дома » Интервью » Как сохранить древние послания

Как сохранить древние послания

На территории нашей республики сосредоточено великое множество наскальных изображений и рунических надписей. Только в петроглифическом комплексе «Елангаш» (Кош-Агачский район) около 30000 древних рисунков, датированных эпохой бронзы, энеолита и неолита (V – II века до н.э.). Назвать точное количество затруднительно даже ученым, поскольку открыты и изучены далеко не все. Кто оставил надписи и что хотел рассказать нам, столь тщательно выбивая? Над разгадкой таинственных древних посланий, запечатленных на камне, исследователи бьются не один десяток лет. Между тем время нещадно стирает следы древних цивилизаций. Свою лепту в это вносят и современные вандалы.

Кто отвечает за сохранность древних памятников, какие меры принимаются для этого, мы попросили рассказать директора Агентства по культурно-историческому наследию республики (АКИН) кандидата филологических наук В.П. ОЙНОШЕВА.

– Василий Петрович, чтобы вести работу по сохранению и использованию исторического достояния, нужно по крайней мере иметь их полный перечень. Есть у вас такой основополагающий документ?

– На учете в нашем агентстве – более двух тысяч памятников истории и культуры: археологические и архитектурные, культовые и прочие – это несколько тысяч объектов! Дело в том, что один памятник может включать несколько сотен объектов. Туектинский, например, объединяет более 130 курганов. В перечне объектов культурного наследия федерального значения значится 97, остальные относятся к категории вновь выявленных, более 300 имеют культовое значение. По количеству археологических памятников наш регион  – в числе лидеров в России.

К сожалению, многие объекты не включены в государственный реестр. Устранением этого пробела как раз занимается наше учреждение. На данный момент проводится первоначальный учет сакральных, или священных, мест и природно-культовых объектов.

– Что вы имели в виду под словом «учет», и на кого возложена эта задача помимо АКИНа? Наверняка на это потребуется не один год, есть поэтапный план действий?

– Первичный учет памятников истории и культуры предполагает проведение инвентаризации и паспортизации, то есть составление учетной карточки на каждый объект, включающей основные сведения: наименование, описание – желательно с фотофиксацией, предположительное время создания, состояние, местонахождение с планом-схемой. Подготовка более полной информации по каждому объекту – трудоемкое и затратное дело, так как предполагает проведение научных исследований, экспертиз, картирования, кадастровых работ, оформление прав собственности.

Так как памятники истории и культуры разбросаны по всей республике, охватить все сразу нереально, поэтому работы проводятся планомерно. Сначала отрабатываем один отдельно взятый район: выезжаем туда экспедицией, выявляем новые объекты, по старым архивным документам проводим исследование состояния уже известных, уточняем местонахождение, с использованием GPS-навигаторов картируем их, полученные координаты вносим в учетную документацию. После того как собрана полная информация, обрабатываем ее и издаем каталог памятников района. Затем приступаем к работе в другом муниципальном образовании.

– Помню, осенью 2011 года в научной экспедиции в нашей республике побывала международная группа ученых. Тогда в интервью корреспонденту нашей газеты профессор кыргызско-турецкого университета «Манас» рассказал, едва сдерживая слезы, об ужасном состоянии некоторых «бесценных», по его словам, объектов в Онгудайском районе. Наверняка у многочисленных туристов, которые бывают в нашем регионе, тоже сложилось мнение: древние памятники бесхозные, и за их сохранность никто не отвечает…

– Организация охраны и контроль за использованием историко-культурного наследия возложены на Министерство культуры Республики Алтай. Мы являемся его подведомственным учреждением. Как я уже сказал, при проведении первичного учета памятников в районах республики параллельно осуществляем мониторинг состояния объектов, включенных в федеральный реестр, а их у нас, повторюсь, 97.

Согласно 313-му федеральному закону, вопросы охраны и сохранения объектов культурного наследия местного значения находятся также в ведении органов местного самоуправления, речь идет только о тех, которые расположены на их территории.

Поставить охранника у каждого кургана или наскального рисунка, естественно, невозможно, но нас выручает местное население. К счастью, есть люди, не равнодушные к истории родного края. Они активно сотрудничают с нами на общественных началах. За это мы им искренне благодарны. На местах они препятствуют вандализму, проводят воспитательные беседы с теми, кто пытается нанести поверх древних рисунков свои инициалы или что-то отколоть для себя в качестве сувенира. Немало и таких, кто звонит нам и сообщает об обнаружении неизвестных ранее петроглифов или рунических надписей. Мы просим их это не афишировать. Считаю излишнюю доброжелательность и гостеприимство земляков нашей бедой, иной раз мы потакаем праздному любопытству туристов, рассказывая и показывая им все, водим их в священные для аборигенов места, где не положено бывать посторонним. Другое дело,  если речь идет о научных экспедициях.

– Что, на ваш взгляд, является основной угрозой для древних историко-культурных памятников?

– Помимо природно-климатического воздействия гораздо разрушительнее антропогенное. Хозяйственная деятельность человека – строительство дорог, турбаз, домов, нерегулируемый поток туристов – все это накладывает свой негативный отпечаток на состояние курганов, наскальных рисунков и надписей. Проводимый нами мониторинг свидетельствует: наибольшему разрушению подвергаются археологические памятники, расположенные рядом с населенными пунктами. Они не берутся во внимание при расширении населенных пунктов, и с попустительства местного руководства на курганах строятся здания. Такие факты известны в Онгудае, Караколе, Улагане, Усть-Коксе, Усть-Кане и многих других селах.

Печально и то, что в последнее время у нас стали появляться искатели ценностей из других регионов. Наличие древних памятников зачастую не учитывается и при реализации на территории республики некоторых проектов – ремонта дорог, сооружений и т.п.

– Как быть, если какой-то курган или наскальный рисунок находится на паевой земле, оформленной в частную собственность?

– В таком случае собственник земельного участка должен дать охранное обязательство министерству культуры, к которому прилагаются акт технического состояния объекта и регламент по его сохранению.

– Предусмотрены какие-то меры по отношению к тем, кто намеренно или случайно разрушает памятники?

– Все это прописано в законах – об административных правонарушениях и других. За какие-либо нарушения по отношению к должностным, физическим и юридическим лицам предусмотрена административная, юридическая и даже уголовная ответственность. Лица, причинившие вред объекту, должны возместить стоимость восстановительных работ, а те, кто причинил вред археологическому памятнику, – стоимость мероприятий, необходимых для его сохранения. Но в нашей практике случаев уголовного наказания, насколько мне известно, не было. К административной ответственности привлекался ряд лиц, в том числе организация, проводившая дорожные работы без согласования с министерством культуры.

– Василий Петрович, какие меры нужно принять, чтобы сохранить и передать потомкам доставшееся нам культурное наследие?

– Как я уже сказал, провести инвентаризацию и паспортизацию памятников, повсеместно создать музеи под открытым небом. Главное – организовать туристические маршруты к достопримечательным местам и вести просветительскую работу среди гостей республики и местного населения, чтобы люди знали, какую ценность представляют те или иные объекты, и бережно к ним относились. Казалось бы, все легко и просто, но для того, чтобы реализовать поставленные задачи, нужно приложить огромные усилия. Пока создается впечатление, что эти проблемы заботят в основном министерство культуры. Нужна инициатива не только сверху, но и со стороны органов местного самоуправления и простых граждан.

– Если говорить об инициативе, как вы сказали, сверху, то что конкретно сделано с участием местной власти?

– Могу перечислить ряд мероприятий, которые проводились в 2012 году. Так, по поручению президента страны о разграничении прав собственности на недвижимые памятники истории и культуры совместно с территориальным управлением Росимущества проведена работа по установлению границ памятников федерального значения в Чемальском, Онгудайском районах и Горно-Алтайске.

По заданию республиканского правительства на въезде в наш регион был создан информационно-церемониальный комплекс «Бай Таш» («Золотые ворота Алтая»). Также при поддержке местных властей в Онгудайском районе создан историко-культурный заповедник «Алтай – Алтын Кабай», куда вошли культовое место «Чуй-Оозы» у слияния рек Чуи и Катуни и петроглифический комплекс «Калбак-Таш». На данный момент предполагается разработка проекта благоустройства территории возле слияния рек Чуя и Катунь. Благодаря картографированию и инвентаризации вновь выявленных объектов количество памятников, поставленных на учет в АКИН, увеличилось с 2064 до 2127. В настоящее время составляется электронная база данных. Фактически проводятся работы по учету, изучению и систематизации имеющегося в республике историко-культурного наследия.

Беседовала Марина Туркушева.

Добавить комментарий

Комментарии

Учредители: Правительство Республики Алтай, Государственное Собрание - Эл Курултай Республики Алтай, АУ РА "Редакция газеты "Звезда Алтая"

Газета зарегистрирована Управлением Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по Республике Алтай.

Свидетельство ПИ N ТУ 22-00602 от 1 июня 2016 г.

Телефоны:

Главный редактор: 8(38822) 2-21-67,
Заместитель гл. редактора 2-20-31,
Секретарь: 2-20-57,
Отдел писем: 2-58-57,
Реклама (факс): 2-41-55

Индекс цитирования Яндекс.Метрика
%d такие блоггеры, как: