дома » Новости » Чойский район: как есть, без прикрас

Чойский район: как есть, без прикрас

Наша беседа с главой Чойского района Александром Борисовым началась не с рассказа о достижениях или проблемах, а с констатации факта, что показатель собираемости налогов по районам — штука не очень объективная. Хотя похвастаться району объективно есть чем. Проблему очередей в детские сады здесь решили еще тогда, когда о ней не принято было говорить на высоком уровне, котельные переводят на газ, который придет в 2015-м, сельским хозяйством начинают заниматься даже в тех местах, где ранее никогда этого не делали. Чойская районная больница признана лучшей ЦРБ Республики Алтай. Делегация Чойского района заняла третье место на «Родниках Алтая», а местный оркестр под руководством Борисова стал лауреатом Всероссийского конкурса «Серебряные звуки-2013». Кроме того, по итогам пяти месяцев этого года Чойский район вошел в тройку лучших по темпам роста налоговых и неналоговых доходов.

За объективность

— Это все призрачно: отличился — не отличился. Я всегда против таких оценок, ведь все районы разные, — рассуждает Александр Михайлович. — Согласно ранжированию муниципальных образований по темпам роста налоговых и неналоговых доходов на 1 июня на первом месте Улаганский район, на третьем — Майминский. Мы на втором.

Но в каждом муниципальном образовании 60 — 70 процентов всех собираемых налогов составляет подоходный налог (НДФЛ). В городе, к примеру, как в столице региона, сосредоточены все республиканские и федеральные службы, соответственно, подоходный налог очень высок.

Существует такой показатель, которым оперирует Минфин, как процент сбора налогов от экономики и бюджетных организаций. По Чойскому району НДФЛ за счет рудника «Веселого» составляет 53 процента, еще 20 — 30 — бюджетные поступления, остальное — налоги от экономики.

Если взять, допустим, Усть-Коксинский район, то у них при 18 тысячах жителей сумма налоговых поступлений на 1 июня составила 31 миллион рублей. И собраны они в основном за счет бюджетных организаций — школ, больниц, полиции. Из экономики там только сельское хозяйство, где налогов объективно собирается мало. У нас восемь тысяч жителей, а налогов собрано столько же — 31 миллион: просто у нас есть рудник, который платит в числе прочих сборов НДПИ — налог на добычу полезных ископаемых. Поэтому я не стал бы делать выводов о том, что кто-то из глав районов работает лучше, а кто-то хуже.

Все муниципальные образования, за исключением города, дотационные, то есть мы не зарабатываем деньги сами, мы их тратим.  Но наш рудник имеет оборот почти полмиллиарда рублей, и таких предприятий больше нет в республике. Плюс в районе заготавливается порядка 160 тысяч кубов древесины. Поэтому если посмотреть, сколько доходов от экономики приходится в районе на душу населения, то мы за счет этих двух позиций, что называется, впереди планеты всей.

Лес, пчелы, молоко

Постепенно разговор перешел на ситуацию в районе. Без прикрас. Глава просто описывал местную жизнь как она есть.

— Говоря о лесе, нужно отметить: сегодня «кругляком» его (в основном кедр) вывозят только автономные учреждения, остальные, то есть частники, лес пилят. Если раньше было проблемой организовать у себя глубокую переработку — помимо техники требовались специальные знания и умения, то теперь она есть практически в каждой деревне, где занимаются лесом, — техника позволяет. В Киске, например, делают качественную половую рейку, вагонку, готовят арболит (прессуют опилки). В Уймене вскоре будем закладывать первый дом из местных арболитовых блоков. В Каракокше предприниматель Сырых освоил итальянскую технологию сращивания — он делает брус без единого сучка длиной до шести метров. Все свои изделия они затем, получая сертификаты и прочие документы, продают по высокой цене — значит, на них есть спрос.

Еще раз повторюсь: ранжирование по показателям почти всегда необъективно. Был раньше показатель по росту поголовья сельскохозяйственных животных —  коз, овец, коров, лошадей. Но если у меня было 60, а стало 300 овец — показатель 500 процентов! А в другом районе было 100 тысяч, стало 110 — процент мизерный, роста почти нет. Тот район в ранжировании получается последним. Но объективно ведь у них больше сельскохозяйственных животных.

Если продолжить тему сельского хозяйства, то молока мы сегодня стали давать в два раза больше (сдаем в Кызыл-Озекский приемный пункт от Тогульского района Алтайского края — там платят больше и вовремя). Появилось у нас крестьянское хозяйство в Каракокше, где раньше занимались исключительно лесом, — предприниматель Шубин получил средства по линии Минсельхоза, завел сто голов. Еще одна молодая семья из того же села получает грант — также на развитие сельского хозяйства. В Паспауле молоком занимается предприниматель Параев.

Хотя общая тенденция такова, что народ перестает держать тех же коров. Во-первых, нерентабельно, во-вторых, все есть в магазинах, а в-третьих, с сельскохозяйственными животными много хлопот, а люди просто отвыкают работать. Тем не менее в селе Советском есть две женщины — Рассолова и Руфь, которые держат по нескольку коров, свиней, выращивают капусту. В Туньже Светлана Саналова держит 36 коров. Очень трудолюбивый человек, мы стараемся ее поддерживать.

С помощью республиканского министерства сельского хозяйства мы привели в порядок те сельскохозяйственные предприятия, что у нас были ранее, Ыныргинское, Красносельское: отремонтировали дворы, купили технику в лизинг. Хорошо организован сбор молока.

У нас очень много пасек — это ведь тоже сельское хозяйство. В хорошие годы собираем до трехсот тонн меда. Из-за большого количества продукции периодически падают цены, но, несмотря на то что пчеловоды никогда не получали от государства никаких дотаций, никто не бросил своего занятия.

«Хулиганят» на Кипре отзывается в Чое

Часть местных жителей заготавливает калбу. В целом ее собирают на 35 — 50 миллионов рублей в год, но значительное число сборщиков приезжают из-за пределов района и даже региона.

Периодически, в урожайные годы, люди зарабатывают на орехах. Я не препятствую такой занятости — по крайней мере, несколько месяцев в году они заняты трудом, причем нелегким.

Если вернуться к оценке работы руководства муниципальных образований, нужно смотреть, как тратится имеющийся бюджет. Конечно, мы должны развивать экономику, создавать инвестиционные площадки, привлекать средства. Но это чисто организационная деятельность, не подкрепленная финансами. У нас в гостях сейчас канадцы, заинтересованные в строительстве ГЭС на Уймене, — я могу дать им имеющийся проект и предоставить площадку, не более того. Остальная работа — 90 процентов — заключается в обеспечении жизнедеятельности населения. Это нормальное безаварийное функционирование больниц, школ, детских садов, учреждений культуры, предприятий коммунального хозяйства, обустройство дорог. На это выделяются средства, и от того, насколько разумно они тратятся, зависит благополучие района. Это каждодневный рутинный труд.

Так что прямого нашего влияния на развитие экономики не прослеживается. Взять рудник: еще недавно золото принимали по 1700 рублей за грамм, сейчас — по 1300, так как в связи с проблемами на Кипре на рынок «выбросили» 17 тонн драгоценного металла, и вместо полутора миллионов НДПИ мы получаем теперь миллион. Образно говоря, на Кипре «хулиганят», а Чое достается.

Если стройка, то «всем миром»

А вообще согласно законодательству в понятие «собственные доходы» входят не только собираемые местные налоги, но и те средства, что даются на сбалансирование бюджета. То есть, если сегодня тебе дали какую-то сумму на строительство больницы, у тебя автоматически возросли собственные доходы. В частности, у нас, когда нам на проекты выделяли деньги, собственные доходы доходили до 380 миллионов.

В то же время почти все социальные учреждения строим сами, без республиканских и тем более федеральных средств. У нас есть все необходимые лицензии, мы финансируем, проектируем, строим и открываем. Например, при строительстве больницы мы не стали сооружать большую угольную котельную за 80 миллионов, построили за восемь — с учетом того, что в 2015 году здесь будет газ (пока мы его возим). К тому же она будет отапливать все учреждения бюджетной сферы в райцентре. То же самое планируем сделать в Сёйке — газовая котельная будет отапливать школу и клуб, два трехэтажных многоквартирных дома.

Говоря о «социалке», мы не могли обойти стороной детские сады. В Чое не существует проблемы с местами в дошкольных учреждениях. В свое время в республике произвел фурор уютный детский садик на 160 мест в райцентре, построенный хозспособом (по крайней мере так это раньше называлось) вместо старенького зданьица, рассчитанного на пребывание в нем семидесяти ребятишек. При этом вся смета составила 21 миллион рублей. Александр Михайлович рассказывает:

— На этом месте когда-то планировался спортзал, сваи были забиты еще в 1992 году. Идя на работу (а детсад располагается рядом с администрацией), я всегда думал, что же и на какие средства здесь построить. Решение пришло, когда в 2007-м в своем кабинете я обнаружил женщин с детьми на руках. «Вы неправильно делите места в садиках, — высказали они обиды и заявили: — Отсюда не уйдем». Я в ответ пообещал через год предоставить их детям место в детсаду. Денег нет, а одна только проектная документация еще тогда стоила под два миллиона рублей. У нас нашелся старый проект, выполненный квалифицированными специалистами. Разложили его на этих сваях — у меня хорошие строители. Возвели за семь месяцев. А потом обустраивали всем селом — почти каждый житель отработал на объекте примерно с неделю. Такой способ строительства социальных учреждений, конечно, экономит значительные средства, но ты на это время становишься уже не столько главой, сколько прорабом. Мы делали для себя, с душой, в результате ни санитарная, ни пожарная служба не нашли у нас ни единого нарушения. Подобным образом построили детские сады и в других селах района, участковую больницу на руднике.

Сегодня при строительстве школ жесткое требование: наличие теплых туалетов. Нас в свое время никто не заставлял, мы сами это сделали. Другое дело, что объемы у нас невелики. Если в Усть-Коксинском районе 29 школ, то у нас — 19.

Специфика во всем

Свою специфику имеют в Чойском районе и проблемы, даже набившая оскомину мусорная: здесь основную его часть составляют опилки, отлеты и даже бревна — то есть в принципе дрова. Для бытового мусора вполне хватает имеющихся контейнеров. А исправно работающая канализация решила проблему надворных туалетов при учреждениях. С нерадивыми жителями, не желающими приводить в порядок территорию вокруг усадеб, работает администрация.

Но чтобы решить проблему мусора полностью, считает Александр Борисов, необходима система: людям должна быть выгодна чистота. Как пример: раньше было принято сдавать пустые бутылки, и стекло не валялось практически нигде. К тому же и учреждения надзора должны не только фотографировать свалки и показывать их на слайдах, но и работать непосредственно с нарушителями санитарного  порядка.

Об этом своеобразном районе можно еще многое рассказать. Так, в августе там откроется новое здание музыкальной школы (отделения ее, кстати, есть во всех селах района), а во второй половине июля пройдет Всероссийский фестиваль оркестров. В лучшей из районных больниц работают исключительно преданные своему делу профессионалы. А еще силами местных предпринимателей здесь провели асфальт к дому женщины, у которой на руках ребенок-инвалид. Словом, поводов приехать вновь — предостаточно.

Галина МИРОНОВА.

Добавить комментарий

Комментарии

Учредители: Правительство Республики Алтай, Государственное Собрание - Эл Курултай Республики Алтай, АУ РА "Редакция газеты "Звезда Алтая"

Газета зарегистрирована Управлением Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по Республике Алтай.

Свидетельство ПИ N ТУ 22-00602 от 1 июня 2016 г.

Телефоны:

Главный редактор: 8(38822) 2-21-67,
Заместитель гл. редактора 2-20-31,
Секретарь: 2-20-57,
Отдел писем: 2-58-57,
Реклама (факс): 2-41-55

Индекс цитирования Яндекс.Метрика
%d такие блоггеры, как: