одаренности и высоком призвании. Остается лишь удивляться тому, как 21-летний студент мог написать почти эпопею о судьбе алтайского народа.

Во-первых, за плечами рано повзрослевшего молодого человека был богатый жизненный опыт, во-вторых, этому способствовало соприкосновение с литературой других народов, подтолкнувшее его к созданию такого широкого полотна, знакомство с русской литературой и, не в последнюю очередь собственный писательский талант, знание этнокультурных традиций, готовность к восприятию мира других культур.

Как известно, прототипом главной героини романа Арины Карышевой выступает родная мать писателя Арина Саналовна Сабашкина. Алтайское имя ее – Куучынчы, что переводится как «разговорчивая». Ее речь, по словам свидетелей, была необыкновенно богатой, насыщенной народными изречениями, афоризмами, присказками. Ее дар переняла старшая дочь Таисья Васильевна, с кем нам удалось вести неоднократно беседы, этот дар речи передался и Лазарю Кокышеву, приумножившему его своим усердным учением у классиков русской и зарубежной литературы. После издания роман «Арина» обрел такую популярность, что его перевели на русский, киргизский и тувинский языки.

Откуда у молодого романиста такая всепобеждающая любовь к жизни и одновременно трагизм в творчестве? Поэт в детстве пережил развод родителей, рос почти сиротой при многодетной матери. Трудные военные и послевоенные годы сказались на творчестве писателя. Отсюда и чуткость, и нежность к окружающей природе, к родным и близким. Прослеживая судьбу одной женщины, Лазарь Кокышев окунулся в почти столетнюю историю алтайского народа, страны в целом.

Через десять лет он написал очередной роман – «Цветок степей», прототипом героини которого стала делегат партийного съезда Ялкын Тулесова. С ней автор неоднократно встречался в 60 – 70-е. Возможно, она рассказала писателю свою судьбу, так как подруга главной героини Нарьян и возлюбленный по имени Бырчык тоже имеют своих прототипов. Опираясь на реальные события и факты, Кокышев художественно воссоздал обобщенные образы героев. Нельзя без слез читать «Цветок степей». Драматизм и психологизм романов Кокышева еще не исследованы.

Третий роман – «Созвездие Орион» нынче переиздается, поскольку он стал раритетным. Мы нашли только два экземпляра в Национальной библиотеке им. М.В. Чевалкова. Аналогичная судьба и у других изданий Л. Кокышева.

Поэма «Туба», по словам литературоведа В. Чичинова, — «это вершина творчества Кокышева, в лице Тубы абстрактный прежде (алтайский. – Н.К.) народ обретает лицо и голос». И что удивительно, драматическое произведение «Тумантык Аркыт» тоже создано в стихотворной форме – редкий случай для алтайской драматургии! В нем автор затронул трагические события Гражданской войны.

Лирика поэта живописна, музыкальна, сценична, не говоря о ее философичности. Ранние стихи Кокышева сюжетны, подобно ранней лирике Пушкина. В них речь идет о малой родине, детстве поэта. Поздняя лирика Кокышева читается, как лирика Есенина. Однако это не подражание русской классике и не ее влияние, а скорее родственность поэтических душ. У Кокышева свои запоминающиеся образы, темы и идеи, будь это бабушка Куйка или дед Боргой, Каракай или Арина и другие. Они зримы, живы, емки.

В первых стихах явно превалирует тема войны и мира, поскольку в те годы неспокойно было во многих зарубежных странах: во Вьетнаме, в Корее, на Кубе и т.д. Но главная тема его произведений – любовь. Тут он достиг такого обобщения, что созданный им образ возлюбленной переживет века.

Каждое его стихотворение типизировано, каждый образ его обобщен. Читателю хочется приставить к имени того или иного героя конкретного человека, однако тем они и отличаются, что в них угадывается личность поэта.

В своих стихах он размышляет о любви вечной, о жизни полнокровной, о смерти обычной. Причем стихи его не навязчивы, а философски просты, глубоки по смыслу. К примеру, строки

Улус бойлорын јамандап ташташпай,
Бу Улу јурÿмди ондойтон бол-зо…

в стихотворении «Весенняя ночь» в переводе И. Фонякова звучат так:

Соседка одинокая в избушке
Всю ночь рыдает, полная тоски.
Клянется парень ласковой подружке:
«Люблю тебя до гробовой доски!»

Течет луна по голубым отрогам,
И знает мир, томящийся без сна,
Что в гости к нам идет по всем дорогам
Огромная и нежная весна.

Но нет конца соседкиным страданьям.
Оставил муж, «прощай, – сказал, навек».
А я, помочь не в силах, с мирозданьем
Беседую в ночи, как Улугбек.

Мне звезды выдают свои секреты,
Мне сообщает голос ветровой,
Что дерево могучее вот это
Назавтра все оденется листвой.

И шепчут молодые травы луга,
Шумят с упреком темные кусты:
«Зачем вы, люди, мучите друг друга,
Когда на свете столько красоты!»

Кокышев, великий поэт своего народа, не ограничивался только философскими стихами, многие его размышления обретают гражданский пафос. К таковым относятся стихотворения «Мое поколение», «Раздумья», «Последнее письмо», «Письмо будущему поколению» и другие. Подобно завещанию звучат его «Поэзия», «Юному поэту», «Песня», «На земле Алтая обитают души наших отцов» и другие.

Что касается сатирических произведений, то и здесь он достиг высокого уровня. Ему были доступны все виды комического жанра: сатира, юмор, пародия, фельетон и т.д. Если сатира – то непременно острая, если юмор – то добродушный, если пародия – то дружеская, если фельетон – то актуальный. По тонкости сочинения, по меткости описания и точности характеристик героев каждое из сатирических произведений не уступает другому. Кокышев, как сатирик, критиковал существующие в жизни и человеке недостатки. И самое важное, он обращал внимание на духовные ценности. Каждая сатира заканчивалась проникновенными переживаниями автора, например, в сатире «Невежда» («Культуразы јок немелер») он подчеркивал, что у любого народа есть свое лицо, культура и родной язык.

Отрадно, что опыт сатирического изображения переняли у него поэты нового поколения — Б. Бурмалов, А. Селешев, Ч. Еремзеев и другие.

Для увековечения имени Л.В. Кокышева литературная общественность и власти установили на доме, где жил и творил писатель, мемориальную доску, в 1995 году – бюст, одна из улиц столицы названа именем поэта, учреждена премия им. Л.В. Кокышева, в 2003 году открыт школьный музей в Шебалино и т.д. Но этого недостаточно. Если мы озабочены развитием родного алтайского языка, то непременно надо переиздавать произведения поэта.

В первую очередь необходимо продолжить выпуск произведений Кокышева в жанровом разнообразии: переиздать в ближайшее время сборник стихов под названием «Туба», в дальнейшем не по юбилейным датам, а ежегодно, планомерно готовить к изданию сборник поэм, сатирических и драматических произведений. Особый интерес у читателей наверняка вызовет публикация его шаржей. Нужны и литературоведческие статьи о его творчестве.

Было бы замечательно создать литературный музей в столице республики. Если нет такой возможности, приобрести дом писателя под музей, который мог бы стать не только хранилищем личного архива писателя, но и местом научного изучения литературного наследия алтайских классиков, ушедших из жизни в последние десятилетия.

Нина КИНДИКОВА, доктор филологических наук, профессор ГАГУ.

 

Добавить комментарий

Комментарии

Учредители: Правительство Республики Алтай, Государственное Собрание - Эл Курултай Республики Алтай, АУ РА "Редакция газеты "Звезда Алтая"

Газета зарегистрирована Управлением Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по Республике Алтай.

Свидетельство ПИ N ТУ 22-00602 от 1 июня 2016 г.

Телефоны:

Главный редактор: 8(38822) 2-21-67,
Заместитель гл. редактора 2-20-31,
Секретарь: 2-20-57,
Отдел писем: 2-58-57,
Реклама (факс): 2-41-55

Индекс цитирования Яндекс.Метрика
%d такие блоггеры, как: